Mass Effect. Ничего еще не кончилось...

Владимир Красиньков

НИЧЕГО ЕЩЕ НЕ КОНЧИЛОСЬ…

Пролог

На орбите Земли было как всегда оживленно. Повсюду сновали транспортники и грузовые корабли. Ударными темпами достраивалась новая орбитальная станция единого кольца планетарной обороны — Эгида 3. Ее «сестры-близнецы» до отказа были заполнены тяжелыми грузовыми судами, что привезли очередную партию сырья от колоний и союзных планет.

После Великой Войны Жнецов, оставившей на поверхности планеты одни руины, прошло уже 30 лет. Земля, при поддержке других рас Совета Цитадели, быстро восстанавливалась. К этому времени, большинство крупных городов были отстроены заново, промышленность вновь заработала, а численность населения постепенно росла.

Возрождение центра человеческой цивилизации требовало постоянного движения ресурсов, и такое столпотворение транспортников уже стало привычной нормой.

— Грузовой транспорт ТТС-2407 запрашивает вектор на посадку в космопорт «Новый Лондон» — устало проговорил Майло Дикс, пилот старенького малогабаритного грузовоза, модели «Кенгуру». Названием модель обязана расположению жилого отсека — под «брюхом», будто поясная сумка.

Корабль успешно перешел на субсветовую тягу и начал заход на орбиту.

— ТТС-2407, уточните груз и пункт отправления, — раздалось из динамиков.

— Медикаменты различной номенклатуры, 24 контейнера по 50 кг. Пункт отправки — Новерия, — отозвался Дикс.

— Принято. К сожалению, все трассы заняты. Ожидайте на орбите. Эшелон 300.

Раскинувшийся в кресле пилота мужчина, сокрушенно опустил голову.

— Принято, диспетчер. Захожу на «карусель», эшелон 300.

Связь прервалась.

— Твою мать. Вот и плакал бонус за срочность доставки.

Выставив на голографической консоли параметры полета, Дикс активировал интерком.

— Уважаемые, пассажиры! Наш корабль успешно прибыл на орбиту третьей планеты системы Сол. Температура за бортом близка к абсолютному нулю, поэтому воздержитесь от прогулок…

— Майло, заткнись! — рявкнул в ответ женский голос из динамиков.

Мужчина рассмеялся.

— Доброе утро, синекожая засоня. Как голова, после вчерашнего? — ехидно поинтересовался он.

— Иди ты!

Веселясь над похмельем своей напарницы-азари, Дикс достал из нагрудного кармана куртки протеиновый батончик и принялся за импровизированный завтрак.

Чтобы убить время ожидания вектора посадки, он решил заняться проверкой навигационного оборудования. Все же системам корабля было уже почти 50 лет, а накладки при входе в атмосферу нежелательны.

Минут десять спустя в кабину поднялась азари, обмотавшая вокруг головы мокрое полотенце в жалких попытках унять головную боль.

— Кофе? — не оборачиваясь, предложил мужчина.

— Только с Иллиумским бренди если, — прошипела в ответ девушка, если это определение применимо к однополым существам.

Дикс усмехнулся.

— Фариата, ну когда ты научишься пить? На два века меня старше, а каждый раз одна и та же история!

— Наверное, тогда же, когда ты научишься выбирать нормальный алкоголь!

Повысив голос, азари схватилась за голову. Затем, прижимая руку ко рту, плюхнулась в кресло второго пилота.

— Что у нас? — переборов рвотные позывы, спросила она.

— Толпа желающих, — пилот пространно махнул в сторону приборов.

— Карусель? — поинтересовалась азари, припомнив слово, которое люди использовали в таких случаях.

— Ага. Будем кружить по орбите, пока путь не освободится. Судя по всему, там взлетает караван на Палавен. Вон от Эгиды 1 отходит турианский эскорт — Майло указал на два вытянутых фрегата, что только что отстыковались от внешней платформы орбитальной станции, похожей на гигантский гриб.

Фариата поморщилась, когда в глаза ударил солнечный блик, отразившийся от брони одного из кораблей.

— Пойду-ка я тогда еще полежу. Справишься один? — поинтересовалась азари.

— Пф! Первый раз что ли? — весело фыркнул мужчина.

Девушка быстро чмокнула пилота в щеку и удалилась прочь, все еще слегка пошатываясь.

Майло и Фариата летали вместе уже восемь лет, и какие отношения их связывали, даже сами они затрудняются сказать. Она в прошлом десантница матриарха Итлины, что после битвы за Землю, решила остаться на родине человечества. Тогда многие представители инопланетных рас изъявили желание задержаться и помочь. Альянс и человечество не возражали. Помощь была необходима. После «жатвы» уцелело едва ли 15 % населения планеты. Однако вымирание всей расе не грозило. Несколько крупных колоний, вроде Бекенштейна и Терра Новы, успешно пережили войну, почти не понеся потерь.

Совет цитадели и многие расы галактики были благодарны людям. Ведь именно усилия человечества обеспечили их выживание. Не говоря уже про жертву коммандера Шепарда. Он, даже без поддержки Цитадели, несмотря на насмешки и неверие представителей Совета, продолжал предупреждать о готовящемся вторжении, и бороться против агентов Жнецов. А когда явились и сами древние разрушители, Шепард умудрился объединить расы галактики для борьбы.

После победы Земле оказывалась всяческая поддержка. Кварианцы и получившие индивидуальность Геты помогали восстановить энергоснабжение и средства коммуникации. Правда, Гетам сильно досталось после активации Горна. Та часть их кода, что была заимствована от жнецов, оказалась стерта, что привело к единовременной гибели сотен тысяч отдельных программ. Уцелели те, что смогли достаточно сильно изменить код, выстраивая собственное сознание по примеру Легиона. Но и тем понадобилось время, чтобы придти в себя. Кроганы, вместе с Турианцами разбирали завалы. Азари и Саларианцы оказывали медицинскую помощь и восстанавливали инфраструктуру. Впервые за всю историю пространства Цитадели, расы галактики по-настоящему работали сообща.

Для восстановления популяции на Земле, Альянс объявил льготы для переселенцев-людей. Из колоний хлынул обратный поток мигрантов, потомков тех, кто всего поколение назад покидал колыбель человечества в поисках лучшей жизни.

Одним из таких и был Майло Дикс, родившийся на Терра Нове. Ему был всего год, когда пришли Жнецы. Родители погибли во время первой атаки. Эвакуировать колонию не успели. Ему же просто повезло. Гарнизон Альянса помог выжившим укрыться в сети горных пещер, пока их солдаты отчаянно пытались сдержать бесконечный поток сил противника… 67 минут — все, что смогли выиграть бойцы, прежде чем укрепленный после попытки батарианского теракта гарнизон пал. Майло тогда какой-то солдат успел затащить в бронетранспортер. Позже, уже после войны, он пытался разыскать спасителя, чтобы поблагодарить. Но оказалось, что тот погиб спустя месяц после эвакуации Терра Новы.

— Ну, надо же — вынырнул Майло из воспоминаний, удивленный данными навигационного компьютера.

Он быстро активировал терминал экстранета и нашел статью о битве за Землю. Затем вновь сверился с показателями. Радостно улыбнувшись, он вновь потянулся к интеркому.

— Уважаемые пассажиры! В этот знаменательный день, наш курс будет проходить через сектор, в котором ровно 30 лет назад находилась Цитадель. И… — начал он.

— Майло!!! — гневный вопль азари вызвал помехи в динамиках.

— Что?

— О, Богиня, имей же совесть! Чего разорался?

— Говорю же, мы проходим через координаты Цитадели…

— Нитхар алисаари — то ли выругалась, то ли взмолилась азари. Переводчик спасовал перед таким речевым оборотом — Какие, в бездну, координаты? Она 45 километров длиной!

— Ну, вот один из этих 45 километров и пересечем — чуть обиженно отозвался Дикс.

— Да хоть по парадному курсу Пути Предназначения лети, только дай поспать! — рявкнула Фариата, отключая связь.

Майло чуть расстроено выдохнул. Он был фанатом битвы за Землю! Собирал статьи и рассказы ветеранов, модели кораблей и прочее, связанное с войной против Жнецов. А вот его напарница увлечения не разделяла.

Высунув от усердия язык, Дикс скорректировал курс корабля, стараясь пролететь через тот участок орбиты, где, по его представлениям, был президиум Цитадели. Эшелон менять не пришлось, так что диспетчер молчал.

Сейчас Цитадель вновь вернулась на свое место в систему Вдовы в туманности Змея. Хоть на это и понадобилось почти 15 лет. Лишь после восстановления основных масс-ретрансляторов, силы объединенного флота пространства Совета, смогли отбуксировать станцию на законное место. Ремонтные работы все еще велись. На данный момент полностью восстановлены были только три «лепестка» из пяти. Все же основные усилия каждая раса прикладывала к своим родным планетам.

«Кенгуру», что был старше Дикса на десяток лет, на удивление плавно шел установленным курсом. Барабанящий от нетерпения пальцами по подлокотнику Майло активировал инструметрон, чтобы сделать фото на фоне… пустого пространства с популярными, в определенных кругах фанатов, координатами.

Внезапно из грузового отсека послышался скрежет и какой-то треск. Кенгуру был небольшим кораблем, с экипажем в 2 человека и грузовым отсеком всего на 100 кубометров, поэтому шум был очень громким и отчетливым. Корпус заскрипел, будто бы что-то выгибало балки несущего каркаса. Затем сильный удар сотряс корабль. Майло вылетел из кресла и рассек руку о панель голопроектора. В тот же момент раздался сигнал тревоги, а кабину залил красный свет аварийных фонарей.

— Вашу мать, что это было?! — раздался из динамиков голос Фариаты, которая за годы жизни на Земле успела неплохо выучить некоторые популярные выражения людей.

Дикс только прошипел в ответ, баюкая окровавленную руку.

— Ты там как? Живой?

— Относительно — отозвался Майло — что в жилом отсеке?

Отсек с двумя небо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→