Кристальный шторм

Морган Родес

КРИСТАЛЬНЫЙ ШТОРМ

Пролог. 17 лет назад

Прочитав сообщение, Гай со злобой сжал его в кулак — и рухнул на колени. Его захлёстывали воспоминания. Столько дней… И столько потерь!

А сколько же сожалений…

Он не знал, сколько это длилось — из мучительного дрёма его вырвал звук шагов. Маленькая ладошка его двухлетнего сына Магнуса сжимала его руку, а жена, Альтия, стояла в углу комнаты, закрывая собой окно и последние лучики света.

— Папа?

Гай попытался сфокусироваться на размытой фигуре Магнуса. Вместо ответа он смог только обнять его, пытаясь отыскать в этом хоть какое-то утешение.

— Что же в этом сообщении так расстроило тебя? — сухо спросила Альтия, всё так же величественно глядя на него сверху вниз.

Его горло сжалось, сопротивляясь правде. Но он вынудил себя отступить от сына и поднять на неё взор.

— Она мертва, — слова звучали тихо и хлёстко, шелестели осенними листьями, срывающимися с деревьев.

— Кто?

Но он не мог ответить на вопрос. Его жена сегодня не была достойна этого ответа.

— Папа? — Магнус был растерян, и Гай вновь посмотрел в светлые глаза своего сына. — Папочка, почему ты такой грустный?

Он лишь коснулся щеки мальчика.

— Всё хорошо, мой дорогой. Всё хорошо.

Альтия ещё больше выпрямилась, а в её глазах не появилось и капельки доброты.

— Соберись, Гай, слуги не могут видеть тебя в таком состоянии.

А если б и увидели? Ох, Альтия всегда так много думает о чужом мнении… Он обычно ценил её внимательность, а умение быть гордой в любой ситуации оттесняло его равнодушие, но сегодня он всё больше ненавидел её.

— Возьми Магнуса, — он поднялся на ноги и сфокусировал на жене взгляд. — И отправь за моей матерью, я должен немедленно увидеть её.

— Но, Гай… — нахмурилась она, изменив своей привычной маске.

— Сейчас же! — его голос сорвался на крик.

Она только терпеливо вздохнула, сжала крошечную ладонь Магнуса и вывела его из комнаты.

Гай бросился к дубовой двери с лимерийским девизом — что-то о вере, силе и мудрости, что так сильно впивался в обыкновенную деревянную поверхность, рванулся оттуда к окнам, посмотрел на Серебряное море… И замер, пытаясь мысленно раствориться в холодных водах, врезаться в эти ледяные смертоносные скалы.

Совсем скоро дверь скрипнула за его спиной, оповещая о прибытии матери. Она была всё так же строга, всё с теми же тёмными кругами под своими серыми глазами.

— Мой дорогой… — прошептала Селиа. — Что случилось?

Он протянул ей дрожащей рукой скомканное письмо. Она сделала шаг, чтобы взять его, пробежалась взглядом по короткому сообщению…

— Я поняла, — тихо выдохнула она.

— Сожги!

— Хорошо, — она потянулась за магией огня, заставила письмо вспыхнуть, а он лишь наблюдал, как пергамент осыпался чёрным пеплом на пол. — Чем я могу помочь, сын мой? — её голос был так спокоен — будто бы мягкая ткань.

— Ты мне однажды предлагала… Нечто… Нечто такое могучее… — он сминал рубашку на своей груди. — Ты говорила, ты можешь забрать у меня эту жуткую слабость… Помочь мне… помочь забыть… Её…

Её взгляд был слишком торжественен.

— Она умерла, родив дочь другому мужчине, которого выбрала вскоре после вашего расставания. Почему ты всё ещё не можешь оставить это позади?

— Я не могу! — он бы иначе не просил, не унижался бы перед самой могучей женщиной, которую когда-либо встречал. — Ты ведь поможешь? Это такой простой вопрос, мама!

Губы Селии сжались.

— Нет, сын мой, ответ прост, но не дело. Вся магия дорогого стоит, особенно такая тёмная, как эта.

— Мне всё равно! Я готов заплатить любую цену. Мне нужно быть сильным… И я буду. Я хочу быть — настолько, насколько мог когда-либо себе представить.

Его мать промолчала, даже взгляд отвела в сторону окна.

— Ты уверен?

— Да! — человеческая речь всё больше походила на змеиное шипение.

Она кивнула и покинула комнату — чтобы вернуться с тем, о чём он молил её. И принесла с собой маленький флакон с зельем, каплей жидкости, что сделает его сильным телом и умом. Заставит забыть о слабостях. Вынудит стать внимательнее и поможет достичь всего, чего он только пожелает.

А самое главное, это зелье убьёт его любовь к Елене Корсо, навеки оставит её в прошлом.

Гай взял флакон, что протянула ему мать, и вперил в него тяжёлый взгляд. Оно сияло синим, и казалось таким тяжёлым вопреки своему маленькому размеру.

— Ты должен быть уверенным, — Селиа никогда не была настолько серьёзна. — Это зелье не оставит тебя до самой смерти. Ты больше никогда не почувствуешь себя таким, как сейчас, всё переменится безвозвратно.

— Да, — он плотно сжал губы, будто отрицая её слова. — Всё переменится в лучшую сторону.

Он наконец-то открыл пузырёк и поднёс его к губам — а потом, не дав себе и мига на размышление, одним глотком выпил эту тёплую, вязкую жидкость.

— Боль не останется надолго, — проронила она.

— Боль? — хмуро переспросил он, недоумевая — а после лава пролилась в его жилы. Тьма пронзила его, вытеснила всё слабое и жалкое. Он слышал, как кричали в нём его страдания, видел, будто издалека, как мелкие осколки синевы и стекла разлетались порохом по полу.

Гай Дамора хватался за каждый уголёк своей боли, пока погибала его слабость, цеплялся за воспоминания — но они угасли, и только жажда власти воскресла в нём, возродилась, как феникс в вечном огне.

Глава 1. Йонас. Крешия

За сотнями миль в Митике жила золотая принцесса, которую Йонас мечтал спасти.

За сотнями миль в Митике блуждал по миру бог огня, которого Йонас поклялся уничтожить.

Но теперь последнее препятствие стояло перед ним на крешийском причале, что уничтожал и без того уже мёртвое время.

— Я думал, ты был вполне в здравом уме, когда рассказывал о том, как его заколола сестрица, — пробормотал себе под нос Йонас.

— Она… Она убила его, — голос Ника звучал тихо-тихо и очень хрипло, а пальцы лихорадочно сжимали огненные волосы. — Я видел… Видел это своими глазами!

— Но тогда какого он стоит перед нами?

— Я… — он запнулся. — Я не знаю.

Принц Ашур Кортас приближался к ним. Он смотрел на Йонаса и Ника — его прищуренные серебристо-голубые глаза выделялись на величавом смуглом лице, словно бриллианты.

Время разрезали морские птицы, рвущиеся к морю за рыбой, и тихий плеск воды вокруг лимерийского корабля с чёрно-красными парусами.

— Николо, — черноволосый принц поклонился. — Я знаю, ты удивлён и смущён моим появлением.

— Я… Я… как? — Ник побелел — веснушки на его лице будто бы горели огнём, а дыхание стало прерывистым. — Невероятно…

Ашур изогнул свою чёрную бровь, лишь на миг замерев перед тем, как ответить:

— За свои более чем двадцать лет жизни я пришёл к выводу, что нет ничего невозможного.

— Я видел, как ты умираешь… — прохрипел Ник. — Что это? Как? Ложь? Очередная выдумка? Ещё один план, о котором ты так и не соизволил меня уведомить?!

Йонас не понимал, как Ник мог так разговаривать с членом королевской семьи. Не то чтобы он сам демонстрировал своё крайнее уважение, но ведь Ник прожил столько лет в оранийском дворце, бок о бок со своей ненаглядной принцессой, что немудрено не допускать такую грубость.

— Это не было ложью. И храм — не часть моего хитроумного плана, — Ашур окинул взглядом лимерийский корабль, что покачивался на волнах, будто и не показывая своего рвения покинуть Джевел. — Я расскажу всё это в море.

Брови Йонаса изогнулись от повелительского властного тона.

— После того, как мы окажемся в море? — хмыкнул он.

— Да. Я иду с вами.

— Если ты собираешься нас сопровождать, — Йонас скрестил руки на груди, — то уж точно обязан рассказать всё сейчас.

Ашур посмотрел на него.

— Ты кто вообще такой?

Йонас только фыркнул.

— Я тот, кто принимает решение относительно лишних пассажиров корабля.

— А ты, господин капитан, в курсе, кто такой я? — поинтересовался Ашур.

— Вполне. Ты брат Амары Кортас, что совсем недавно решила открыть в себе кровавую императрицу этого проклятого мира. Ну, и если верить Нику, ты вполне себе труп.

Знакомая тень мелькнула за спиной Ашура, перехватив взгляд Йонаса.

Таран Ранус покинул доки всего несколько минут назад, чтобы хоть как-то подготовиться к незапланированной поездке в Митику — но вернулся весьма быстро. И меч, который он пытался вытащить из ножен, выглядел весьма угрожающе.

— Замечательно, — Таран прижал лезвие к его горлу. — Принц Ашур, какой сюрприз! Дивно видеть вас утром на увеселительной прогулке моих друзей, затеянной с целью свергнуть ваше семейство.

— Хаос Джевела и вправду многое показал, — тон и манера поведения Ашура оставались такими же спокойными.

— Так что ж вы вернулись? Почему ж не остались за морями, гоняясь за пустыми драгоценностями, что вы так любите делать?

За драгоценностями? Йонас не смог сдержать тревожный взгляд. Как же мало людей знало о смерти принца…

— Обстоятельства моего возвращения — не ваше дело.

— Вы в Крешии потому… — Ник запнулся. — Из-за вашей семьи? Ведь вы знаете, да?

— Знаю, — взгляд Ашура на мгновение стал далёким и мрачным. — Но я тут не по этой причине.

Таран ухмыльнулся.

— Как истинный наследник трона, возможно, вы прекрасно послужите для удачных переговоров с вашей бабушкой после того, как ваша сестричка выскочила замуж за врага и уплыла отсюда.

— О, если вы так думаете, то вы ничегошеньки не знаете о том, к ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→