Солнечная Казнь
1%

Читать онлайн "Солнечная Казнь"

Автор Дмитрий Сергеевич Самохин

САМОХИН ДМИТРИЙ.

АРГОНАВТЫ

Книга вторая.

«СОЛНЕЧНАЯ КАЗНЬ»

* * *

Глава 1.

Солнечная казнь

Снова за окнами белый день,

День вызывает меня на бой.

Я чувствую, закрывая глаза, -

Весь мир идет на меня войной.

Виктор Цой

1.

Намеренье уйти, намеренье остаться.

Майк Курбатский по прозвищу Казак каждый день задавал себе вопрос: «Почему он держится за «Арго» как потерпевший кораблекрушение за дверь от кают-компании?» И не мог на него ответить. Он уже несколько раз собирался написать отходную, но после первых строк, рвал бумагу в клочья. Что-то держало, посильнее, чем силовое поле или гравитация. Много раз он обещал себе, что этот рейс будет последним, но, возвращаясь, отправлялся в следующий, забыв о своих клятвах.

А ведь когда-то он пришел на грузовой даль-проникатель «Арго», не собираясь долго задерживаться на борту. Капитан корабля Талия Луговая спасла его от верной смерти. В то далекое время Казак служил в правоохранительных органах, занимался борьбой с организованной преступностью на планете Охра, и ему удалось отправить босса местной мафии добывать уран в пояс Фойлера с перспективой остаться там до конца своих дней. Местные копы боялись трогать птиц высокого полета. Но для Майка Курбатского это было личное дело. Папа Рико фон Заир разрушил его семью, по его приказу была убита жена Майка Эльза. Босс мафии хотел показать наглому выскочке при погонах, где его место, а заполучил кровного врага.

Друзья говорили ему — смирись. Друзья убеждали его, что это судьба, а она сука капризная, против нее не попрешь. Друзья уговаривали отказаться от мести. А потом в одночасье все друзья куда-то потерялись, и он остался в одиночестве. Один против всего мира, против безжалостной все перемалывающей системы. Один против мафиозных кланов и человека, получившего от него личную черную метку.

Он до сих пор не мог понять, как у него все получилось. Отлаженная система дала сбой. Суд признал папашу Рико фон Заира в многочисленных преступлениях и осудил на пожизненное заключение. Толи власть придержащие что-то не поделили с фон Заиром, толи решили устроить показательную казнь.

Два года Майк потратил на то, чтобы раскрутить это дело. Понимая, что если у него выгорит, за его жизнь никто не даст и ломанного гроша. А когда папаша Рико в наручниках и в арестантской полосатой робе отбыл к месту своего наказания, Казак вдруг понял, что хочет жить. Только теперь ему это вряд ли позволят. Он не подходил под программу федеральной показухи. Многие чиновники благодаря труду Майка заработали солидные дивиденды, ему же приготовили участок на городском кладбище и безликий надгробный камень. Было очень обидно.

И тут появилась Талия Луговая, и вдруг выяснилось, что у Майка остались друзья, которые помнят и заботятся о нем. Талия вытащила его из петли и предложила работу. И Казак ухватился за нее, вспоминая былые навыки, приобретенные на службе в военно-космическом даль-флоте.

Первое время Майк думал, что полетает годик, другой и подыщет себе место поперспективнее, но неожиданно остался. И виновата в этом Талия Луговая. Долгое время он не мог себе признаться, что влюбился как мальчишка. И первое время у Казака были шансы ее завоевать, да только сначала он боролся с чувством вины, потом с нерешительностью, злился за несвоевременные чувства, пытался доказать себе, что все это чушь, блажь, да мальчишеская игла в заднице. А потом появился этот усатый выскочка, ставший в одночасье помощником капитана, и очаровал Талию, опутал ее своим вниманием, так что и не подойти. Если конечно разобраться Борис Тюрин, по прозвищу Магистр, был хорошим человеком, трудягой, и мог бы быть надежным другом. Только вот Казак держался от него стороной.

И вот финальная точка близка. Последний рейс и он объявит о своем решении сойти на берег. Только куда ему податься. Ведь если вдуматься, он один на всем белом свете. Друзья, сослуживцы по флоту, у каждого своя жизнь, им и без него проблем хватает, чтобы еще заниматься его странной исковерканной судьбой. Майк знал, что никого из старой жизни не потревожит. Если уж он так решил порвать с прошлым, то жизнь придется начинать с чистого листа.

Всегда тяжело покидать старую работу. Ведь это влечет за собой изменение образа жизни, мыслей, распорядка дня, привычного окружения. Поэтому всегда так сложно отказаться от прежнего места, стабильности, и отправиться на вольные хлеба.

А к чему ему приложить свои силы и умения?

На скопленные деньги Майк мог бы купить небольшой грузовой даль-проникатель и приступить к частному извозу. Нанять парочку помощников и перевозить малые грузы. Фактически это тоже самое, что и сейчас, только вдалеке от таких родных, любимых, но разрывающих сердце лиц.

На те же деньги Казак мог бы снять офис и зарегистрировать частное бюро сыска. Он уже занимался детективным бизнесом и весьма успешно, так что не придется открывать для себя новые горизонты. Только велика вероятность, что его, в конце концов, выследят дружки папаши Рико, да поставят на нож, чтобы другим неповадно было. Мафия как известно никого никогда не прощает.

А можно купить где-нибудь на аграрной планете большую ферму с просторным домом и конюшней. И заняться выращиванием овощей и злаков. Мирная жизнь фермера. Что можно еще пожелать, после столь бурной первой половины жизни. Никакой тебе стрельбы, никаких пиратов на межзвездных трассах. Только «тишь, гладь, божья благодать».

В конце концов, можно поступить и на государственную службу. С его послужным списком, и федералы, и полиция, и спецслужбы с руками оторвут. Он мог бы преподавать в Академии, делиться с молодыми своими богатыми знаниями.

Казак мог бы отправиться в любую точку обитаемой галактики и заняться чем угодно. Главное только найти в себе силы и порвать с прошлым. Но Майк не был уверен до конца, что у него получится.

Сейчас «Арго» его дом, а «аргонавты» семья. И порвать с ними, это все равно что резать по живому. Но Майк больше не мог смотреть на довольную физиономию Бориса Тюрина и счастливое улыбающееся лицо Талии Луговой.

Когда-то именно Казак придумал ей прозвище Клюква. Она все время хмурилась, была сосредоточена на работе и не позволяла себе ни одной лишней эмоции. Самая настоящая Клюква. Прозвище прижилось, правда, его скрывали от капитана. Все «аргонавты» носили звучные прозвища, только Талия это не одобряла. И при ней все старались друг друга называть по имени.

Майка все звали Казаком. Он вел свой род от знаменитого казацкого рода Курбатских, и чрезвычайно гордился этим. Где-то в провинции Гинкго даже находилась планета, названная в честь их рода. Когда-то она была столицей, и представители семейства Курбатских в разные времена возглавляли целую провинцию, но потом и планета и род пришли в запустение.

Майк Курбатский, по прозвищу Казак, даже не догадывался, как сильно изменится его жизнь в ближайшее время. Планета Солнечная Казнь, конечная точка их маршрута, уже переписывала его судьбу, и это было необратимо.

2.

В предчувствии иного мира.

Остаться на «Арго» в одиночестве немыслимая затея. Все время кто-то оказывается поблизости и норовит поболтать по душам. И вряд ли поймет, если ты вдруг скажешь, что занят, тебе нужно подумать и вообще…

Оставьте меня в покое!

Это вызовет только новый приступ вопросов, от которых уже будет не отвертеться. А потом еще капитан, узнав обо всем, отправит в медотсек к киберпсихологу.

На борту даль-проникателя царит здоровая психологическая обстановка. Ничто не должно угрожать спокойствию экипажа. Сколько примеров, когда психически устойчивые люди в даль-космосе устраивают дебоши, нередко выливающиеся в большую кровь. И ведь даже после приема у кибер-психолога его не оставят в покое. Слухи по кораблю распространяются мгновенно. Станут один за другим наносить визиты вежливости, чтобы поддержать, а он всего лишь хотел побыть один.

Борис Тюрин улизнул из кают-компании, оставив главного техника корабля Дизеля наедине с Малышом, отчаянно сражающихся в трехмерные шахматы. Выглядело это потешно. Массивный человек-скала с лысым черепом, украшенным вытатуированной паутиной, внимательно следил за голографическим игровым полем, развернувшимся над столом. Казалось, сейчас он надавит чуть посильнее, и стол под ним развалится. Дизель хмурился, жевал нижнюю губу и злился. Малыш виртуальный член экипажа, проецирующий себя в виде голографии, приняв позу лотоса, висел напротив него в метре над полом. В оранжевом облачении буддийского монаха с выбритым на лысо черепом он разглядывал Дизеля. И в его взгляде не было ни капли буддийского смирения. Последнее время Поль задался целью обыграть Малыша в шахматы. И если Борису не изменяла память это сороковая партия. Пока что в победителях неизменно оказывался Малыш. Вот и сейчас он беззлобно над ним подшучивал, и это не давало Полю сосредоточиться.

В компании Магистра они явно не нуждались. Этим он и воспользовался.

Дочь Таня по прозвищу Ежонок заперлась у себя в каюте и усиленно занималась. Приближались экзамены, а ее подготовка оставляла желать лучшего. Если бы Борис не проявил отцовскую настойчивость, она бы проводила все свободное время с Горце ...




Обычный рейс грузового даль-проникателя «Арго», не предвещал никаких опасностей. Цель путешествия ст
1%
Обычный рейс грузового даль-проникателя «Арго», не предвещал никаких опасностей. Цель путешествия ст
1%