Человек на дороге
1%

Читать онлайн "Человек на дороге"

Автор Ольховская Влада

Влада Ольховская

Человек на дороге

(Лучшее из чудовищ-3)

Пролог

Порядка не было нигде — с тех пор, как началась война. Раньше путешествие по большим дорогам грозило разве что потерянным временем, а теперь, покидая дом, никто не мог быть уверен, вернется ли он обратно. Люди собирались вместе, нанимали охрану, молили всех известных им богов об удаче… но боги помогали не всегда.

Нирия понимала это, глядя на пропитанный кровью песок дороги. Никого уже не осталось, совсем никого… Лошади и люди безжизненной горой тел остывали у обочины. Где-то там были и те, кого она звала своей семьей, но она не видела их… или не могла узнать, ведь нападавшие уничтожали своих врагов без жалости. Они использовали не только мечи, они принесли с собой палицы, копья, а некоторые и вовсе предпочли обычные коряги, обитые металлом. Нелепое оружие, лишенное благородства, которое одним ударом могло уничтожить голову человека, превратить ее в кровавые осколки. Нирия видела, как это происходит, знала, что воспоминания прожгли ее память, как клеймо, и остались бы с ней на всю жизнь, если бы она жила и дальше.

Однако она чувствовала, что щадить ее дорожные разбойники не собираются. Ей уготована не жизнь, а просто худшая смерть — медленная, унизительная и мучительная, до ночи или даже до рассвета. Всего несколько месяцев назад, до того, как началась война, она и подумать не могла, что умрет вот так.

Ее семья была среди обычных жителей империи — без магии, без фамильного герба и без забот. Они просто наслаждались мирной жизнью и ценили своего правителя. Они верили в его могущество, никому и в голову не пришло бы, что внутри Рены начнется восстание. Отец Нирии был купцом, и она никогда ни в чем не нуждалась. Ей не было нужды путешествовать с ним, разделяя все тяготы дорог. Он сделал все, чтобы она, ее братья и сестры были в безопасности в огромном доме, окруженном зеленым садом. Он сам отправлялся в путь, а Нирия и остальные терпеливо ждали, когда он вернется, встречая его у ворот.

Но однажды у ворот появился не он, а чудовища. Нирия слышала от соседей и путников, проходивших через деревню, что этих тварей привел в страну новый император, предавший и убивший прежнего. Поверить она не решалась. Как такое возможно? Легенды гласили, что чудовища навеки заперты в Мертвых землях, они просто не смогут освободиться! Да и какой безумец решился бы добровольно вести их к людям? Она убеждала себя, что это всего лишь сплетни, которые распускают враги нового императора.

Ей пришлось поверить раньше, чем она ожидала. Огромные ящеры пришли в деревню под покровом ночи, когда многие уже спали. Хищные твари без труда разбивали ворота, крушили деревянные стены, пробирались внутрь — и пожирали людей.

Той ночью умерли почти все. Ее мать, старшие братья, две сестры, слуги, которых Нирия знала с детства. Она сама выжила лишь потому, что старая нянька успела спрятать ее и младшего из братьев в погребе, среди холодных камней, где ящеры так и не нашли их.

Ее отец вернутся к разрушенному, залитому кровью дому и двум детям, рыдающим у погребального костра. От их большой, счастливой семьи внезапно остались только три изуродованных войной человека.

Больше отец не отпускал ее и младшего сына от себя, они путешествовали вместе. Отказаться от работы он не мог, и не только потому, что им нужны были деньги. Новый император никому не разрешал сидеть без дела, и смерть близких не была оправданием. В стране, которую он создавал на руинах империи, все должны были остаться полезны — или умереть.

Привыкнуть к вечным путешествиям оказалось трудно, но Нирия справлялась. Она заставила себя забыть про мягкую постель, богато накрытый стол и роскошные платья. Теперь она одевалась так, чтобы ей было удобно, сама готовила обед на всех, помогала отцу, если нужно было. Ее нежные руки быстро огрубели, волосы пришлось коротко обрезать, чтобы в них не завелись насекомые, от непривычных нагрузок у нее болело все тело, и она плакала по ночам от тоски и бессилия. А потом перестала. Слезы не помогали.

Чтобы не поддаться отчаянию, Нирия убедила себя, что все эти испытания — лишь плата за счастливое будущее, которое ждет ее, отца и брата впереди. Хуже уже не будет, жизнь вот-вот должна наладиться. Нянька когда-то ей говорила, что боги любят тех, кто работает и не жалеет себя. Нирия ждала, когда же высшие силы наконец наградят ее.

А вместо этого боги послали им разбойников. Их много стало в последнее время — тех, кто воспользовался сменой власти и беззаконием. Они быстро смекнули, что новый император занят затянувшейся войной, его армия ищет мятежников, чудовища распугали охрану, что прежде оставалась у дорог. Это можно было использовать.

Разбойники были здесь и раньше, но они изменились не меньше, чем вся страна. Мелкие в прошлом группы объединились в боевые отряды, не менее тридцати человек в каждом. Они были хорошо подготовлены, вооружены, а главное, лишены жалости. Если раньше разбойники могли отнять у купцов деньги и сохранить им жизни, то теперь — нет. Убивали всех, превращали в жертву чудовищам. Не магическую жертву, а вполне реальную: они знали, что если твари из леса сожрут трупы, то охотиться на живых несколько дней не будут.

Они легко разбили охрану, которую нанял отец. Им было не сложно, опытные воины сейчас ценились и отправлялись работать на императора, если им нужны были деньги, или к мятежникам, если у них осталась хоть какая-то честь, а с купцами путешествовали совсем мальчишки, вчерашние крестьяне, которые и мечом не всегда владели, предпочитая привычные инструменты — вилы, косы и серпы. Они не продержались против разбойников и пары минут.

Теперь все они были мертвы. Охранники, отец, его помощники и даже младший брат Нирии. Разбойникам все равно было, кто перед ними, потому что после первого удара любой человек превращался в кусок мяса, который они бросали на дороге. В живых оставили только Нирию — единственную женщину. Молодую и красивую. Она знала, для чего, иллюзии, наполнявшие ее прошлую благополучную жизнь, давно уже развеялись.

Она прекрасно понимала, что спастись ей не удастся. Ее со всех сторон окружали сильные мужчины, закаленные постоянными боями. С повязками поверх плохо заживающих ран, покрытые шрамами, грязью и свежей кровью — кровью ее отца и брата. Она, слабая и уставшая, не могла навредить им или убежать.

Но она все равно пыталась. Нирия и сама не представляла, для чего. Даже если бы каким-то чудом ей удалось выжить, то что потом? Куда ей идти? Ее бы все равно поймали чудовища или другой отряд разбойников. И все бы повторилось: их руки, безжалостно сжимавшие тело, их смех, свист и оскорбления, запах пота и загнивающей крови. Нужно было принять это сейчас и подождать, пока наконец наступит покой.

Когда ее в очередной раз швырнули на залитый кровью песок, подняться она уже не смогла. Нирия слишком устала, у нее болело все тело, платье было разорвано в нескольких местах, на коже уже проступали первые кровоподтеки. Отец бы, наверно, гордился ею, она боролась до конца. Хотя это ни к чему не привело: круг замкнулся, мужчины окружали ее живой стеной, а она просто плакала от беспомощной злости. Спасения нет, нигде — ни для нее, ни для этой страны. Мир, который она знала, рухнул, в нем не было силы, способной остановить это разрушение…

Запертая в своих мыслях, Нирия не сразу заметила, что разбойники вокруг нее притихли. Они больше не смеялись, не называли ее придорожной шлюхой, да и дотрагиваться до нее не спешили. Они даже не смотрели на девушку, их взгляды были устремлены в одну сторону — к дальней части дороги.

— Великие боги, — пораженно прошептал один из них. — Что это такое?…

На дороге был человек, и он приближался к ним. Хотя нет, не человек даже, никакое расстояние не могло скрыть от них, что это мертвец. Один лишь скелет, оголенные кости, покрытые свежей кровью. Они должны были замереть навеки много лет назад, а вместо этого они двигались, словно живое существо.

За свою жизнь Нирии всего раз доводилось видеть скелет: в их деревне сжигать мертвецов начали только во время войны, раньше закапывали в землю. Сильные дожди размыли курганы, и мертвецы оказались в полях. Нирии, тогда еще маленькой, удалось взглянуть на истлевшие кости всего на одно мгновение, потом няньки увели ее. Однако то воспоминание осталось с ней навсегда.

Этот скелет отличался от того, истлевшего. Он был крепким, эти кости точно не рассыпались бы в прах! На них не было ни плоти, ни остатков одежды, только свежая кровь, и Нирия понятия не имела, откуда она взялась. А крови было много: она не только постоянно блестела на костях алой пеленой, но и оставляла следы на дороге, там, где проходил мертвец.

Он двигался очень странно: без ритма и грации, резко, рывками. Его шаги были то большими, то едва заметными, тело постоянно наклонялось из стороны в сторону. Он напоминал Нирии одну из тех кукол, которыми с помощью веревочек управляли трюкачи, развлекая детвору на ярмарках. Но тут до веревочек, похоже, добрался как раз ребенок, слишком уж дико двигался скелет, прижимавший руки к груди. Его пустые глазницы были направлены вперед, однако никто не брался сказать, куда именно он смотрит. Да и можно ли что-то увидеть без глаз?

— Чудовище! — воскликнул разбойник, стоявший рядом с Нирией.

Здесь сомнений не было: чудовище. Но какое! Нирия видела огромных ящеров, живые цветы, пожирающие людей, слышала о невидимых хищниках и даже людях, покрытых чешуей. А это… это было нечто новое. Небольшое и, кажется, не опасное, и все же оно вселяло в сердце девушки больший ужас, чем чудовища, что когда-то вторглись в ее дом. Нирия не знала, как это объяснить, но ей вдруг показалось, что к ...




Древняя легенда империи гласит, что когда мирные земли поглотит разрушение, сама Смерть обретет плот
1%
Древняя легенда империи гласит, что когда мирные земли поглотит разрушение, сама Смерть обретет плот
1%