Знание — сила, 2007 № 04

Знание - сила, 2007 № 04 (958)

Ежемесячный научно-популярный и научно-художественный журнал

Издается с 1926 года

«ЗНАНИЕ - СИЛА»

ЖУРНАЛ, КОТОРЫЙ УМНЫЕ ЛЮДИ ЧИТАЮТ УЖЕ 80 ЛЕТ!

ЗАМЕТКИ ОБОЗРЕВАТЕПЯ

Александр Волков

Чужие здесь больше живут

«А потом крокодилы появятся у нас под Москвой: в Клязьме — кайманы, а на Оке — волоокие аллигаторы и еще — много неспящих черепах, которые все зимние каникулы будут погуливать у подъезда и медленно объяснять тебе жестами: «Дай нам свежей клубники, Наташа!»

Вспоминая минувшую зиму, помню и побасенки, которыми кормил ребенка, пока осень не покидала свой караул. Наташа-то посмеивалась над ними, как любой умный человек, а вот тысячи глупых бродяг — муравьев и комаров, змей и жуков — упрямо продвигаются на север, веруя, что глобальное потепление — это «всерьез и надолго».

Используя самые агрессивные стратегии, экзотические растения и животные постепенно завоевывают Европу. Биологи насчитывают уже около 4000 видов (преимущественно беспозвоночных), которые освоились под чужим небом и теперь теснят хозяев. Особенно неуемно они ведут себя в последние полвека. Расселившись в непривычной среде обитания, они создают все больше проблем для старожилов этого ареала — вступают с ними в жестокую конкуренцию, истребляют их, переносят паразитов и возбудителей различных заболеваний.

И вот уже немало ученых опасаются унификации животных, населяющих нашу планету, заметного обеднения флоры и фауны, уничтожения значительной части генофонда биоты — «макдоналдизации» мира живого, а ведь разнообразие видов — основа устойчивости экосистем. В дикой природе может произойти то же, что в той части природы, что «окультурена» человеком. Небольшое число видов растений и животных — наиболее сильных, напористых и выносливых — вытеснит все эндемичные, все малочисленные виды, все виды, не способные защитить свой ареал. Как правило, агрессоры умеют приспосабливаться к самым разным условиям обитания и отличаются плодовитостью.

К примеру, растения-чужаки разбрасывают огромное количество семян и порою лучше «хозяев» приживаются в наших урбанистических палестинах. Около двух процентов растений становятся инвазивными, то есть интенсивно размножаются, распространяются и изменяют окружающую среду. Конкурируя с местными обитателями, они постепенно вытесняют их.

Так, китайский ясень (айлант) широко распространился в США и Европе, потому что не так страдает от загрязнения воздуха. Морозы его не пугают, так как листва на нем распускается поздней весной. Век айланта недолог — 40—60 лет, зато по быстроте роста равных ему трудно найти; он очень назойлив и быстро размножается. Появившись в России в 1809 году, он вскоре добавил хлопот землевладельцам, захватывая те земли, которые для него не предназначались.

Фиговые кактусы стремительно завоевывают средиземноморский регион, ведь их крупные цветки в изобилии выделяют нектар. По подсчетам Монсеррат Вильи из Барселонского университета, эти кактусы привлекают до 40% всех насекомых, опыляющих растения, а местная флора остается неухоженной.

В сплоченном марше растений найдется место даже злобе политического дня. Газета «Молодежь Эстонии» сетует на сурепицу: этот «самый настоящий полевой сорняк... в Эстонию попал с востока — в XIX веке его принесла к нам царская армия».

Помощником биоагрессоров и впрямь часто становится человек. Люди — намеренно, в хозяйственных целях, или случайно — переселяют растения и животных из одних стран в другие, с материков на острова, с континентов на континенты. Самолеты и корабли стали лучшими «помощниками» в распространении (пока на нашей планете) нежелательных видов флоры и фауны. Особой опасности подвергаются обитатели небольших островов в Тихом и Индийском океанах. Так, в Новой Зеландии, на Гавайских и Галапагосских островах козы, собаки и крысы заметно проредили число эндемичных видов.

Boiga irregularis, слабоядовитая змея семейства ужовых, к середине 1990-х годов практически извела всех птиц на острове Гуам. По-видимому, она была случайно завезена сюда на военном самолете вскоре после Второй мировой войны. Ее поведение стало классическим примером того, что бывает, когда безобидное создание попадает в чуждую ему экосистему. У себя на родине — в Новой Гвинее — бойга ничем не выделяется и вынуждена делить свою нишу с десятками других змей. А вот на Гуаме у нее не нашлось ни естественных врагов, ни конкурентов. Сейчас на каждом гектаре леса здесь можно встретить до полусотни этих змей. Почти полтора десятка видов местных птиц истреблены ими, а в придачу — пара видов летучих мышей и несколько видов ящериц. Зато очень размножились пауки, численность которых сдерживали вымершие животные. «Конечно, самым эффективным средством борьбы с бойгой была бы королевская кобра, — мрачно шутят биологи, — но что мы станем делать, когда кобры будут встречаться на каждом шагу?»

Жертвами муравьев-захватчиков Anoplolepis gracilipes стала экосистема острова Рождества в Индийском океане, знаменитого своими сухопутными крабами. Небольшие насекомые устраивают «голиафам» настоящую резню, опрыскивая их муравьиной кислотой, от которой те слепнут, становятся вялыми и апатичными, а потом умирают. По сообщению журнала «Природа», за 15 лет «от агрессивных муравьев погибло около 20 миллионов крабов».

Крабы — санитары здешних лесов. Они поедают палую листву и молодые побеги деревьев. В той части острова, что контролируют муравьи, расширяются заросли, сквозь которые нелегко пробраться. Муравьи тоже попали на остров Рождества еще в сороковые годы (вероятно, в трюме торгового судна), но лишь в середине 1990-х, когда климат стал более жарким и сухим, начали теснить хозяев. Сейчас они угрожают даже животным, обитающим в кронах деревьев, например, летучим мышам.

Среднегодовая температура и в умеренных широтах медленно, но неуклонно растет. Европейский климат делается терпимым для различных видов насекомых Азии и Африки, которые уж что-что, а завоевывать жизненное пространство умеют. Их привозят в своем багаже туристы, побывавшие в тропиках. Они прячутся в трюмах кораблей, покидающих заморские порты. Их можно встретить в отсеках самолетов и вагонах поездов.

Миграция под началом генетиков

Особый интерес вызывает миграция генетически модифицированных (ГМ) растений. По данным на середину 2006 года, всего в мире под них отведено уже 90 миллионов гектаров (в Европе в лидерах — Испания: 53 тысячи гектаров).

По мнению многих противников этих культур, они загрязняют соседние поля, поскольку ветер разносит их пыльцу по округе; кроме того, при транспортировке и переработке урожая может смешаться продукция, собранная с разных полей. В марте 2004 года две независимые лаборатории из США опубликовали на страницах британской газеты The Independent результаты тестирования традиционных культур (кукурузы, сои, рапса), выращиваемых поблизости от ГМ- растений. Как оказалось, 67% семян проверенных растений заражено генетически измененным материалом. Помешать трансферу генов невозможно. Особенно опасен рапс — его пыльца разлетается порой на километры.

Они малы, осторожны, хитры. Они любят путешествовать и умеют скрываться от своих двуногих попутчиков. И еще они плодовиты. Под небом севера они приносят столь же обильное потомство, что и под полуденным небом. Комары, муравьи, гусеницы стали настоящим бичом для жителей недавно еще умеренных широт.

Аргентинские муравьи Lenepitherma humile — насекомые длиной 2,5 сантиметра, случайно завезенные в Европу после Первой мировой войны, — угрожают экосистеме Средиземноморья. Их область обитания простирается от Северной Португалии до Генуи. Другие насекомые изгоняются отсюда. Триумф чужаков объясняют несколькими причинами. Здесь у них меньше врагов, чем на родине; они неприхотливее европейских сородичей. Кроме того, в Южной Америке колонии этих муравьев сражаются друг с другом, а в европейском «изгнании» обычно живут в согласии. Как отмечает швейцарский эколог Лорент Келлер, причиной миролюбия стал генетический дефект. У популяции аргентинских муравьев, расселившихся в Европе, ослаблено обоняние, а потому они не различают «чужих» и «своих» по запаху — и не проявляют агрессии по отношению к муравьям своего вида, но «иной национальности»; зато с муравьями других видов — местными мурашами — агрессоры расправляются (может быть, со временем «упражнения» генетиков отучат и людей от ксенофобии, и тогда «возлюби ближнего своего» станет строкой в плане лабораторных экспериментов).

В последние два десятилетия европейцы наблюдали за триумфальным шествием каштановой минирующей моли (ее личинки прорезают отверстия в листьях каштанов). На деревьях, пораженных ею, листва к середине лета становится коричневой, а потом и облетает. В Европе эту моль обнаружили лишь в 1985 году в Македонии. Пять лет спустя она неожиданно объявилась в Австрии, а теперь уж лютует в Молдавии и на Украине (в Киеве она появилась в 2003 году). Моль путешествует по Европе автостопом. Водители-дальнобойщики нередко ставят автомобили под деревьями, располагаясь на отдых. Насекомые пикируют в кузов грузовика и уезжают за сотни километров от дерева, чтобы там, заметив знакомую крону, выпорхнуть и основать новую колонию. За лето подрастают 3—5 поколений каштановой моли; естественных врагов у нее почти нет — тем опаснее ее натиск.

Лучшие ркацители Скандинавии

Мигрируют не только чужаки, но и традицио ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→