Герой Нижнеземья

Майкл Коуни

Герой Нижнеземья

Зарубежная фантастика

Глава 1

— …и да будет славен Герой, сразивший Клинкозуба!

При этих словах молитвы говорящий вздрогнул и передернул плечами. Отвислые мясистые щеки задрожали. Его бледная жена вздрогнула тоже, как полагалось по ритуалу при упоминании Клинкозуба.

Они сидели, прислонившись к стене, на неровном полу темной сырой пещеры. Синеватые лучи светошара падали на влажную почву, плотно утрамбованную многими поколениями человеческих тел. Сбоку, около их ног, в стене находилась глубокая ниша, где в тени копошились личинки. Напротив был вход в пещеру, круглая дыра, в которую едва мог протиснуться человек. Около входа сидела маленькая девочка, одетая в теплый мех черношкура. На лице ее, как впрочем, и на лицах родителей, было выражение нескрываемой скуки.

Мужчина на секунду прервал благодарственные излияния, нащупывая поблизости очередной кусок пищи. Он проткнул личинку ножом, прожевал, проглотил и подытожил:

— …так как если бы не Герой, мы, бедные, робкие обитатели Нижнеземья, сгинули бы от клыков чудовища, как личинка гибнет под этим ножом. Робкие мы личинки…

Он внезапно замолчал, увидев, что его дочь насмешливо сморщила носик и, нахмурившись, потребовал:

— Сиди смирно, пока я читаю молитву, вер-дочь Шерл.

Шерл повернула голову, выглядывая из дыры выхода. При помощи инфразрения она разглядела других вер-детей, снующих по темному наружному тоннелю. Она сидела как на иголках. Ей хотелось уйти.

— Смотри на вер-папу, когда он с тобой разговаривает! — резко произнесла вер-мать. — Ты что, не уважаешь его?

Шерл изменила позу, задумчиво вглядываясь в светошар. Ее маленькое личико стало серьезным. Она раздумывала над вопросом, заданным вер-мамой, со всей свойственной ей серьезностью и логичностью.

— Я не совсем поняла, что ты имеешь в виду, — проговорила она наконец. Ее негромкий голос нарушил зловещую тишину.

— Не поняла, что я имею в виду? Что, ты имеешь в виду, ты не поняла? — слова вер-мамы из ее весьма ограниченного запаса таковых звучали косноязычно. Что часто случалось, когда она имела дело со своей вер-дочерью Шерл.

Шерл оторвала взгляд от светошара и посмотрела на родителей.

— Я думала… — медленно произнесла она. — Вы часто говорите, что я не оказываю вам уважения. Я знаю, вы считаете, что со мной не все в порядке, если у меня нет уважения к вам. Но что такое уважение?

Вер-папа издал неопределенное шипение. Вер-мама тонко пискнула. В проеме входа мелькнуло чье-то заинтересованное лицо. Глаза, привыкшие видеть в темноте, широко раскрылись от любопытства. Один глаз подмигнул Шерл, затем лицо пропало.

— Уважать — это значит бояться? — спросила Шерл. Она хотела решить этот вопрос раз и навсегда. — Если да — то я не могу бояться Героя, потому что он мертв. И я не могу бояться тебя, вер-папа, потому что ты этого совсем не хочешь. Ты хочешь, чтобы я любила тебя. Что я и делаю — заключила она обезоруживающе. — Могу я теперь пойти поиграть?

Ее родители переглянулись. Вер-папа пожал плечами.

— Может быть уважать — это и любить и бояться одновременно, вер-дочь? — сказал он уже мягче. — Может быть, мы и не знаем, что это такое? Уважение — это всего лишь слово, которое мы используем, чтобы описать свои чувства. Тебе еще предстоит это выяснить. Но тем не менее, постарайся вести себя как все, ладно?

Шерл улыбнулась, и ее огромные засияли.

— Я постараюсь, вер-папа! — сказала она. — Пока!

Она вскочила на ноги и выкарабкалась наружу.

— Мужество не покинет вас! — крикнула она на прощание.

Они услышали, как ее ноги зашлепала по грязному тоннелю, и все снова стихло.

— Ты слишком распустил эту девчонку, — проворчала вер-мать.

— Вчера со мной говорил Стэн.

— Стэн?!

Вер-мать Шерл понимала, что такое уважение, и оно явственно звучало в ее голосе.

Стэн был председателем Совета Старейшин Нижнеземья и, без всякого сомнения, очень важной персоной. Вер-мать никогда не разговаривала с ним. Даже если бы этот великий человек и обратился к ней при встрече в тоннелях, она была бы слишком напугана, чтобы ответить.

— Стэн интересовался Шерл.

— Интересовался? Шерл?

В голосе вер-матери внезапно появились нотки подозрения. Стэн, конечно, был председателем, но он был старик, а Шерл была совсем еще девочкой, ее вер-дочкой. Вер-папа не обратил внимания на интонацию.

— Стэн наблюдал за ее успехами в школе. Он думает, что она умна. Он говорит, что она обо всем имеет свое мнение. Он говорит… — вер-папа помолчал. — Он говорит. Что она ничего и никого не боится.

— Надеюсь, она не была грубой со Стэном?

— Я ничуть не сомневаюсь, что была. Но он, кажется, не обратил на это внимания. За его словами, когда он говорил о ней, что-то скрывалось. Мне кажется, он что-то приготовил для нее… Конечно, когда она будет постарше.

— На сколько старше?

Каждая мать выискивает в словах о свое дочери скрытый смысл.

— Может быть, на два долгих сна. Он сказал, что ему хочется сделать из нее учителя.

— Учителя?

Это был бы шаг вверх в общественном положении семьи. Вер-отец был простым пастухом и ухаживал за черношкурами. Вер-мать была ничем, пустой раковиной, женщиной, чья единственная способность — способность к деторождению — истощила и высушила ее худое тело. Если их дочь станет учителем, в тоннелях будет гораздо больше людей, которые будут обращаться с ними уважительно, как с равными. Вер-мать плотно запахнула свою черношкурную накидку и поднялась.

— Схожу-ка я в Зал Общины, — сказала она.

— Смотри, не болтай об этом разговоре, — предупредил вер-папа. — Стэн будет недоволен.

Вер-мама снова села на землю со вздохом разочарования.

Шерл остановилась перед Залом Общины. Изнутри доносился гул голосов — обитатели Нижнеземья обсуждали события последней дее-фазы при тусклом свете единственного светошара. Перейдя на инфразрение, Шерл осмотрелась, но обнаружила только большие источники тепла — взрослых. Вер-дети, ее знакомые, были где-то в другом месте, подальше от родительского ока. Она пошла дальше.

Оказавшись у Гробницы Героя в Зале Молитв, девочка вспомнила слова вер-отца и быстро преклонила колени перед грубой кучей камней. И сделала это очень вовремя, так как мимо проходил Нэд-найденыш, обучающийся ремеслу охотника. Увидев ее, он отвернулся, показывая свое превосходство, и отдал дог памяти перед Гробницей до того, как двинуться дальше. Шерл хотела было крикнуть ему вслед приветствие, но, подумав, делать этого не стала.

По мере приближения к рабочим районам Нижнеземья ноздреватые светошары стали попадаться чаще. И необходимость прибегать к инфразрению из опасения столкнуться с людьми, снующими по тоннелям взад и вперед, постепенно отпала. Над головой пролетело несколько светляков. Остановившись на перекрестке, она решила заглянуть к Пото.

— Силы духа тебе, молодая Шерл!

Изобретатель оторвался от работы, когда девочка вошла в помещение.

— Что ты делаешь, Пото? — спросила она, указывая пальцем на сваленные в углу деревянные трубы. — Откуда это все? Зачем это?

Пото снисходительно улыбнулся.

— Почему бы тебе самой не рассказать что-нибудь вместо того, чтобы все время задавать вопросы?

— Нет, расскажи ты мне.

Девочка склонилась над грубо сколоченным верстаком, на котором были разбросаны незнакомые предметы, и начала перебирать обрезки труб и куски дерева причудливой формы.

— Не трогай это, Шерл. Если я расскажу тебе, зачем все это, ты все равно не поймешь. Но если ты будешь помалкивать, я разрешу тебе посмотреть.

Шерл послушно стояла в сторонке и смотрела, как Пото взял короткую трубу и вставил в нее цилиндрический кусок дерева.

— Видишь?

Цилиндр легко заскользил внутри трубы. Затем Пото взял две трубы подлиннее. Их концы были подогнаны так, что один плотно надевался на другой.

— Ну, скажи же мне, — настаивала Шерл. — Я же знаю, что тебе самому хочется все рассказать.

Пото опустился на одно колено и заглянул ей в лицо.

— Шерл! Ты сама обо всем догадаешься. Какая работа самая худшая из всех работ Нижнеземья? Какую работу выполняют самые презренные? Самые, самые презренные!

Шерл подумала и сказала:

— Они носят воду.

— Правильно. Ну, так вот: то, что я делаю — помпа, которая будет поставлять воду в Нижнеземье, и никому не придется ее носить. Помпа будет поднимать воду из источника и по длинным трубам передавать ее сюда. Когда моя работа будет закончена, люди вместо того, чтобы целыми днями таскать мехи с водой из источника, смогут получать воду в этом зале.

В этот момент вошел резчик Ботт. Он принес еще несколько кусков дерева, которые с грохотом свалил на пол. Ботт взглянул на Шерл и Пото пустыми глазами идиота и удалился без единого слова. Шерл задумчиво посмотрела ему вслед и проговорила:

— А после того, как твоя помпа будет закончена, и мы будем брать воду здесь, что будут делать водоносы? Какую работу можно найти для них?

Пото резко выпрямился и уставился на нее.

— У тебя очень странные мысли, маленькая Шерл. Ты думаешь как-то не так. Сначала мы проведем воду сюда, а уж затем позаботится о работе для водоносов. Это — путь прогресса, иначе в Нижнеземье никогда не станет лучше.

— Я просто не понимаю, почему бы нам не подумать обо всем сразу.

И, п ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→