Эффект Танева

Михаил Александрович Никитин

Эффект Танева

Пролог. Ускользнувшее будущее

Какое будущее нас ждёт?

Люди издавна искали ответ на этот вопрос. Спектр мнений необычайно широк, начиная от утопий и заканчивая прогнозами конца света на каждый год. При этом пессимисты считают, что сперва грядёт счастливое будущее, а только потом — конец света (ведь по сравнению с глобальным апокалипсисом что угодно светлым будущим покажется!). Оптимисты уверены, что сначала придёт полный Рагнарёк, а только потом наступит пора счастья и благоденствия. Всеобщего — для тех, кто выжил, разумеется.

Но это крайние мнения. Между ними лежит бездна вариантов. Например, «конец истории». Инерционный прогноз, при котором завтра будет почти то же самое, что и вчера. Лишь появятся новые модели айфонов, да демократы будут сменять республиканцев в вечном круговороте.

В принципе, вселенную «Mass effect» можно считать хорошим примером «продолженного настоящего» — настоящая мечта глобалиста. Ко второй половине двадцать второго века особых социальных изменений не произошло. Страны, которые кто-то обозвал развивающимися (в насмешку, не иначе!), за два века так и не смогли догнать развитые. Государствами-лидерами оставались Соединённые Штаты, Европа и Китай. Россия не развалилась, но и особой роли тоже не играла. Глобальное потепление всё-таки наступило, и его даже кто-то заметил. Человечество худо-бедно объединилось под эгидой Альянса Систем. В общем, ничего необычного.

В социальном плане. Но отнюдь не в техническом.

Ведь люди дотянулись до звёзд.

Нельзя сказать, что человечество справилось с такой задачей самостоятельно. Нет, просто в 2148 году земляне нашли на Марсе архивы древней цивилизации. Загадочных предтеч назвали протеанами и тут же пустили в оборот их наследство.

Последующий технологический скачок… впечатляет. Уже в 2149 году люди обнаружили, что под Хароном, спутником Плутона, скрывается ретранслятор массы — эдакая лазейка, позволяющая моментально попасть в иные звёздные системы. За считанные годы человечество сконструировало сверхсветовой двигатель и приступило к колонизации планет у далёких звёзд. А в 2157 году люди столкнулись с инопланетянами.

Столкновение вышло бурным, горячим и непродолжительным. Воинственные турианцы сначала немного победили, потом чуть-чуть проиграли, обиделись и решили показать, кто в галактике хозяин. К счастью, их нездоровую мобилизационную деятельность заметили и пресекли другие инопланетяне. Расы Пространства Цитадели приняли землян в свои ряды. Нельзя сказать, что с распростёртыми объятиями, но и без особой неприязни.

Под далёкими солнцами не обнаружилось ни мыслящих мхов, ни разумных океанов, ни вывернутой бутылкой Клейна психологии, ни нечеловеческой мудрости. Глупость, правда, присутствовала. Как и положено любой глупости — безграничная.

Оказалось, что иные расы похожи на землян, но при этом они несколько… специализированные. Турианцы со своим большим флотом работали военными. Симпатичные азари были отличными дипломатами, а по вечерам танцевали в ночных клубах. Их выступления пользовались бешеной популярностью — ещё бы, представьте себе расу, состоящую исключительно из синекожих красавиц! Амфибии-саларианцы занимались наукой, правда, превзойти вымерших протеан почему-то не могли. Толстяки-волусы торговали, медузы-ханары поклонялись протенам, бегемоты-элкоры ничего толком не делали.

Кроме того, некоторые расы исключили из Пространства Цитадели, и они усиленно делали вид, что просто проходили мимо. Например, инженеры-кварианцы изобрели искусственный интеллект и усиленно размышляли, что же с ним теперь делать. Размышлять приходилось на Мигрирующем Флоте — роботы-геты успешно выжили своих создателей с родных планет. Огромные агрессивные кроганы были превосходными воинами, но по причине своей огромности и агрессивности в приличное общество не допускались. Четырёхглазые батарианцы — работорговцы и вообще плохие парни — пытались конкурировать с Альянсом Систем. Получалось не очень.

А люди… у них не было специализации. Только универсальность. И благодаря своей универсальности они всколыхнули болото Пространства Цитадели.

Меньше чем за полвека они колонизировали огромное количество планет и не собирались останавливаться на достигнутом. Более того — некоторые представители человечества мечтали войти в состав Совета Цитадели (наряду с азари, саларианцами и турианцами). Батарианцы яростно возражали, но плохих парней никто не слушал. Остальные расы в замешательстве смотрели на экспансию человечества и пытались понять, как им на неё реагировать. В воздухе ощутимо попахивало большой войной.

В общем, вселенную «Mass effect» никак нельзя назвать «светлым будущем человечества». Хорошо хоть конца света нет.

Упс. Накаркал.

В 2183 году на человеческой колонии Иден Прайм был найден некий протеанский артефакт. Совет немедленно прикомандировал своего представителя к разведывательному фрегату «Нормандия» и послал разбираться. В случае успеха операции одному из офицеров корабля, Джону Шепарду, обещали дать звание СПЕКТРа (очень крутые специальные агенты, плюющие на законность и подчиняющиеся непосредственно Совету Цитадели). Никаких осложнений не ожидалось. Одним словом, операция просто не могла закончиться удачей.

Она и не закончилась.

На Иден-Прайм напали геты, вылезшие со своего Ранноха. Ими командовал Сарен, СПЕКТР, турианец и вообще гнусный предатель. Также в нападении участвовал корабль, похожий на кальмара. Маленького такого кальмарчика, под два километра длиной.

Как это ни парадоксально, добраться до протеанского артефакта удалось. А вот доставить его в целости и сохранности — нет. Маяк активировался, и у Шепарда начались бредовые видения. Впрочем, смерть, ужас и всеобщее уничтожение читались в них весьма чётко.

Есть культуры, для которых этого — достаточно. Общества, адекватно реагирующие на угрозы. Цивилизации, способные на основании бредовых видений сделать далеко идущие выводы и принять правильные решения. Разумеется, Совет Цитадели в их число никаким боком не входит.

С горем пополам Шепарду удалось обвинить Сарена и получить статус СПЕКТРа. Собрав разношерстную команду единомышленников, коммандер на своей «Нормандии» изрядно помотался по галактике и нашёл доказательства грядущего экстерминатуса. Его поблагодарили и посадили под домашний арест. Он сбежал и добрался до планеты Илос, древнего убежища протеан. Там Шепард выяснил, что вся галактика — это большой обеденный стол, а ретрансляторы массы и Цитадель построены синтетиками-Жнецами. Что раз в пятьдесят тысяч лет прилетают гигантские космические корабли и кушают всех органиков. Что протеане — не всемогущие Предтечи, а просто одна из цивилизаций, попавших в ловушку Жнецов.

Так вот ты какой, конец света.

Метнувшись на Цитадель, Шепард отсрочил вторжение Жнецов. Совет Цитадели поблагодарил коммандера и с упорством, достойным лучшего применения, продолжил прятать голову в бетон. Три года, оставшиеся до полномасштабного вторжения, были потрачены впустую.

Дело закончилось миллиардными жертвами и героическим превозмоганием Шепарда. Совершив немыслимое, он объединил расы и дал отпор Жнецам.

Всё произошло. Всё закончилось. Выстрел Горна на орбите Земли окрасил вселенную «Mass Effect» калейдоскопом концовок. Но всё же копошится где-то внутри червячок, спрашивает «А что, если?»

В самом деле, а что, если?..

1. Карта звёздного неба

Джон Шепард, беглый капитан

— Приближаемся к мю-ретранслятору, начинаю процедуру перехода, — на этот раз в безалаберном голосе Джокера слышна лёгкая нервозность.

Победителей не судят, да?

Кажется, у меня появился шанс проверить это высказывание на практике. Если, конечно, я вернусь с победой — что не факт, далеко не факт…

— Есть подключение. Расчёт транзитной массы и координат конечной точки.

Быстрый взгляд на Прессли. Хотя первый помощник держится молодцом, он явно взволнован. Провести корабль через ретранслятор, которым не пользовались четыре тысячи лет… ладно, эти сооружения пятьсот веков простояли. Пройдём, никуда не денемся. В конце концов, это не омега-4.

— Ретранслятор в рабочем режиме. «Нормандия» на векторе входа.

У меня есть все шансы взять главный приз в номинации «карьерное падение года». Первый СПЕКТР человечества сбегает из-под домашнего ареста, дезертирует и угоняет экспериментальный фрегат. Представляю, какие репортажи строчит Калисса аль-Джилани. Ах да, про мой сговор с Андерсоном тоже забывать не следует, ещё одна монетка в копилку отягчающих обстоятельств. Надеюсь, Дэвид выкрутится… Ага, а ещё можно мечтать о том, что Удина поумнеет.

— Всем постам — приготовиться к переходу.

Хотя… положа руку на сердце… что сделал бы я на месте политиков? Поверил бы в байку о гигантских роботах и их зловещих планах? Не знаю, не знаю. С точки зрения Совета, ничего страшного не происходит. База Сарена разгромлена, план атаки гетов вскрыт, флоты находятся в боевой готовности… о чём беспокоиться?

Они не подходили к протеанскому маяку. Не валялись в отключке с видениями, больше похожими на ролик из фильма ужасов. Не слышали безжизненный голос «Властелина». Не общались с одурманенной Бенезией, швыряющей биотические заряды в родную дочь. Я могу понять политиков. Они поступают правильно. И роют могилу всему Пространству Цитадели.

Вот почему я рискнул. Поставил на кон карьеру и даже свободу. Команда поддержала. Не отказалась, не отвернулась, не разбежалась. То, что «Нормандия» вообще отстыковалась от Ц ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→