Читать онлайн "Человек-пчела"

Автор Фрэнк Ричард Стоктон

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Фрэнк Стоктон

Человек-пчела

Эти удивительные истории случились давным-давно. Происходили они в неведомых странах. Нам известно лишь, что записал их для нас озорной американский писатель Фрэнк Стоктон. Надобно заметить, что был мистер Стоктон весьма и весьма уважаемым человеком. Вместе с Мери Мейпс Додж — разве вы еще не читали ее «Серебряные коньки»? — он основал журнал для детей «Сэнт-Николс», со страниц которого пришли к американским читателям многие полюбившиеся герои. «Сэнт-Николс» по праву считается лучшим детским журналом в мире за всю историю. Журнальная суета допекла мистера Стоктона, у которого и так со здоровьем было не очень. Он упорно лечился, урывками надиктовывая свои истории, которые и появлялись в журнале, а потом отдельными книжками.

К историям Фрэнка Стоктона нужно привыкнуть. Герои его в постоянном поиске — поиске богатства, развлечений, поиске смысла жизни. И все и всегда получается у них наперекосяк. Ехидные и пронырливые персонажи вечно попадают впросак, пытаются выкрутиться, но получается еще хуже. Они очень смешные, герои Стоктона. Смешные, потому что не хотят жить, как все. А по-другому жить трудно. В этом убеждаются и самодовольный принц, и гордая королева, и бравый капитан, и лихие разбойники. Зато им никогда не скучно. Надеемся, что не будет скучно и нашим маленьким читателям. Мы рады, что веселые истории Фрэнка Стоктона наконец-то до них дошли.

Человек-пчела

Давным-давно в маленькой деревушке Орн жил старик, которого прозвали Человек-Пчела. Все свое время он возился с пчелами. Кровом ему служила хижина, больше напоминавшая огромный улей, чем дом, в котором обитает человек. Пчелы, эти крохотные трудолюбивые существа, лепили соты прямо в хижине: на полках, под маленьким столом, на грубой скамье, на которой сиживал старый хозяин, у изголовья и вокруг кровати. С утра до ночи хижина была наполнена жужжащими пчелами, что, однако, не мешало старику ходить по комнате, есть, дремать, не опасаясь укусов. Кожа старика настолько загрубела, что пчелы и пытались ужалить его, как не пытались они ужалить дерево или камень.

Пчелиный рой облюбовал для жилья даже карманы старой кожаной куртки хозяина. Старик надевал ее, уходя надолго в лес на поиски диких пчел, и был очень рад своим маленьким спутникам. Если ему не удавалось напасть на дикий мед, он доставал из куртки кусочек сотов и тем был сыт. Пчелы в карманах трудились прилежно, и старик был уверен, что у него всегда будет еда, где бы он ни находился. Питался Человек-Пчела больше медом, а если ту хотелось хлеба или мяса, он относил в ближайшую деревню роты с душистым медом и менял их там на другую снедь.

Человек-Пчела был некрасивым, неопрятным, сгорбленным и темным от загара. Ко всему, был он беден и одинок. Похоже, пчелы заменяли ему друзей и оставались самой лучшей компанией. Но старик не унывал, выглядел он довольным и счастливым.

И вот однажды у его хижины остановился младший Чародей, который изучал магию, колдовство и другие необыкновенные ремесла и уже набил руку в подобных делах. Младший Чародей давно обратил внимание на старика, считая его любопытным объектом для наблюдений. С помощью всяческих правил и канонов колдовства он пытался разгадать, отчего старый Человек-Пчела не остался тем, кем он был прежде, а сделался тем, кем он был теперь.

Юноша долго размышлял над этим и, наконец, кое-что понял.

— Известно ли вам, — спросил он, когда Человек-Пчела выполз из хижины ему навстречу, — что прежде вы были другим существом, а затем приняли свой нынешний облик?

— Что вы под этим подразумеваете? — изумился старик.

— Ведь вы слыхали о людях и зверях, которых с помощью волшебства превращали в других существ?

— Приходилось, — кивнул старик. — Но тогда кем же я был до своего превращения?

— Вы спрашиваете больше, чем мне известно, — ответил Чародей, — но одно я знаю совершенно точно: вы должны были вернуться в свой прежний облик, но почему-то этого не случилось. Если вы сумеете узнать, из какого существа превратились в себя нынешнего, я позабочусь, чтобы вы обязательно вновь стали тем, кем были раньше. Ничто сейчас не увлекает меня более, чем ваш удивительный случай.

А Человек-Пчела встревожился. Если прежде он был кем-то другим, то ведь это несправедливо! Он должен и дальше оставаться тем, прежним, кем бы это существо ни было. Он припустил вдогонку за Чародеем.

— Если вы, добрый господин, знаете, что я был превращен в человека из кого-то другого, скажите мне, что это было за существо, — попросил старик.

— Увы, мне это неведомо, — вздохнул Чародей. — Мои познания еще не так велики, чтобы я мог открыть это. Когда я стану старше, изучу все таинства волшебства, тогда, быть может, сумею разгадать ваш секрет. А пока могу только посоветовать: попытайтесь сами понять, кем вы были прежде, до своего превращения в старого Человека-Пчелу. Если вам это удастся, я призову на помощь самых опытных магов. А уж вернуть вас в прежнее состояние им будет несложно. Только вот тратить свое время на разгадки ваших секретов никто не станет. Это ваше дело.

Сказав это, он двинулся дальше и вскоре пропал из виду.

А Человек-Пчела возвратился в хижину в страшном волнении. Никогда прежде не слыхал он ничего, столь удивительного и тревожного.

«Я узнаю, кем был раньше, — думал он, сидя на жесткой скамье. — Может, великаном или прекрасным принцем, или просто сказочным существом, которое наказали злые волшебники? А вдруг я был собакой или лошадью? А то и кем похуже: огнедышащим драконом или страшным змеем? Надеюсь, ни одним из них я все-таки не был. Но как бы там ни было, я хочу вернуться в свой прежний облик. Ведь любая букашка имеет право оставаться букашкой. Разве не так? Не я буду, если не дознаюсь, откуда я взялся. С утречка и займусь. Жаль только, в куртке моей маловато карманов, чтобы захватить с собой побольше пчел. Для долгих и трудных скитаний мне понадобится много меда».

Остаток дня старик провел за плетением улья из прутьев и соломы. Когда улей был готов, он перенес в него семью пчел, которая недавно отроилась.

Следующим утром старик поднялся ни свет ни заря, облачился в старую куртку, взвалил на плечи улей и отправился в дальний путь. Прихваченные им пчелы жужжали вокруг, окутав старика густым облаком.

Человек-Пчела шел через деревни. Люди глазели на его диковинное окружение и судачили, в какие края пустился старик. Могли ли они знать, сколь необычное дело заставило этого человека отправиться в долгий путь!

Около полудня он сел под деревом в соседстве с благоухающим лугом и закусил медом. А потом отвязал улей и лег на траву отдохнуть. Он лежал и наблюдал, как кружат пчелы над цветами, открывшими свои чашечки в лучах яркого солнца, как возвращаются они, нагруженные сладкой пыльцой. И думалось ему: «Вот кто знает, что нужно делать! А я? Я просто обязан понять свое прошлое и вернуться в свой прежний облик, чего бы это мне ни стоило». Хотя пугала мысль: а вдруг будешь разочарован или даже придешь в ужас, узнав, кем был раньше?

— Но это ничего не значит, — упрямо твердил он. — Кем бы я ни был, Я стану им снова. Никому не позволено распоряжаться чужой жизнью. А вдруг я смогу узнать свою тайну таким же способом, каким я отыскиваю в чащобе жилища диких пчел? Я подхожу к дереву, над которым кружат пчелы, и долго стою и смотрю на них, сам не зная, чего я жду. И тогда что-то внутри подсказывает мне: это то, что я ищу. Вот так же я и попробую узнать свое прошлое. Когда я встречу себя прежнего, какая-то неведомая сила подведет меня к нему, и я сразу пойму — это я.

Отдохнув, Человек-Пчела отправился в путь и немного спустя увидел перед собой пестрые луга, ухоженные деревья в роскошном саду, а чуть в глубине прекрасный дворец. Нарядные люди гуляли по саду или сидели в тени деревьев в беседках, лошади в дорогой упряжи били копытами, поджидая седоков. Во всем глаз ласкали блеск и богатство.

— Пожалуй, тут мне следует задержаться, — сказал себе Человек-Пчела. — Если окажется, что я был кем-то из этих счастливых людей, мне это придется по душе.

Он снял улей со спины, спрятал его в кустах, а для верности накрыл еще и курткой, чтобы пчелы не летали вокруг, когда он решит приблизиться к обитателям дворца.

Два дня Человек-Пчела бродил вокруг да около, оставаясь незамеченным, насколько это было возможным, и внимательно разглядывал все вокруг. Он видел красивых кавалеров и знатных дам, породистых лошадей и собак, холеный домашний скот, щебечущих птиц в клетках и рыб в прудах.

Наверное, здесь было собрано все самое лучшее на свете.

К концу второго дня старик сказал себе: «Только один человек здесь мне интересен — это хозяин дворца. Я не уверен, что был им раньше, но это оказалось бы весьма недурно. Прочая же публика, расфуфыренная и напомаженная, мне как-то не по нраву. Надо присмотреться к хозяину, чтобы окончательно увериться в своем предчувствии. А тогда уж я обращусь к волшебникам и попрошу превратить меня в этого человека».

Наутро Человек-Пчела снова увидел хозяина дворца, который гулял в своем сказочном саду. Тихо проскользнув по тенистой тропинке, старик следовал за хозяином, чтобы получше того разглядеть и прислушаться к своим чувствам. Сначала хозяин гулял, не замечая, что кто-то крадется следом. А потом вдруг он повернулся и увидел на тропинке маленького скрюченного старика.

— Что ты тут делаешь, поганый попрошайка? ...