Замок дракона, или Суженый мой, ряженый
Наверное, быть принцессой замечательно?
Увы, это не мой случай! Старший братец, король Азар, р
5%
... ой оказался Азар.

– Прости, иначе было нельзя, Эвелина. Ты бы ни за что не согласилась на этот брак. Я знаю твой характер, – сказал он, усмехаясь.

Разумеется, не согласилась бы.

– Да, брат, ты прав.

– Нам нужно объединить королевство с Черными землями, иначе мы не выстоим. После того как Мавия проиграла войну с драконами, им перешла часть наших земель, и мы стали магически нестабильны.

И при чем тут я?

– Волшебства осталось очень мало, и некромант поможет нам его вернуть. Ваш брак будет способствовать тому, что он сдержит свое слово. В конце концов, он тоже получает немало: принцессу в жены и возможность иметь сына.

Нет, нет, нет! Никогда. Скорее умру, скорее…

– Ты ведь родишь ему сына, сестра, и поможешь мне укрепить королевство?

Он с ума сошел? Нет, нет, нет!

– Разумеется, брат.

Азар рассмеялся.

– Давно было пора применить это заклинание. Мне, знаешь ли, безумно нравится его действие. И, кстати, не пытайся от него избавиться, не выйдет, потому что я зачаровывал твою еду всю неделю, и магия продержится долго, а затем станут сильнее действовать чары кольца. Ты сама будешь не просто подчиняться мужу, а этого хотеть, – усмехнулся он.

О, боги! И это чудовище, которое только что такое произнесло – мой брат? Да я лучше с камнем на шее в реку или упаду из окна, чем буду исполнять его прихоти!

– Эвелина, не надейся, что сможешь сбежать или умереть, я не допущу подобного. Заклинание ты не снимешь, потому что магией не владеешь, а другие не помогут, боясь гнева некроманта.

Я промолчала, пытаясь успокоиться. Выход должен быть! Обязательно! Но почему же я его не вижу?

– Когда закончиться танец, ты со всеми распрощаешься, поднимешься к себе и, переодевшись, отправишься спать, потому что завтра утром состоится свадьба. И да, не забывай всем говорить, в каком ты восторге от этого брака, – улыбнулся Азар, выпуская мою руку.

Что было дальше? Предсказуемость. Я сделала, как велел брат, а когда оказалась одна в своих покоях, почувствовала слезы. Плакать-то мне никто не запрещал, правда?

В окно что-то стукнуло. Я подскочила, осторожно встала с постели и подошла, вглядываясь в чернила ночи, разлитые за окном. Но темень была страшная, ничего не видать. Звук повторился. Я попыталась открыть окно, но из-за действовавшего заклинания покорности, не смогла этого сделать.

Принц Гилланадель, неожиданно появившийся с другой стороны, что-то прошептал, осторожно открыл окно и спрыгнул на подоконник.

Я уставилась на него, не зная, что и думать.

– Ты, действительно, хочешь за него замуж? – неожиданно спокойно поинтересовался он, всматриваясь в меня и теребя кончик косы, в которую заплел волосы.

– Разумеется, я так счастлива, – сказала и улыбнулась, стараясь прямо-таки от радости не рыдать.

Гилланадель задумчиво посмотрел на меня, обошел вокруг, провел рукой вдоль лица и отшатнулся.

– Заклинания покорности на крови. Твой брат постарался, да? Если ответ положительный, сделай поклон. Этого-то он тебе не запретил, – сказал Гилланадель.

Эх, была, не была. Хуже уже не может.

Я сделала неуклюжий реверанс.

Принц подошел близко, вытер пальцами с моей левой щеки дорожку от слез и дал знаком руки понять, чтобы молчала.

Хм… Не такой он и дурак, оказывается, каким поначалу показался.

– Я хотел бы быть твоим другом, Эвелина. Надеюсь, ты не против, что я обращаюсь по имени? Нет, не подумай, будто набиваюсь в женихи к мавийской принцессе. У меня к тебе нет никаких чувств, кроме симпатии. Последнее время я за тобой приглядывал, потому что правление Азара нас, эльфов, – уточнил он, – совсем не устраивает. Мы хотели бы видеть на троне тебя, потому что ты мудрее и справедливее.

И еще, чтобы можно было мной командовать.

– Мы бы оказали тебе поддержку, помощь и содействие. И к тому же, если некромант станет сильнее, наш Зачарованный лес не выстоит. Мы нуждаемся в союзниках.

И каким же образом я этому поспособствую, когда на мне заклинание покорности?

– Если я помогу тебе снять чары и сбежать, ты обещаешь, что попытаешься отстоять королевство? Не ради нас, Эвелина, не ради себя, ради твоего отца, которого мы все любили. Это ведь твой народ, и ты понимаешь, что им бы жилось легче, если бы ты стала королевой.

Кроме того, ты, возможно, этого не знаешь, но твой отец, король Акрит Мавийский, всегда видел на троне тебя, а не Азара. И смерть его вызывает множество вопросов у эльфов. Слишком уж она неожиданная, – задумчиво сказал Гилланадель.

Я растерянно посмотрела на него, не зная, как себя вести после таких слов. Кто бы знал, что в моей жизни за несколько часов все так изменится! И эльфийский принц, прибывший в свите своего отца, казавшийся таким наивным и простым, будет единственным, кто захочет мне помочь.

Если честно, в тот момент я была готова согласиться на что угодно, лишь бы не стать женой некроманта. Но ведь обещание придется сдержать… И что же делать с братом? Куда идти? И как вернуть себе королевство, если Азар – наследник?

Гилланадель улыбнулся. Видимо, прочел по выражению моего лица все вопросы.

– Я сниму заклинание, остальное – нет. Эльфы на твоей стороне, но мы можем сделать что-то одно, иначе случится беда, если нашу магию распознают. Кстати, у меня тут возникла идея… Горничная ведь тебе верна, не так ли? – спросил он.

Я сделала очередной реверанс в знак согласия.

– Значит, переоденешься в ее одежду, возьмешь корзину с грязным бельем и… беги, Эвелина. Беги, что есть силы, прячься так, чтобы тебя не смогли найти.

Хм…

– Ты согласна на наши условия?

Я вопросительно глянула на него. Очень уж все размыто.

– Я снимаю заклинание – ты делаешь все возможное, чтобы вернуть трон и не допустить к нему Азара и некроманта Торнаха. Мы с отцом обещаем поддержку нашего народа. Давить на тебя и принуждать к чему-либо не будем. И когда ты станешь королевой, поможем и поддержим, – торжественно заявил Гилланадель.

Только с чего вдруг такая щедрость? Или я чересчур подозрительная?

– Нам не нужна еще одна кровопролитная бойня, – вздохнул принц, явно намекая на войну с драконами, предводителя которых до сих пор не нашли. Он бесследно исчез из своего замка. А люди уже век сочиняют сказки о том, что с вожаком драконов произошло.

Люди считают, будто Ривлад Аратонский сбежал. Только причин для подобного поступка не находят. Драконы же думают, что их вожак никогда бы так не сделал. С ним явно случилось что-то плохое. И настолько крепка эта вера, что они до сих пор не выбрали нового вожака, хотя прошло почти сто лет! А драконы все ждут и надеются, что Ривлад вернется. Говорят, он был хорошим правителем для своего народа. Мудрым, справедливым и смелым.

– Согласна? – снова спросил эльф, отвлекая от раздумий.

Я присела в реверансе, понимая, что сейчас выхода у меня нет.

Гилланадель кивнул, слегка улыбнулся.

– Хорошо. Действуем!

Я и опомниться не успела, как принц стал руками возле моего лица собирать воздух, время от времени стряхивая пальцы. Его скулы заострились, лицо побледнело, под глазами появились тени. Наверное, прошла вечность, прежде чем Гилланадель остановился, а я поняла, что заклятие перестало действовать.

– Спасибо, – хрипло сказала я, а потом развернулась и влепила ему пощечину.

– За что? – застонал принц, потирая скулу.

– Будешь знать, как за моими туфельками ходить, – хмыкнула я.

– Эва, мне необходимо алиби. Никому теперь и в голову не придет, что я тебе помогал, – обиженно просопел ушастый.

Я хихикнула. Настроение, несмотря на ситуацию, заметно улучшилось. И пусть до солнечного и радужного ему было далеко, но рыдать уже не хотелось.

– Друзья? – спросил принц.

Я кивнула и пожала ему руку.

– Пожалуйста, помни об обещании вернуть себе престол, – сказал Гилланадель, устало садясь на подоконник. – Зови горничную.

Я взяла со столика колокольчик, и Мирра почти сразу же появилась в комнате.

Увидела меня в ночной рубашке и измотанного эльфийского принца на окне, склонилась в поклоне.

– Мирра, мне нужно бежать. Я не собираюсь замуж за этого ур…, за некроманта, – поправила я. – Мне нужна твоя одежда и корзина с грязным бельем.

Горничная кивнула и исчезла. Вот за что я ее люблю и уважаю. Не стала спрашивать что, зачем и почему. Молча, без разговоров, вздохов и ахов, сделала то, о чем я просила. Видимо, это единственный преданный мне человек. Ну, и на том спасибо.

Она вернулась быстро, закрыла дверь и подошла ближе.

– Вот платье, леди, – сказала Мирра, вытаскивая из-под юбки наряд.

Я кивнула, посмотрела на принца.

– Спасибо. Гилланадель… – начала, было, я.

– Можно просто Гилл.

Ну да, меня же он до Эвы сократил, чего уж мелочиться.

– Гилл, все ведь поймут, что Мирра…

– Я об этом позабочусь, не волнуйся.

– Как? – поинтересовалась горничная.

– Дам оборотное зелье. Выпьешь и станешь на время эльфийкой в нашей свите. Тебя не выдадут, но… придется сменить место жительства, – спокойно сказал он.

Горничная посмотрела на нас, вздохнула и кивнула. Деваться-то ей некуда. Азар кто угодно, но не дурак, догадается, что она помогала. А у эльфов Мирра будет в безопасности. Я в этом уверена.

– Родные есть? – спросил Гилл.

– Нет.

Девушка смутилась от повышенного внимания, робко посмотрела на меня и предложила помочь переодеться.

Ее платье пришлось впору. Мы вместе застегнули пуговки, заплели мне крепкую косу, спрятав волосы под чепчиком. Обувь тоже пришлось менять. Мы обе понимали, что на моих вещах остались следы ауры, и найти меня так – раз плюнуть, значит, ничего своего брать нельзя.

– Надо плащ взять, – заметил Гилл. – Сейчас холодные ночи.

– Можно положить его

Наверное, быть принцессой замечательно?
Увы, это не мой случай! Старший братец, король Азар, р
5%
Наверное, быть принцессой замечательно?
Увы, это не мой случай! Старший братец, король Азар, р
5%