Шаги в темноте. Убийство Адама Пенхаллоу

Джорджет Хейер

Шаги в темноте

Убийство Адама Пенхаллоу

Georgette Heyer

FOOTSTEPS IN THE DARK

PENHALLOW

Печатается с разрешения наследников автора и литературного агентства The Buckman Agency.

Исключительные права на публикацию книги на русском языке принадлежат издательству AST Publishers.

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

© Georgette Rougier, 1932, 1942

© Перевод. Н. С. Ломанова, 2016

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

***

Джорджет Хейер – родоначальница популярного жанра «любовный роман в стиле эпохи Регентства», автор историко-приключенческих произведений, писательница, чьи книги в XXI веке переживают второе рождение. Она обращалась к криминальному жанру не так уж часто, однако ее книгами восхищалась Агата Кристи и они считаются классическими образцами английского детектива.

***

Превосходные детективы, в которых увлекательный сюжет соседствует с тонким юмором!

«New York Times»

Читать романы Джорджет Хейер – настоящее удовольствие!

Дороти Л. Сэйерс

Шаги в темноте

Глава 1

– А это, видимо, скаковой круг, – заметил Чарльз Малкольм. – С набором естественных препятствий.

– Это теннисная площадка, – с достоинством возразила его жена Селия.

Он усмехнулся.

– Просто ее нужно слегка выровнять, – объяснила она, строго взглянув на него.

– Ну да, пройтись по ней сенокосилкой и паровым катком, – проворчал Чарльз. – Только вряд ли на это найдутся охотники.

Его свояченица поспешила вступить в полемику:

– Ты только взгляни, какое чудное место! Мы с Селией влюбились в него с первого взгляда.

– Охотно верю, – кивнул Чарльз. – Парочка многостворчатых окон, вид на церковные руины – и вы обе готовы преклонить колена. Но ведь с вами был Питер. Он-то на что клюнул? На пиво в местном пабе?

– В конце сада есть форелевый ручей, – сообщила Маргарет.

– О да. И еще один появляется в людской, когда идет дождь. Бауэрс мне показывал.

– В одном окне не было стекла! – горячо возразила Селия. – Естественно, в дом попадала вода!

Маргарет взяла Чарльза под руку.

– Подожди, вот увидишь свою спальню. Там панели, драпированные льном, и встроенный шкаф. Ни за что не догадаешься, что он там есть.

– Забавно, – согласился Чарльз. – Если в спальню залезут воры, то как же они найдут мой фрак? Надо будет отметить шкаф крестиком.

– Будешь находить его по компасу. Пойдем, мы всё тебе покажем.

Покинув теннисный корт, они направились к дому по одной из заросших дорожек, которая, петляя между клумбами, вывела их к террасе на южном фасаде здания.

– Чарльз, только посмотри, как играет солнце на изумительном сером камне! Как же можно осуждать нас за то, что мы не в силах отказаться от этого места? – воскликнула Маргарет.

– Сначала я взгляну на свою комнату.

Однако он не мог не признать, что дом, полученный его женой вместе с ее сестрой и братом в наследство, с художественной точки зрения был весьма примечателен. Построенный несколько веков назад из серого камня, он неоднократно перестраивался и теперь представлял собой весьма хаотичное строение в окружении дубов, которые росли здесь еще во времена Вильгельма Завоевателя, а теперь гордо возносили свои корявые стволы над беспорядочно разросшимся подлеском. Извилистая дорога тянулась к воротам, за ними начинался проселок, ведущий к деревне Фрэмли. До нее было около мили, но путь можно было существенно сократить, пройдя через поле позади дома.

Сбоку от проселочной дороги виднелись руины монастырской церкви, которые так пленили Селию. От здания мало что осталось – Реформация и артиллерийская пальба Кромвеля сделали свое дело, – однако фрагменты стен сохранились. В них угадывались прежние готические окна, но в основном это были развалины, не поднимавшиеся выше нескольких футов.

Монастырь впоследствии восстановили, но из-за многочисленных перестроек он утратил первоначальный вид. Селия, раздобывшая книгу о старых монастырях, утверждала, будто библиотека и трапезная сохранили свой первозданный облик, хотя панели в них относились к более позднему периоду.

Место это досталось ей неожиданно. Ее дядя, которому она в компании Питера и Маргарет регулярно наносила визиты, завещал бывший монастырь своему племяннику и двум племянницам. Не будучи любителем сельского уединения, он никогда не жил в этом доме, который унаследовал от сестры, обитавшей здесь после замужества и смерти мужа. Сестра оставила дом в том виде, в котором он был сейчас, и, едва увидев его, Селия Малкольм, Маргарет Фортескью и их брат Питер тотчас же объявили, что о подобном месте они мечтали всю жизнь. По крайней мере сестры. Питер проявил меньше энтузиазма, но согласился, что продавать его жаль.

Одно время дом сдавался внаем, но с тех пор, как съехали жильцы, снявшие его через два года после смерти владелицы, никто не проявил желания там поселиться.

– У вашего дяди возникало много проблем с этим домом, – сообщил им адвокат Милбэнк. – Его сестра ни на что не жаловалась, но она была стара, довольно эксцентрична и не слишком обращала внимание на то, что происходит вокруг. Дело в том, миссис Малкольм, что у дома дурная репутация. Ваш дядя сдал его на три года, однако жильцы съехали уже через год. Они утверждали, будто в доме бродят привидения.

– Как романтично! – воскликнула Маргарет.

Адвокат улыбнулся:

– Я бы не стал рассчитывать на это, мисс Фортескью. Думаю, вы не обнаружите там ничего щекочущего нервы, разве что крыс. Но я счел своим долгом предупредить вас. Если вы откажетесь вступить во владение домом с предполагаемыми привидениями, то у меня есть на него покупатель.

Он взял листок бумаги, лежавший на столе, и вопросительно посмотрел на Питера.

– Это предложение, о каком вы нам писали? – поинтересовался тот. – От человека, который заинтересовался нашим домом, когда рыскал там на машине?

Мистер Милбэнк кивнул.

Взволнованно повернувшись к брату, Селия и Маргарет стали уверять его в необходимости иметь загородный дом, который к тому же просто идеален по своему расположению. Питера доконал ручей с форелью. Чарльз, молодой адвокат, делающий карьеру, не пожелал тратить время, чтобы взглянуть на дом, в котором его жена вознамерилась поселиться независимо от того, как он на это посмотрит. Он доверил это дело Питеру.

– Вы просто злоупотребили моим доверием, – заявил Чарльз, когда они пили чай в библиотеке. – Два месяца ваша троица суетилась, «приводя дом в порядок», как вы изволили выразиться. Одновременно вы усыпили мою бдительность, рассказывая всяческие небылицы о доме, пока я не поверил, что это нечто соответствующее вашим описаниям. Ты, – он негодующе указал пальцем на Маргарет, – сказала, что дом просто идеален. А факт, что здесь всего одна ванная комната и хилая система отопления, способная нагреть только одну ванну за раз, намеренно утаила.

– Холодные ванны полезны для здоровья, – заметил Питер, намазывая джем на кусок хлеба с маслом. – Мы же не предлагаем тебе жить тут зимой. Более того, я не вижу причин, почему мы не можем превратить одну из спален в дополнительную ванную комнату и поменять отопительную систему. Не сразу, конечно, но в обозримом будущем.

Чарльз холодно посмотрел на него.

– А как насчет освещения? И телефона? Нам придется провести в дом электричество. И после всего этого Селия утверждает, будто «получила загородный дом практически даром». Я должен был это предвидеть.

– Лично я предпочитаю свечи и керосиновые лампы. В таком доме электрический свет неуместен, а что касается телефона, я очень рада, что его нет. – Селия быстро кивнула в сторону мужа. – В этом году у тебя будет настоящий отпуск, мой дорогой. Ничего, что напоминает о городе.

– Премного благодарен, – усмехнулся Чарльз. – А что ты говорила перед чаем? Что-то насчет похода в деревню, чтобы заказать бекон к завтраку?

– Ты можешь съездить на машине, – посоветовала Селия. – Заодно попробуешь нанять там садовника. Думаю, вам с Питером не справиться с садом.

– Убежден в этом, – веско произнес ее муж.

Дверь открылась, и в комнату вплыла добродушного вида дама средних лет. Это была миссис Босанквет, тетушка Маргарет Фортескью. Сев на предложенный ей стул, она приступила к чаепитию, проигнорировав черствый кекс и сосредоточившись на хлебе с маслом.

– Я распаковала чемоданы, – сообщила она. – Но уже дважды теряла шкаф.

– Неужели? – посочувствовал Чарльз.

Миссис Босанквет вопросительно повернула к нему свое благообразное лицо. Она была глуховата. Когда Чарльз повторил, она с готовностью кивнула.

– Да, дорогой, но потом я надела кусочек гербовой бумаги на защелку. Какой необычный старый дом! Я разговаривала с миссис Бауэрс, и она сказала мне, что в погребах можно заблудиться.

– Это еще что, – вздохнул он, поднимаясь из-за стола. – Я уже заблудился, когда шел из нашей комнаты в гардеробную. Конечно, можно запереть пустые комнаты, но тогда дом потеряет свою прелесть. Ты едешь в деревню, Питер?

– Да. Я тебя познакомлю с отличным бочковым пивом.

– Вперед! – просиял Чарльз.

Дорога во Фрэмли проходила через заросли столь живописные, что Чарльз не смог удержаться от одобрительной реплики. Питер, преодолевая круто ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→