Николай Асмолов: «Не знаю, было ли интервью Дерипаски феноменальным. Но фальшивым оно не было точно»

Ирина Лесниченко: Николай Казыкбекович, судя по тому, что Вы теперь живете в Германии, дела у вашей организации в России и СНГ не заладились?

Николай Асмолов: Действительно, после того злополучного «слива» интервью Олега Владимировича Дерипаски в украинскую Сеть все пошло кувырком. А начиналось все просто сказочно. Нам был обещан хороший бюджет, были подобраны хорошие аналитики во многих странах Средней Азии, сформирована редакция бюллетеня в Астане и Москве. Первый номер бюллетеня вышел тиражом 250 экземпляров, на второй поступили заявки уже от 500 подписчиков. Мы сделали 1000 экземпляров и разослали их. Размечтались стать евразийским «Экспертом», и даже лучше их, ведь «Эксперт» ориентирован на среднюю аудиторию, у нас читатели предполагались только VIP. И вдруг – этот бум на нашу голову…

И.Л.: Нашу беседу пиарщики тоже могут преподнести «фальшивкой»…

Н.А.: Это, смотря на то, о чем мы будем говорить. Например, вымышлена ситуация или нет – решает каждый для себя сам. Но не это главное, пусть даже где-то пишут, что все это «плод фантазии авторов». Фальшивый текст или нет – это тоже в итоге каждый решает самостоятельно. Если будем говорить правду и о важном – фальшивыми мы не будем точно.

Без вины виноватый

И.Л.: Кто финансировал проект, если не секрет? И почему теперь - Германия?

Н.А.: Финансировали структуры Олега Владимировича Дерипаски, теперь я это могу сказать. За период октября 2005 года по январь 2006 года мы ни в чем не испытывали нужды. А потом, в феврале 2006, нам просто прекратили платежи, я кругом остался должен, начались крупные неприятности, претензии. Все легло на меня лично. Об обещанных деньгах словно забыли. Люди наши не получили зарплату, зависла аренда офисов, типография, появились другие очень сложные проблемы…

И.Л.: И Вы уехали в Германию?

Н.А.: Не сразу. Во-первых, родственники моей жены в Германии не сразу собрали деньги на переезд. Документы оформляли на отъезд, на ПМЖ. Во-вторых, я же и не хотел уезжать, думал, все уляжется. А потом вдруг мой бывший зам, Слава Остальский, опрометчиво дал интервью украинской журналистке Наталье Прокопчук. Кажется, для киевской газеты «Факты и комментарии», не помню точно. Я в тот момент не имел с ним контакта, и отговорить его от этого шага не мог. Слава говорил анонимно, но он, хороший экономический аналитик, был совершенно неискушенным в политике. Он считал, что нам нужно публично бороться, как бы упрекал меня в малодушии – вот кинули нас, использовали, а мы утерлись. Я же не видел шансов на выигрыш таким способом.

И.Л.: Сейчас Вы смело рассказываете это – из-за того, что уехали в Германию? Но у них здесь тоже полно представителей, процесс над русским мафиози в Штутгарте это показал. Вряд ли это попался единственный их, измайловских, человек, многие наверняка «законсервированы».

Н.А.: Мне тогда пообещали деньги в фантастическом размере, которого хватит хорошо обустроиться в любой стране, завести приличный бизнес. Когда обещают так много после такого прессинга – это очень опасно, плохой признак. Мне нужно было уйти от них, и возражать я не стал, хоть и не поверил ни одному слову.

И.Л.: Дали деньги?

Н.А. Нет, конечно. Поэтому я и свободен от обязательств. Но, может быть, Олегу Владимировичу отчитались, что все отдали. Забрали кассеты с интервью, я, естественно, не круглый дурак, отдал копии, у меня есть еще и копии, и оригинал, и спрятаны они у надежных людей. Правда, меня принуждали записать на видеокамеру признание, что интервью сочинил я сам без участия Олега Владимировича. Я категорически отказался, сказал, что сделаю это только тогда, когда получу деньги и выеду за границу без препятствий. Я уже приготовился к новому раунду прессинга, но неожиданно эти господа отступили, сказали, условия их устраивают. Я вышел из проекта, но должен был молчать в любом случае, напрочь исчезнуть из поля зрения общественности. Если бы не сработала базэловская пиар-компания, отбивающая подлинность интервью – мне пришлось бы нести на себе роль придумщика этого материала. Эту роль отработали бы и без меня, главное - я должен был молчать.

И.Л.: И почему теперь Вы не молчите? Зачем настаиваете на подлинности интервью?

Н.А.: Их пиар-компания на «фальшивость» интервью хорошо сработала. Один ФСБшник – «свободный аналитик, антикомпроматчик» опубликовал панегирик, якобы что это все заказал Михаил Живило. Другой «аналитик», кажется, сурковский, уверенно заявил, что все идет от козней госдепа США. Много было еще более примитивного черного пиара. На сайте Компромат.ру написано было правильно, что Олег Владимирович часто сам всегда использует ход «встречного пала», сам делает такого рода материалы, но в заголовке материала стояла неверная «фальшивость» интервью, бог с ним. Вроде бы публику в фальшивости убедили, должно было все успокоиться. Но меня стали вытягивать на контакты в Россию, я понимаю так, не затем, чтобы чай попить. И не для явки в кассу за гонораром. Я стал ненужным, нежелательным свидетелем.

И.Л.: Какова Ваша цель сейчас, когда вы это все рассказываете?

Н.А.: Сохранить жизнь себе и близким. Больше ничего. Мстить я никому не собираюсь. К Олегу Владимировичу я по-прежнему отношусь с большим уважением, он настоящий лидер нации. К сожалению, его иногда «ведут» люди с низкой профессиональной квалификацией, иногда из личной корысти. Иногда его подставляют кремлевские корыстолюбивые чиновники. Если бы мне в свое время дали уехать с достаточными средствами – сейчас все было бы тихо.

Угроза всегда сильнее исполнения

И.Л.: Извините, Николай Казыкбекович, меня просто распирает от нетерпения, сразу два вопроса. Как можно сохранить уважение к Дерипаске после всего этого, и что же произошло в действительности с этим интервью?

Н.А. Начнем со второго, из него вытекает и первое. Расскажу о том, чего пока что еще мало кто знает.

В 2005 году в Кремле и околокремлевских кругах зрел настоящий тихий заговор. Суть его была в том, чтобы освободить новую народившуюся элиту с корнями из КГБ от подавляющего влияния мощных экономических структур, и поставить эти структуры под контроль новой элиты «силовиков». То есть перевернуть ситуацию. Пошло очень сильное давление на президента России Владимира Путина, а он – прагматик, человек гибкий, против мэйн-стрима выгребать считает нерациональным. Надо сказать, точка зрения о смене стратегии власти получила большое распространение, выходцы из КГБ основались практически во всех мегапроектах России, они давили на экономику и политику страны. Это было очень опасным. Хвост не может вертеть собакой. Допустить такой смены ролей элит было нельзя. Люди с чекистским складом ума не умеют мыслить экономически, в государственных делах они мыслят исключительно амбициозно и затратно, как старое Политбюро ЦК КПСС. Это со временем, после окончания благоприятной нефтяной конъюнктуры, могло бы привести ко второму банкротству и распаду страны. То есть катастрофически распалась бы уже и вся Россия в стиле Горбачевской перестройки и распада СССР. Чекисты, в целом, конечно, умные люди, но в силу своего профессионального менталитета не понимали, куда они ведут общество. К тому же многие губернаторы, под которыми к тому времени закачалось кресло, встали на позиции «новой волны», они при удачной конъюнктуре мечтали вернуть себе выборность и добавить регионам суверенитета.

В этот момент мне и устроили встречу с Олегом Владимировичем Дерипаской. Он объяснил цели и задачи нового проекта. Моей задачей было показать представителям элит, что только мегакорпорации с концентрацией ресурсов способны дать России прирост пространства, сначала экономического, потом культурного, усилить наше национальное влияние и национальную устойчивость. Следующим шагом было – отвести вполне почетную и необходимую роль выходцам силовых структур как внутрисистемного контролера, но никак не основного игрока. И, самое главное, была поставлена задача поддержать президента на правильном курсе, отгородить его от вредного влияния бывших коллег. Помочь ему вспомнить об обязательствах по отношению к Борису Николаевичу Ельцину, помочь понять, что мэйн-стрим крупных экономических структур уже никто поменять не даст. Это вопрос больших денег и большой крови.

Я получаю деньги и начинаю проект. После этого мы в течение двух ночей записываем интервью с Олегом Вланимировичем. Еще три ночи правим, пиарщики и джиарщики ходят кругами, они не при делах. Им лишь ставят задачи и рисуют программу. Наконец, текст согласован. Олег Владимирович, кстати, сам настоял на фразе – «это только для Вашего бюллетеня, для газет и Интернета будут уместны другие вопросы и ответы…» Я задал ему вопрос – нереально, чтобы это никуда не просочилось, зачем же это давать? Олег Владимирович ответил очень жестко – это не может быть моей заботой, я должен разослать пятьсот экземпляров по списку, и все. Потом он задумался и сказал – можешь дать больше пятисот, если заинтересуешь людей. Только список рассылки принеси. Я принес список и передал через его «помощника», который потом меня в автомобиле вывозил. Может, новый список и не попал куда надо…

На Украину пошло 85 экземпляров бюллетеня, а не 6, как гов ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→