Обещание длиною в жизнь

Анна Милтон

Обещание длиною в жизнь

Любовь и ненависть — #3

Аннотация

Я обрел свое счастье.

Наоми Питерсон — девушка, изменившая меня и мир вокруг. Она — та, кого я больше никогда и ни за что не отпущу.

Она — моя судьба. Я уверен в этом.

Я надеялся, время ошибок закончилось. Но прошлое врывается в мою спокойную жизнь и с поразительным рвением делает все, чтобы разрушить то, что я обрел с огромным трудом.

Меня преследует злой рок?

Определенно, я не нахожусь в любимчиках у Судьбы. Но… пошло оно все к чертям. Я не позволю отнять у меня Наоми — мое настоящее, мое будущее.

Я даю обещание длиною в жизнь, что буду любить тебя до конца своих дней.

А ты, Наоми?

ПЕРВАЯ ГЛАВА

Вот оно — мое счастье. Лежит рядом и тихо сопит.

Я не смог сдержать улыбки, наблюдая за тем, как Наоми во сне пускает слюнку. Ее шелковистые, волнистые волосы цвета беззвездного неба, пахнущие яблоком и корицей, разметались по подушке, и я склонился, чтобы вдохнуть их весенний, свежий аромат.

Она такая милая. И забавная. И чертовски сексуальная.

Она — совершенство.

Моя рука по-хозяйски покоилась на ее тонкой талии, пальцы выводили легкие узоры на нежной, бархатной коже. Я прижался к ней сильнее со спины и прикусил губу до боли, борясь с желанием проникнуть в нее. Но я не сделаю ничего подобного до тех пор, пока она будет спать.

Что ж, придется это исправить, потому что напряжение в боксерах стало нестерпимым.

Стрелки часов не дошли и до половины седьмого утра, и Наоми убьет меня, узнав, что я разбудил ее в такую рань.

Честно говоря, я не спал вот уже около часа. Врывающееся через окно солнечное тепло пекло спину, и после нескольких минут проклятий я нашел-таки в этом плюс. Мне редко удается наблюдать за столь чудесным явлением, как спящая Наоми. Обычно она встает раньше меня — девчонкам нужно больше времени на сборы. И когда я открываю глаза, то с кухни уже веет запахом приготовленного кофе.

Сегодня у Наоми нет первой пары, и весь вчерашний вечер она радостно прыгала по дому, рассыпаясь в благодарностях к господу за его милосердие. Я и не знал, что моя девочка та еще зубрилка. Она вкладывает в учебу всю энергию, нисколько себя не желая, тратя почти все свободное время на рефераты, конспекты и прочую дребедень, которой я насытился по горло в свое время в университете. Врагу не пожелаешь, ну честно. Но мне нравилась ее тяга к учебе. Она была не только красивой, но и умной.

Я чертовски гордился тем, что эта девушка — моя.

Хотя будет несправедливо, если я скажу, что не беспокоился о том, что мы проводили вместе не так много времени, как хотелось бы. Но оставалось довольствоваться тем, что есть. И поэтому я безмерно счастлив, что Наоми не отшивала меня по ночам, хоть и часто уставала.

Черт, если бы не общая крыша под головой, мы бы вообще виделись раз в неделю, как Джессика с Джейсоном. Ребята страдали из-за нехватки общения, однако были не в силах исправить это. К сожалению. Джейс остался в Индианаполисе, поддерживать бизнес, в то время как я успешно обосновался в Рапид-Сити. Правда, до сих пор мне не удалось уладить некоторые проблемки с персоналом, но как раз сегодня должно пройти собеседование — буду выбирать себе ассистента, или ассистентку. Как получится.

Огромных трудов мне удалось уговорить Наоми жить со мной. Ну, как уговорить… я просто привел ее в этот небольшой, но уютный дом, который купил специально для нас, и поставил свою малышку перед фактом. Никогда не забуду ее лицо — во влажных, черных глазах сверкало желание перерезать мне горло.

Ухмыльнувшись нахлынувшим воспоминаниям, я наклонился к лицу Наоми и оставил легкий поцелуй на гладкой щеке. Мне нравилось прикасаться к ней. Словно ее тело было создано для моих рук, которые начинали жить своей жизнью при виде Наоми. Но больше всего я любил ее губы. Алые, сочные, мягкие. Сколько фантазий, связанных с этим сладким ротиком, создало мое больное воображение.

Черт!

Мой дружок сейчас взорвется.

Я больше не мог терпеть.

— Наоми, — плотно прижавшись к упругой попке, я стиснул в кулаке ткань ее малиновой футболки, поднявшей до груди.

Приковав озверелый взгляд к оголившейся смуглой коже, я громко сглотнул.

Иногда я сходил с ума оттого, что Наоми не понимала, почему я такой озабоченный. Очевидно же! С такой девушкой, как она, я только и мог думать о том, чтобы быть внутри нее, чувствовать ее глубину, тесноту, слушать бесконечно хриплые, высокие стоны. Все-таки я парень, причем парень, который в прошлом был зависимым от секса. Правда, с разными партнершами.

До того, как я понял, что люблю Наоми, я не сомневался, что даже будучи семидесятилетним стариканом буду проводить время в обществе молоденьких девушек и ловить от этого кайф. Я никогда не видел себя в будущем мужем и отцом. Я был уверен, что у Бога другие планы на меня.

Мне действительно нравились временные связи и непрекращающиеся вечеринки.

Мне нравилась свобода.

Мне нравилось, что мое сердце не любило...

Когда-то.

— Зак, отвянь, — сонно пробубнила Наоми, убирая мою ладонь со своей груди.

Я растерянно моргнул и уставился на свои пальцы, сжимающие упругую, мягкую плоть.

— Я спать хочу, — подбив под голову подушку, она накрыла себя одеялом.

— А я тебя хочу, — сказал, улыбнувшись, и прижался губами к ее шее.

— Ну, Зак, — Наоми захныкала, и я усмехнулся, целуя пульсирующую жилку.

Похоже, ей стало щекотно, и она заливисто рассмеялась. Развернувшись подо мной, Наоми распахнула большие, темные глаза, и пораженчески вздохнула.

— Это утро одно из тех немногих, когда выпадает возможность побалдеть подольше, а ты взял и жестоко отнял у меня мой кайф, — без раздражения и обиды, а даже с некоторым весельем пожаловалась она.

Я навис над ней, гладя ее лицо.

— Я могу подарить тебе другой кайф, — почему-то с ней я чувствовал себя глупцом, когда пытался флиртовать. — Смекаешь, да?

Наоми прикусила нижнюю губу, и ее вспыхнувший на пухлых щеках румянец заставил мое сердце тарабанить с дикой скоростью.

— Смекаю, — с неожиданной сиплостью, бесспорно придающей голосу Наоми сексуальность, она притянула меня к себе, обвив своей тонкой рукой мою шею. Но не поцеловала, оставив между нами пару миллиметров пространства. Чертовка. Вздумала дразнить меня? — Но мне не хочется.

Я вопросительно вскинул брови.

Не хочется, значит?

— С твоих уст это звучит, как вызов, дорогая, — оскалившись в угрожающей улыбке, я рывком сократил то ничтожное расстояние между нашими губами и впился в Наоми жарким, долгим поцелуем.

Судорожно простонав мне в рот, она скользнула ладонью по моему обнаженному торсу (не люблю спать в одежде, тем более рядом с ней), вызывая приятную дрожь в теле. Я был чертовым вулканом, а ее робкие, дразнящие скольжения приближали меня к извержению. Издав по-настоящему животный, гортанный рык, я схватил Наоми за бедро и закинул ее ногу на свою талию.

Исследуя языком маленький ротик, я медленно спускался рукой к спортивным трусикам-шортам Наоми.

— А ну стоять, — выдохнула она, останавливая меня.

Не понял.

— Я же сказала, секса не будет, — с нескрываемым удовольствием заявила Наоми, выскользнула из-под меня и, потянувшись, покинула кровать.

Я все еще ничего не понимал.

— Не смей уходить, черт подери, — я успел схватить ее за край футболки. — Возбудила меня, а теперь пытаешься удрать?

Переполз через кровать и чмокнул ее в левый бок. Вздрогнув, Наоми схватилась за мою руку, обвившую ее плотно сжатые друг с другом стройные, загорелые ножки.

— Это ты виноват, — прощебетала Наоми, вяло сопротивляясь мне. — Не надо было будить меня. Теперь сам не спи и мучайся без секса.

Я заурчал, водя языком по ее покрытой мурашками коже.

— Детка, не спорь и прыгай в кроватку, — мне нравилось играть с ней. Мне нравилось, что Наоми понимала меня и отвечала в той же шутливой, несерьезной манере. Хотя сейчас ее голос был тверд, несмотря на дрожь в нем.

— Зак, — развернувшись ко мне лицом, она очаровательно улыбнулась. — Это твое наказание, понял?

— Накажи меня по-другому, — предложил я.

— Размечтался, — выкрутившись из моих рук, Наоми, виляя бедрами, подошла к шкафу-купе. Достав полотенце, она закинула его на свое плечо и, прежде чем покинуть нашу спальню в белых тонах, хитро посмотрела на меня. — Я в душ. А ты приготовь завтрак. Считай, это тоже входит в твое наказание.

Дерьмо. Все-таки не стоило мне будить ее.

— Ты жестока, — я откинулся на подушки и уставился в потолок. — Я же не виноват в том, что хочу тебя.

— Иногда нужно сдерживать своего дружка, — поучительным тоном ответила Наоми, чем вызвала у меня усмешку.

— Ты просишь о невозможном.

— Да неужели.

— Посмотрел бы я на тебя, если бы у тебя был член.

Я мог поклясться, что Наоми покраснела, как рак, после моих слов.

Ну а что? Это ведь действительно сложно. Точнее невозможно. Почти всегда, когда я нахожусь рядом с Наоми, мой член берет бразды правления разумом в свои руки.

Скосив шаловливый взгляд в ее сторону, я увидел то, что ожидал. Наоми низко опустила голову, чтобы скрыть свое смущение. Какая же она сексапильная. Особенно когда краснеет.

— К счастью, его нет, — запоздало отозвалась Наоми и потянула на себя дверь. — Но у меня есть то, без чего твой… младший братишка, — мне ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→