Создание.

Содержание

Cover Page

Содержание

Глава 1. Возвращение.

Глава 2. Душитель.

Глава 3. Знакомство.

Глава 4. Логово и Степь.

Глава 5. Орчонок.

Глава 6. Крысеныш.

Глава 7. Решение.

Глава 8. Проблемный ремонт.

Глава 9. Паленая Шерсть.

Глава 10. Ущелье.

Глава 11. Ссора.

Глава 12. Болото.

Глава 13. В данж!

Глава 14. Дров.

Глава 15. Тарбех.

Глава 16. Тирекс.

Глава 17. Уникальность.

Глава 18. Война?

Глава 19. Первые потери.

Орлы. Создание.

Зак

Глава 1. Возвращение.

Глава 1. Возвращение.

Сидя в плацкартном вагоне поезда, я смотрел в окно. Вид за окном скучный и однообразный. Голые деревья, что уже скинули свою шикарную броню, сугробы снега, только-только набиравшие вес под уже холодным осенним солнцем. Тридцатое ноября.

- Чай, кофе? – Проходившая мимо проводница лет тридцати, остановилась рядом со мной и, вопросительно посмотрев, повторила – Чай, кофе?

Повернувшись к ней, кивнул, заказав чай. Это будет уже третий выпитый мной стакан горячего чая, заваренного из дешевого пакетика.

- Красивая, - мимолетно подумал я. Вздохнув, снова отвернулся к окну. Девушка прошла дальше, повторяя:

- Чай, кофе?

Как же все-таки хорошо просто сидеть в вагоне и ни о чем не думать, зная, что уже завтра я буду дома. На этот поезд я сел лишь днем, приехав на станцию на военном грузовике из госпиталя, в котором провел два месяца после ранения.

Одежда на мне была самая обычная, и чувствовал я себя в ней неуютно. Привык за время службы к камуфляжу, что поделать. Два года в засекреченном боевом подразделении *Орел* не прошли даром. Два года…

… Москва! Как приятно снова оказаться в этом городе, ставшем мне родным. Багажа у меня особо не было, лишь небольшая спортивная сумка, заполненная наполовину, так что из вагона я вышел первым. Идя по перрону Казанского вокзала, вдыхал морозный с неприятными примесями воздух. Столица. Черная утепленная спортивная куртка, такие же штаны, да в придачу кирзачи, вот и вся гражданка надетая на меня, хотя нет, про трусы, носки и свитер того же цвета забывать не стоит. Голова аккуратно подстрижена почти под ноль. Блин. Почему-то мне казалось, что я отличаюсь от обычных людей. Прохожие как-то странно косятся и что-то ворчат под нос. Может, дело в моем загаре, необычном для этого времени года? Да, какая мне собственно разница. Выйдя с вокзала на улицу, увидел херову тучу таксистов. Выбор был очень большой, но все решилось само собой. Ко мне подошел грузный мужик и мы, сговорившись о цене, пошли к его машине.

Адрес я ему уже назвал, когда спорили о цене, так что спокойно сел на заднее сиденье и расслабился. Люблю я дорогу, когда тебя везут к месту высадки, и ты просто ждешь команды на выход. Мастерство пилота или водителя – вот от чего зависит, в каком виде ты доберешься до точки и доберешься ли вообще. Хотя чаще всего приходится полагаться на свои ноги и чувства, когда идешь по незнакомому лесу, горам, где за каждым деревом, камнем впереди может ждать засада, когда вслушиваешься в каждый шорох, пытаясь услышать щелчок затвора или звук выстрела.

Вот уже двадцать лет наши добровольные войска воюют за чужие страны, заключившие союз с нашей. Воюют за мир, что пытаются разрушить и насадить свое тлетворное влияние, некоторые *цивилизованные и демократические* страны.

Водила болтал без умолку, не ожидая от меня реакции, видимо он привык к неразговорчивым пассажирам и говорил для себя. Закрыл глаза, стараясь освободить свой мозг от всех мыслей. Прошлое не отпускало и каждый раз, засыпая, я боялся увидеть мертвых людей, коих за два года службы видел предостаточно. Враги мне никогда не снились, не запоминал их лиц, но убитые ими старики, женщины, дети…

… - ЭЭ. Парень! Приехали, говорю! – Почувствовав, что ко мне тянется рука, я с трудом подавил желание взять ее в захват и, ломая кость, провести болевой прием. Открыл глаза. Уснул я, что ли?

- Да. Спасибо.

Отдав мужику деньги, вышел из машины и огляделся. Поначалу я не узнал улицы этого поселка и лишь спустя минуту понял, что заборы стали выше, появилось больше камер. Крыши домов, выглядывающие из-за преграды, были знакомыми, хоть и появилось много новых. Родным я не звонил, хотелось сделать сюрприз, но я знал, что отец в курсе моего приезда, но вот сообщит ли он о нем брату, мне было неизвестно.

Подойдя к кирпичному зданию охраны, вежливо постучал в дверь. Камеры уже взяли меня на прицел, так что охрана была в курсе моего приезда с момента моего появления на улице. Дверь моментально открылась, и неизвестный мне охранник вежливо поприветствовал меня:

- Здравствуйте. Ваш отец ждет вас. Проходите. – Говоря это, он не забыл проверить меня досмотровым металлоискателем.

Оказавшись за забором во внутренней части загородного дома моей семьи, я по выложенной плитке с причудливым узором пошел к дому. Открыв дверь, я увидел отца и брата.

- БРАТ!!!

Парень среднего телосложения того же возраста что и я, то есть двадцати лет, в два прыжка преодолел разделявшее нас расстояние и с силой обнял меня. Я, усмехнувшись, похлопал его по плечу.

- Здравствуй брат! – С улыбкой ответил я.

Отец не выказал своего отношения к моему приезду ничем, кроме теплого взгляда.

- Я рад, что ты вернулся живым, сын…

…Как же хорошо вновь оказаться дома! Баня, чистая одежда, чистая постель, как же всего этого мне не хватало.

Сидя на следующий день за обеденным столом, и поедая умопомрачительный борщ, а после жареную картошечку с шашлыками, я понял, что вот оно - счастье!

- Ну что, Максим? Чем теперь планируешь заняться? – Обратился ко мне отец. – Есть идеи, или все также хочешь стать телохранителем? - Я посмотрел на брата.

…Когда нам обоим было девять, мы отправились на рыбалку. По пути домой мы встретили своих недоброжелателей. В элитной школе, где мы учились, у нас постоянно были стычки с этими уродами. Высокомерные, жадные ублюдки. Спустя год совместной учебы мы их уже ненавидели. Так вот в то утро мы напоролись на их шайку из пяти человек. Что послужило причиной драки, почему мы полезли первыми, я уже не помню. Помню лишь результат – мы были избиты, но не сильно, теперь-то я это понимаю, но тогда нам казалось, что нас чуть ли убили. Через неделю после того случая мы с братом пришли к отцу:

- Пап, мы хотим научиться драться, отдай нас в школу с боевыми искусствами.

Как я тогда хотел отомстить. Я мечтал об этом всю неделю. Представлял, как они будут молить меня о пощаде, а я лишь посмеюсь в ответ. Но ответ отца был неожиданным:

- Игорь. Ты мой наследник, так что для тебя важнее всего учеба в школе и лишь потом все остальное. Когда ты станешь отличником, тогда и вернемся к этому вопросу. Максим. Если учиться чему-то, то нужно заниматься этим всерьез. Ты готов к этому?

- Готов! Я защищу своего брата и себя. Нет! Я защищу нашу семью! – Эти слова изменили мою жизнь.

Меня усыновили в восемь лет и за год жизни в новой семье, я искренне привязался к брату, отцу. Я полюбил их за то, что они относились ко мне как к родному! Отец до этого разговора не делал между нами различий, но тогда я понял, что я лишь второй. Второй в его глазах, так как не родной. Однако я хотел, чтобы он не переставал меня любить и ценить, а потому решил, что если научусь драться, то смогу стать щитом семьи и папа станет ценить меня еще больше!

В десять лет я уехал из дома и начал свое обучение у своего учителя. К восемнадцати годам я на пятерку владел несколькими стилями славяно-горицкой борьбы, ознакомившись и с остальными. Мог использовать почти все типы огнестрельного оружия. Холодный бой стал моей фишкой. Мне нравилось возиться с ножами, кинжалами, мечами разных форм и размеров. Особенно мне нравились боевые топоры, в частности чекан. Что-то в них есть простое, понятное, свое, родное. В восемнадцать я пошел в армию, но уже через месяц меня с моей подготовкой определили к *Орлам*…

…- Да отец. Я не отказываюсь от своих слов. Если нужно, я стану телохранителем.

- Брат! Не говори так! Ты не можешь быть телохранителем, ведь ты мой брат! – Горячо возразил Игорь. Несмотря на то, что мы не виделись и не общались с ним десять лет, он все еще считал меня своим братом. А может именно потому, что мы были разлучены столько времени. Кто знает.

- Нет. Брат. Вы стали мне семьей, так что ваша защита важна для меня.

- Перестаньте. – С улыбкой прервал нас отец. – Значит так. Игорь в этом году поступил в престижный университет, так что, завтра едет обратно. Последние два года он помогал мне в делах компании и сейчас, когда у него есть понимание того, что ему нужно от учебы, он и поступил туда. Я могу устроить твое зачисление туда же, но с одним условием. – Я вопросительно посмотрел на отца. – Я понимаю, что ты не получил должного образования, поэтому не требую от тебя высоких оценок, но ты должен хотя бы стараться. Хорошо? Вы будете учиться вместе, а значит, сможете присматривать друг за другом.

Наши с братом улыбки были ему ответом. Я вспомнил наше детство и все, что мы вытворяли. Вспомнил наказания отца и наше искреннее недоумение по поводу его справедливости. Судя по физиономии брата, он подумал о том же.

Десять лет назад все высшие учебные заведения были объединены в комплексы. Университетских городков было немного, всего-то около сотни на всю страну, но, благодаря реформам в сфере образования, специалисты,выпускаемые из них, ценились по всему миру.

В понедельник после обеда я, наконец,смог вздохнуть спокойно. Все проблемы решены, меня зачислили ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→