Читать онлайн "В недрах склада Акме [Глубоко в бездне склада Наслаждение]"

Автор Вагнер Карл Эдвард

Karl Edward Wagner The Other One, 1977

Deep in the Depths of the Acme Warehouse, 1994

перевод: Андрей Тищенко

В недрах склада Акме [Глубоко в бездне склада Наслаждение]

— Пожалуй, мне хочется, чтобы меня изнасиловали, — прикоснувшись к своей груди, сказала Люси. Сидя в пластиковом шезлонге, она лениво потянулась. Ее солнцезащитный крем сильно пах и лоснился. Солнце и таблетки затуманили ее мозг.

Люси Минкс сдвинула трусики на бедрах еще ниже, обнажая бритое изначалье лобка. Она повернула голову и щелчком приподняла зеркальные очки, на мгновение явив восхитительные итальянские глаза.

— Пожалуй, мне хочется, чтобы меня изнасиловала ты. — Она уронила солнцезащитные очки обратно и поежилась на солнце. Она томно дотянулась до белого вина с содовой, глотнула через соломинку.

Мина Раш залпом выпила пиво. Оно было тепловатым и имело вкус пластикового стаканчика для бассейна. Она бросила взгляд на Люси, гадая: что дальше? Мина носила черный закрытый купальник и жалела, что не обладает такой фигурой, как у Люси и не может позволить себе бледно-зеленое бикини.

— Чего?

Черный в темно-синем комбинезоне водил пылесосом по голубому ковровому покрытию бассейна. Мина уставилась ему в область паха. Ветерок беспокоил бассейн, вызывая на отравленной хлоркой поверхности фальшивые волны. Вокруг ее босых ног завернулся скомканный газетный лист. Мина подняла его. В Бразилии видели Элвиса. Элизабет Тейлор беременна от принца Эндрю. Рок Хадсон был убит ЦРУ. Во Франции давленая пластмасса с летающей тарелки изнасиловала монахиню.

Люси рассмотрела свою соломинку, бросила ее через плечо, вдогонку отправила стаканчик. У нее были пышные черные волосы, с ленцой вьющиеся от природы, и ей нравилось для усиления эффекта распускать их, точно так же, как нравилось стрелять глазами. Распустив и стрельнув, она натянула и завязала тесемки бикини, повозилась с сумкой с вещами, затем отправилась в душ.

По ходу этих действий Люси успела сказать Мине: — Хотя, забудь это.

В стаканчике Мины было пусто. Она сказала: — Твою мать. — Затем она повторила это, на этот раз серьезно. Люси была дурочкой, но Мина мечтала о ней слишком часто, чтобы та не врубилась. Она знала о том, что Люси знает, что она ее хочет, и знала, что Люси наслаждается этим чувством дистанции. Люси могла поддразнивать и флиртовать, но Мина никогда не получала большего, чем издевательская улыбка и краткий бесчувственный поцелуй. "Динамщица", — поделился с ней однажды их барабанщик.

Волосы Мины Раш были окрашены хной, вкупе с выразительными, хотя и узковатыми, зелеными глазами и стрижкой под принца Валианта этого было маловато, чтобы компенсировать чересчур угловатую челюсть. Ее правый верхний передний зуб сломался, когда, на заре ее карьеры, кто-то швырнул бутылку "Джека Дэниелса", и, как раз когда она улыбалась, перед ней мелькнула изящная золотистая пробка с перевернутой пентаграммой. Она обладала длинными ногами, мальчишескими бедрами, девичьей грудью, и дурным характером. Она могла бы стать лучшей белой блюзовой певицей со времен Дженис Джоплин, но она была не в состоянии удержать группу от развала дольше одного тура, и ее новый альбом запоздал на год.

Будучи на пороге славы, Мина Раш совершила три ошибки. Она пристрастилась к кокаину, увлеклась Люси Минкс, и повстречалась с Кейном.

Что-то заслоняло солнце. Уже рассердившись, Мина приподнялась на локтях и резко посмотрела вверх.

Это "что-то" уступало размерами холодильнику, но лишь немного. Он носил джинсовые шорты, черную гавайскую рубашку с пальмами и танцующими девушками, и зеркальные очки. Он держал два холодных стеклянных стакана для коктейля с крошечными зонтиками сверху и какой-то жидкостью молочного отлива. Вывеска на входе в бассейн отеля предупреждала: "Стеклянная посуда запрещена".

— Выпей это, — сказал он. — В твоем пиве мошка.

Мина машинально приняла стакан, а он уселся в освободившийся шезлонг Люси. Пластик с алюминием заскрипели, но выдержали. Мина гадала, пошел бы он камнем ко дну, если бы оказался в бассейне. Казалось, мужчина представляет собой глыбу мышц и костей, вытесанную очень грубо; ему, наверное, было тридцать с небольшим. У него была опрятная рыжая борода, рыжие волосы, зачесанные назад, а когда он поднял солнцезащитные очки, глубина его холодных голубых глаз заставила ее отвести взгляд.

— Я Кейн, — сказал он. И поднял стакан. — Будем здоровы.

— ТОТ САМЫЙ Кейн? — Мина отхлебнула напиток. Ее звукозаписывающую компанию как раз недавно приобрела какая-то штука, называющаяся "Кейн, лтд". Все, что Мина о ней знала — это то, что она не принадлежит японцам, а большего о фирме, которая теперь владела ее контрактами, не знал никто. Глава этой организации якобы был таинственным и нелюдимым. Фото попадались редко, но "Роуллинг Стоун" описал его как нападающего NFL, превратившегося в изгоя-байкера. Мина вспомнила виденные ее нечеткие фотографии. Да, возможно.

Напиток имел вкус лакрицы, при этом у нее сперло дыхание. — Что это?

— Абсент со льдом, — сказал Кейн. — В списке здешнего бара этого нет.

— Я всегда считала, что абсент нелегален. Даже здесь, в Новом Орлеане.

Кейн пустил напиток в стакане водоворотом. — Так же, как и кокаин, Мина. Выпьешь, или вызовешь полицию? К тому же, в малом количестве полынная настойка — лекарство для души. Эта бутылка заложена в 1837 году.

— Где ты достал бутылку? — Мина умела распознавать, когда ей морочили мозги, в данном же случае она решила, что в стакане перно или "Эрбсен".

— Связи, — ответил ей Кейн. — Когда у тебя есть связи, ты можешь получить все.

Напиток, — чем бы он ни был, — ударил в голову. Он, солнце в придачу. Мина с хрустом расколола кусочек льда. Из кустов рядом с бассейном выползла маленькая ящерица и стала греться на каменной стене. На мелководье у края бассейна шумно плескались двое детей. Она почуяла запах бифштексов, жарившихся в ресторане отеля. Через несколько комнат от бассейна, наверное, обтиралась полотенцем после душа Люси. Вдоль веранды, высматривая кусочки пищи, скакал воробей.

Именно теперь в воздухе появилась мерцающая дымка, звуки словно бы доносились с большого расстояния, а мир оказался удален на несколько световых лет. Смятая пачка "Кэмела" под действием ветра бесцельно перемещалась по патио. Вдалеке по радио звучала "Run Away". Но Кейн во всем этом помрачении сознания остался там, где был.

— Разумеется, — сказал Кейн, — я теперь владею всеми твоими контрактами. Ты считаешь иначе? — он поднял свой стакан.

— Иначе, чем что? — услышала саму себя Мина.

Большая рука в черной перчатке взяла у нее стакан. Еще один стакан занял место на столике. Мина увидела большого субъекта, одетого в черную байкерскую кожаную одежду и зеркальные очки, с длинными черными волосами и черной бородой, в черных мотоциклетных ботинках. До сего момента его тут не было.

— Спасибо, Блэклайт, — сказал Кейн, прихлебывая новый напиток. — Мы как раз обговариваем контракт.

— Что это? — Мине стало интересно, не была ли она единственным человеком здесь, кто не носил зеркальных очков.

— Блэклайт иногда помогает мне при обсуждении условий. А я чувствую, что ты недовольна.

— Личные вопросы.

— Неприступная мисс Люси Минкс?

— Ведь она тоже на контракте?

— Все на нем, в конечном счете.

— Я хочу ее.

Кейн изучал свой напиток. — Превосходный выбор, хотя и опасный. Все можно получить.

От напитка у нее стала кружиться голова. Мина спросила: — Какова цена? Моя душа?

Кейн выглядел обиженным. — Для меня это не стоит ничего, Мина. Все, что мне надо — твой будущий альбом. Альбом, который так опоздал. Я думаю, станет платиновым через три недели после выпуска. Я лично запишу его для тебя.

— Ладно. Чего же такого ты добился?

— Гораздо большего, чем ты когда-либо будешь способна представить.

— Ты очень убедителен.

— Ты не сможешь создать альбом без Люси. Я дам тебе Люси. Ты дашь мне альбом. Я даже сам напишу для тебя кое-какой материал. Но это мы обсудим в свое время.

Вновь появился Блэклайт. Казалось, возле бассейна нет никого, кроме них троих. Он передал Кейну стеклянный пузырек с прикрепленной к нему серебряной ложечкой. С удивительной деликатностью Кейн вдохнул ложечку белого порошка, подождал, потом заметил: — Думаю, почти. — Затем он передал пузырек Мине. — Он твой.

Мина попробовала несколько ложечек. Если это был кокаин, он был лучше любого, когда-либо принятого ею. Прелести жизни восходящей звезды. Она приняла еще пару. Кейн наблюдал за ней с интересом, более чем праздным. Мина попыталась что-то сказать, потом почувствовала Кейна внутри своего сознания.

— Очень любопытно, — сказал Кейн. — Тебе известно, что она без ума от Элвиса?

— Безусловно.

— Она отпетая сучка.

— Безусловно.

— Тебе понадобится настоящее дилдо.

— Ты закончил?

— Ты помнишь Лепильщиц из Гипса? — В руках у Кейна внезапно появился пожелтевший номер "Роуллинг Стоуна".

— Они просто баловались. — Мина бросила взгляд на таблоидную газету. — Джими чуть не лишился члена, когда они с ним работали.

— Не баловством единым, — сказал Кейн. — Таких, как они было больше дюжины. Фанатки, что-то в этом роде. Они делали гипсовые слепки членов своих любимых рок-звезд. Нелегкая

работа, если ты не пробовала этого раньше. Не столько из-за эрекции, — гипс образуется при экзотермической реакции. Отделение его от лобковых волос — просто беда. Увлечение не так уж долго оставалось популярным.

— Я уверена, ко мне это не имеет отношения. — В голове у Мины мутнело все сильнее. Чтобы прояснить ее, она отведала еще несколько ложечек.

— Ладно, — сказал Кейн, допивая свой напиток. — Буквально дело обстоит следующим образом. Я располагаю латексной репликой, сделанной с гипсового слепка члена Элвиса Пресли, добытого в 1969-м парой конченых фанаток. Я предлагаю его тебе. Вы с Люси должны договориться между собой сами. Затем вы вместе принимаетесь работать над новым альбомом, материал для которого предоставлю я. Он станет платиновым. Его послушают миллионы. Удовлетворены будут все. Член ты можешь оставить у себя. Кокаин тоже оставь.

Кейн протянул руку. Блэклайт шлепнул в нее картонный футляр размером примерно с обувную коробку. Кейн поставил его на алюминиевый столик рядом с Миной.

— Готово. И удачной охоты.

Когда Мина поставила стакан и села прямо, остались лишь картонная упаковка, пузырек с белым порошком, и рокот двух "Харлеев", затихающий в направлении против дневного солнца.

* * *

Мина Раш не спешила вскрывать упаковку раньше, чем вернулась в свою комнату. Небольшая помощь пилки для ногтей, — и пломба оказалась сорвана. Сидя на кровати, она вывалила содержимое на стеганое покрывало.

Наружу выпало латексное дилдо, — совершенная реплика мужского эрегированного пениса вместе с мошонкой, пристроенного к ...

Мина Раш сделала три ошибки: имела слабость к кокаину, хотела Люси Минкс и столкнулась с Кейном. Пос
1 стр.
Мина Раш сделала три ошибки: имела слабость к кокаину, хотела Люси Минкс и столкнулась с Кейном. Пос
1 стр.