Люди в масках
51 стр.

Читать онлайн "Люди в масках"

Автор Никольская Ева Геннадьевна

Ева Никольская

Люди в масках

Глава 1

Солнце нещадно палило, превращая лица усталых прохожих в подобие выжатых лимонов. День выдался на редкость жарким и душным, что не очень-то свойственно для нашего климата. Наверное, будет дождь… Однако, ни духота, царящая на улице, ни предчувствие грозы, о котором красноречиво говорили тёмно-синие тучи, надвигавшиеся издали, не могли испортить моего великолепного настроения. Даже пот, мелкими капельками струящийся по виску, не мешал сосредоточиться на самом главном и счастливом дне в моей жизни! Я быстрым шагом двигалась по улице, стремительно приближаясь к цели своего пути — магазину свадебной одежды. Его стеклянные витрины загадочно сверкали, рассыпаясь яркими бликами от скользящих по ним солнечных лучей. Манекены в белоснежных нарядах весело подмигивали мне нарисованными глазами, приглашая зайти в рай для новобрачных, огласив свое появление мелодичной трелью колокольчика.

Я одним махом перескочила три каменные ступеньки серого крыльца и оказалась перед желанной дверью, на которой призывно мерцала изящная золотистая надпись "Салон для новобрачных". В предвкушении чего-то необычайно приятного, я замерла на пороге, боясь сдвинуться с места.

— Ларочка, здравствуй! — голос Елизаветы Сергеевны, улыбающееся лицо которой появилось в проёме стеклянной двери, открывшейся со звоном колокольчика, вывел меня из водоворота размышлений. — Ты уже пришла, дорогая. Идём, платье готово.

Женщина лет пятидесяти, в сиреневом брючном костюме и прозрачном розовом шарфике на шее, была здесь модельером. Именно ей мой будущий муж заказал пошив свадебного наряда. И теперь я пришла забрать покупку.

— Так, значит, венчание запланировано на завтра? — улыбаясь, спросила Елизавета Сергеевна, ведя меня под руку в примерочную.

— Да, — светясь от переполнявшего сердце счастья, ответила я. — Мы зарегистрировались сегодня утром в загсе. Всё, как положено, только без свадьбы. Подписали нужные документы: брачный контракт и так далее.

Собеседница была благодарным слушателем, поэтому, получив хорошую возможность поделиться переизбытком впечатлений, я ею тут же и воспользовалась.

— Теперь в моём паспорте стоит печать, где написано, что я замужняя женщина.

— А чего же вы венчание на другой день назначили? — осторожно поинтересовалась она, останавливаясь возле двери примерочной.

— Слава так захотел. Ведь эта церемония будет проводиться в Москве. Там и свадьбу сыграем. Он уже уехал, сразу после ЗАГСа, а я полечу вечером, когда заберу наряд. Славик меня встретит в аэропорту, — я пошарила в кармане просторных шёлковых брюк. — Он и билет мне купил! — радостно сообщила я, достав то, о чём говорила.

— Понятно, — усмехнулась Елизавета Сергеевна. — Что ж, настало время увидеть причину твоего прихода сюда, Ларочка, — она торжественно толкнула ладонью дверь и ввела меня в залитую светом комнату, где на стройном манекене красовалось белоснежное пышное платье из легкой шифоновой ткани, украшенное изящными белыми розочками, причудливо рассыпавшимися по всему наряду.

— Ого! — это единственное на что меня хватило.

— Прелестно, правда? — с гордостью произнесла создательница праздничного туалета.

— Не то слово! Слава будет в восторге, когда увидит его.

— Нет, дорогая, — засмеялась собеседница, — он будет в восторге, когда увидит тебя в нём.

Моя голова кружилась от счастья так сильно, что хотелось кричать о переполнявших сердце чувствах на всех углах. Вот только поймут ли те, кому я стану это всё кричать?

"Ладно, — решила я мысленно, — с уличными воплями пока повременю, тем более, впереди меня ждёт примерка".

Платье сидело как влитое, да и не мудрено, ведь шил мастер. Я крутилась перед зеркалом, будто школьница, готовящаяся отправиться на выпускной бал. Длинные легкие юбки колыхались от любого движения, нежным облаком разлетаясь вокруг меня. Обнаживший плечи и верхнюю часть груди вырез, был обрамлён маленькими атласными цветочками, утопающими в море крошечных резных листьев.

"Наряд для принцессы — никак не меньше! Интересно, сколько же денег выложил мой милый за такое великолепие?"

— Последний штрих! — Елизавета Сергеевна осторожно опустила на мою голову венок с длинной мягкой фатой. Спереди у этого головного убора был вырез, открывающий мой довольно высокий лоб. Двухслойная фата крепилась сзади.

— Теперь ты, девочка, настоящая королева, — эти слова долетели до моего сознания сквозь пелену многочисленных мыслей и мечтаний, связанных с тем восторженным состоянием, в котором я пребывала. Упаковав подвенечный наряд в большую коробку овальной формы, женщина перевязала её голубой атласной лентой, и вручила мне. — Здесь всё: и туфли, и фата, и само платье. Езжай, Ларочка, и… будь счастлива.

Я уже была счастлива! У меня есть любимый муж, восхитительное свадебное платье, а завтра состоится торжественная церемония, о которой пару месяцев назад я даже не мечтала. Осталось совсем чуть-чуть — сесть в самолёт и, прибыв в Москву, оказаться в объятиях Славы.

"Слава… Какой он всё-таки замечательный! — перед глазами поплыли картинки, связанные с мужем. Я улыбнулась, вспомнив его весёлые карие глаза, нежные руки, ямочки на щеках, возникавшие каждый раз, когда тонкие и удивительно нежные губы растягивались в улыбке. — И как я могла сначала сомневаться в его чувствах? Конечно же, это любовь! Всего два месяца знакомства? Ну и что! Некоторые женятся на следующий день после встречи. Может, это любовь с первого взгляда? — мои мысли были прерваны визгом автомобильных тормозов. — Ну вот! Замечталась и едва не угодила под колёса", — пожурила я сама себя, а вслух виновато сказала, глядя в лицо разгневанному водителю:

— Простите, я замуж выхожу, вот и задумалась. Нервы сдают, понимаете?..

— Я понимаю, что тебе надо к невропатологу, — пробормотал мужчина, забираясь обратно в машину.

Вероятно, пожалев невесту, он не стал устраивать скандал, чему я была несказанно рада. Всё складывалось, как нельзя лучше. Неприятности обходили меня стороной, боясь столкнуться с непоколебимой волной хорошего настроения, которую я в буквальном смысле источала.

Наконец-то мне удалось добраться до аэропорта. Поездка предстояла налегке, если не считать коробки, которую я бережно несла в руках, гордо шествуя по каменному полу гигантского здания аэровокзала. Минут через двадцать объявят посадку, ещё больше приблизив желанную встречу. Я опустилась в кресло, обняв свою ношу так нежно, будто держала не бездушные вещи, а живое дитя. Мой слух обострился, ожидая заветных слов диспетчера, а мысли погрузились в мечты и воспоминания, вихрем налетевшие на меня, как только тело приняло расслабленную позу.

"Поскорей бы завтра! — вертелось в голове точно назойливая оса. — Интересно, что скажет Слава, когда увидит меня в этом платье? — я довольно улыбнулась, представляя лицо мужа и его полные обожания глаза, — Но до свадьбы нельзя показываться жениху — плохая примета. Значит, можно немного поинтриговать, разжигая его любопытство".

— Простите, здесь свободно? — голос был тихий и спокойный, но я почему-то вздрогнула, вырванная этой короткой, обыденной фразой из океана приятных размышлений.

— Да, конечно, — слегка подобрав раскинувшиеся на соседнее кресло широкие брюки, ответила я, украдкой взглянув на мужчину.

Он выглядел немного странно на мой взгляд. Темные волосы свисали ровными прядями из-под повязанной назад косынки, плотно облегавшей его лоб. Окладистая борода скрывала нижнюю часть лица, а чёрные, овальной формы очки, довершали его таинственный вид. Одет неизвестный был просто: лёгкая синяя футболка, серые джинсы и кроссовки фирмы "АДИДАС" сорок пятого размера, хотя, может, и нет, но габариты они имели внушительные. Одним словом, хиппи лет сорока. Любопытно, но… Внешность соседа перестала меня занимать минуты через три после его появления. Какая, собственно, разница, кто сидит рядом, когда в ближайшие несколько часов моя жизнь перевернётся с ног на голову, дав старт тому удивительному счастью, о котором я раньше не смела и думать. История Золушки, словно по взмаху волшебной палочки доброй феи, стала моей историей.

Совсем недавно я работала в музее, получая свои кровные гроши, которых нам с бабушкой не хватало даже на неделю, не говоря уже о месяце, спасибо еще, что собранная дедом коллекция медалей и орденов, включавшая в себя награды разных лет и веков, помогала жить, принося деньги с аренды её галереями. Правда, у бабушки была большая трёхкомнатная квартира в центре города, в которой мы, вообще-то, и проживали. Но сдать её или продать бабуля ни в какую не соглашалась. Она говорила, что это единственное её богатство, доставшееся от покойного деда.

Несмотря на свои шестьдесят четыре года, Ирина Николаевна — моя бабушка по материнской линии, выглядела очень бодрой и шустрой. Всю свою жизнь она проработала режиссёром в театре, имела много друзей и хорошие связи. Но в творческой среде смерть — частая гостья, поэтому из тех, с кем она раньше общалась, остались в живых немногие. Была ещё молодежь, толпами валившая к легендарному режиссёру за консультациями и просто познакомиться. Короче, вопреки преклонным годам, бабушка продолжала бурную деятельность, практически не выходя за пределы нашей уникальной, по её словам, "берлоги". Так мы и жили: я весь день торчала на работе, к вечеру едва принося ноги домой, а она потчевала байками юное поколение студентов театральных вузов, ежедневно посещавшее её одинокую обитель. Одинокую, если не считать меня. Но в том состоянии, в котором я приползала домой после честно отбытого в тисках произведений искусства времени, я вполне могла сойти за безжизненный предмет интерьера в нашей простенькой обстановке.

И вдруг появился он — мой принц… Мы познакомились в музее, потом были цветы, подарки, встреча с бабушкой и… предложение руки и сердца. Сказка… Я долго не могла поверить, что всё это — не сон, но сегодня мы оформили наш брак, а завтра… завтра я буду невестой на собственной свадьбе. Бабушка приедет в Москву утром в сопровождении Анюты — моей подружки с работы, которая согласилась стать свидетельницей. Ирина Николаевна терпеть не может самолёты, поэтому и решила отправиться в путешествие поездом, Анна — добрая душа, согласилась поехать с ней за компанию.

— Объявляется посадка на рейс Санкт — Петербург — Москва, — произнёс женский голос, в котором звучали равнодушные металлические нотки.

Я вскочила так быстро, что чуть не выронила свою драгоценную ношу. Однако поднявшийся с соседнего кресла мужчина, успел вовремя её подхватить.

— Зачем же так торопиться, самолёт без Вас не улетит, — мягко проговорил он, улыбнувшись левым уголком губ, потонувших в густых зарослях тёмной бороды.

"Странная улыбка, — мелькнуло в голове. — Больше на ухмылку похожа или, того хуже, на ехидную гримасу".

Несмотря на повернувшие в мрачное русло размышления, у меня ...

Это был самый долгожданный день в жизни Ларисы — день на кануне ее свадьбы. И она, как любая влюблен
1 стр.
Это был самый долгожданный день в жизни Ларисы — день на кануне ее свадьбы. И она, как любая влюблен
1 стр.