Дао-де-цзын
1 стр.

Читать онлайн "Дао-де-цзын"

Автор Лао Цзы

Дао.

Мудрый живет себе спокойно,

свободный от необходимости заниматься делами,

действуя, руководствуется «знанием без слов».

Небо и Земля

Земля лишены сострадания,

вся тьма вещей для них подобна соломенному чучелу собаки,

что используют при жертвоприношениях.

И мудрый не имеет сострадания,

он понимает, что все люди – и родные,

и близкие – подобны «соломенной собаке».

Пространство меж Небом и Землей –

подобно ли оно пространству кузнечных мехов

или пространству свирели?

Пустое – и потому нельзя его уничтожить.

Изменчивое – и потому в проявлениях своих не имеет равных.

Много говорить об этом – толку мало,

так не лучше ли здесь умерить себя!

Жить в покое, вдали отдел – вот то, чего избегают люди,

но только так и можно приблизиться к истинному Пути.

В покое Земля обретает величие,

сердца делаются бездонными,

а человеколюбие – истинным,

суждения обретают силу и точность.

В покое научаешься руководствоваться в жизни главным,

и дела заканчиваются успешно,

а изменения происходят всегда вовремя.

Лишь тот, кто не стремится оказаться впереди всех,

может освободиться от ошибок.

Стремясь к богатству, чинам и почестям,

ты сам навлекаешь на себя беду.

Истинное достижение – это освободиться

от того, что обычно свойственно человеку.

Любовь делает тебя зависимым, – сначала боишься ее не найти,

потом боишься ее потерять.

Вот почему любовь и благосклонность причиняют одни беспокойства.

Когда люди действуют с целью собственной выгоды,

они причиняют себе наибольший вред.

Когда же ты достиг того, что у тебя

отсутствует стремление к собственной выгоде,

то как же можно причинить тебе вред?

Доказывающий не знает,

знающий не доказывает.

Непринужденно следовать естественному ходу вещей,

оставаясь незаметным, словно впадина на горе –

вот к чему стремится мудрый

и тем достигает великих возможностей.

Потому что великий порядок свободен от распорядка.

Мир – это вместилище духа,

вещь чудесная и загадочная.

и нельзя обладать им.

Кто же стремится к этому, терпит неудачу,

желая удержать, только теряет.

Вот почему мудрый избегает чрезмерного,

избавляется от излишнего,

не стремится к великому изобилию.

Тот, кто знает людей, мудр,

тот, кто знает себя, ясен духом.

Тот, кто побеждает людей, силен,

тот, кто побеждает себя, крепок.

Тот, кто довольствуется тем, что имеет, лучше всех,

тот, чьи действия неотразимы, обладает волей.

Тот, кто не теряет того, что приобрел, обретает постоянство,

тот, кто, умирая, не прекращает быть, обретает вечность.

Непринужденно следовать естественному ходу вещей,

оставаясь незаметным, словно впадина на горе –

вот к чему стремится мудрый

и тем достигает великих возможностей.

Потому что великий порядок свободен от распорядка.

Удача имеет следствие и причину,

но не пытайся достичь ее, стараясь изо всех сил.

Она придет, если перестанешь

испытывать жалость к себе и оставишь милосердие,

если не будешь действовать грубой силой,

если избавишься от важности

и самодовольства,

она придет сама собой, за ней не нужно гоняться,

она придет, если не будешь стараться

достичь ее во что бы то ни стало.

Небо и Земля пребывают во взаимном согласии,

потому что уступчивы и довольствуются тем,

что происходит.

Тот, кто знает людей, мудр,

тот, кто знает себя, ясен духом.

Тот, кто побеждает людей, силен,

тот, кто побеждает себя, крепок.

Тот, кто довольствуется тем, что имеет, лучше всех,

тот, чьи действия неотразимы, обладает волей.

Тот, кто не теряет того, что приобрел, обретает постоянство,

тот, кто, умирая, не прекращает быть, обретает вечность.

Течение Дао подобно великой реке,

имеющей множество рукавов,

которые простираются повсюду.

Дао служит опорой всей тьме вещей,

благодаря ему они появляются на свет,

но о нем невозможно поведать.

Оно успешно действует повсюду,

но не имеет славы.

Одевает и вскармливает всю тьму вещей,

но не считает себя их хозяином.

Дао всегда свободно от стремления к делам,

а также свободно и от безделья.

Привычку и страсть к совершению дел

я стараюсь успокоить в себе, сводя их на нет,

и вновь обретая возможность просто

смотреть на мир без помощи слов.

Когда живешь в простоте, без оглядки

на расхожие мнения,

тогда и приходишь к тому,

что называется, не иметь привязанностей и страстей.

Освободившись от привязанностей

и страстей, придешь к покою,

и тогда вся Поднебесная утихнет сама собой.

Высшая добродетель не стремится быть добродетельной,

поэтому она и является добродетелью.

С давних пор каждый стремится обрести что-то одно:

Небо стремится к одному – чтобы быть чистым и ясным.

Земля стремится к одному – пребывать в покое.

Духи стремятся к одному – не утратить свою жизненность.

Вся тьма вещей стремится к одному – сохранить свою жизнь.

И вот к чему они все приходят:

Небо, не имея возможности быть чистым и ясным,

страшится испортиться и зачахнуть.

Земля, не имея возможности сохранять покой,

страшится развалиться на части.

Духи, не имея возможности сохранять

свою жизненность, страшатся развеяться и исчезнуть.

Вся тьма вещей, не имея возможности сохранить свою жизнь,

страшится сгинуть, погрузившись во мрак.

И потому,

высоко ценя что-то одно, тем самым

обесцениваешь то, что является корнем жизни,

превознося что-то одно, тем самым

принижаешь то, что лежит в основе.

давних пор каждый стремится обрести что-то одно:

Небо стремится к одному – чтобы быть чистым и ясным.

Земля стремится к одному – пребывать в покое.

Духи стремятся к одному – не утратить свою жизненность.

Русла рек стремятся к одному – быть полноводными.

Вся тьма вещей стремится к одному – сохранить свою жизнь.

Князья и правители стремятся к одному – управлять Поднебесной.

И вот к чему они все приходят:

Небо, не имея возможности быть чистым и ясным,

страшится испортиться и зачахнуть.

Земля, не имея возможности сохранять покой,

страшится развалиться на части.

Духи, не имея возможности сохранять

свою жизненность, страшатся развеяться и исчезнуть.

Русла рек, не имея возможности быть полноводными,

страшатся высохнуть.

Вся тьма вещей, не имея возможности сохранить свою жизнь,

страшится сгинуть, погрузившись во мрак.

Князья и правители, не имея возможности сохранить

свои власть и богатства, страшатся того, что их низвергнут.

И потому,

высоко ценя что-то одно, тем самым

обесцениваешь то, что является корнем жизни,

превознося что-то одно, тем самым

принижаешь то, что лежит в основе.

Когда ты свободен от стремлений

и привязанностей, самые обыденные вещи

не уступят прекрасной яшме,

а груды нефрита и жемчуга не уступят

обычным камням.

Тому, чему учат люди, учу и я:

несгибаемый духом не будет побежден своей смертью, –

слова эти я предпочту наставлениям всех мудрецов.

Кто тревожится больше: тот,

кто стремится урвать, или тот,

кто не боится потерять?

Воистину,

чем сильнее любишь, тем больше тратишь,

чем сильнее прячешь, тем больше теряешь.

Знающий меру не узнает позора,

умеющий вовремя остановиться, не попадет в беду,

но сможет благодаря этому достичь

постоянного, вечного.

Сознание ясное и нeвoзмутимoe – вот

лучшая вещь в Поднебесной.

Ничто не наносит такого вреда,

как неумение довольствоваться тем, что имеешь.

Ничто так не губит, как стремление умножать.

Воистину, довольствуясь тем, что имеешь,

достигнешь основы, которая неисчерпаема!

Познать гармонию – значит обрести извечное.

Познать извечное – значит обрести ясность.

Жизнь, наполненная до краев, – это и есть счастье.

Сердце, что подчиняется лишь самому себе, –

это и есть сила.

То, что знаешь, не передать словами,

надеющийся на слова не может знать.

Закрыть свои входы,

затворить свои двери,

умерить свое рвение,

упорядочить свой пыл,

привести к гармонии свое сияние,

воспринять все, что есть в этой жизни, как равное, –

это и значит достичь сокровенного единства.

Воистину,

нельзя обрести это, не избавившись

от сочувствия к ближнему,

нельзя обрести это, не избавившись

от равнодушия и грубости,

нельзя обрести это, не избавившись

от стремления к благодеяниям,

нельзя обрести это, не избавившись

от зависти и злобы,

нельзя обрести это, не избавившись

от восхищения высоким,

нельзя обрести это. не избавившись

от презрения к низкому,

и потому эта вещь –

самая драгоценная в Поднебесной.

Вот почему мудрый говорит себе:

я освобождаюсь от стремления совершать,

и люди сами собой меняются к лучшему;

я стремлюсь к тишине и покою,

и люди сами собой приходят к порядку;

я не ведаю делами управления,

а люди сами по себе обретают достаток;

я освобождаюсь от привязанностей и страстей,

и люди сами собой обретают простоту и ecтecтвeннocть.

Тот, кто высчитывает, проиграет,

тот, кто старается удержать, потеряет.

Вот почему мудрый,

освобождаясь от привычки определять

и высчитывать, освобождается от неудач.

Переставая цепляться за старое,

освобождается от потерь.

Основа благополучия всей тьмы вещей

состоит в том,

чтобы следовать тому, что дается,

и не стремиться определить исход дела заранее.

Воистину, лишь тот не имеет преград,

кто не строит их сам.

Вот почему мудрый

придерживается собственных правил

и не отвечает за других.

Обладающий силой живет по особым правилам,

а те, у кого ее нет, живут как придется.

Действие Неба свободно от личных

пристрастий и оно всегда содействует истинному человеку.

Тот, кто осуществляет Путь,

которому следовали лучшие люди древности,

не выставляет себя перед людьми,

и потому оии не могут судить о нем наверняка.

Он отказывается от управления людьми

и потому может знать.

Постигающий неизведанное растет,

незнающий очевидного увядает.

Только тот, кто устал горевать и томиться духом,

может избавиться от болезней и неудач.

Мудрый не беспокоится ни о чем,

поскольку он устал беспокоиться,

и потому он не страдает

от несчастий и бед.

Ведь только тот, кто освободился от стремления

к сохранению жизни, знает ей цену.

1 стр.
1 стр.