Буддизм
5 стр.

Читать онлайн "Буддизм"

Автор

Буддизм.

Классический буддизм.

Я – изменчивое во времени, непостоянное, не субстанциональная совокупность психофизических состояний.

Личного, неизменчивого Я не существует, ибо реально моментальные состояния, которые образуют пять групп – материю, чувствительность, артикулируемую речь (понятия), сознание, формирующие факторы (то есть состояния, благодаря которым и существует психофизическое единство, именуемое живым существом).

Карма – результат единства мысли и деяния.

В буддизме космические сферы рассматриваются как с точки зрения их местоположения во Вселенной, так и в качестве стадий состояний сознания в процессе психотехнической практики (буддийской йоги).

Влечение к существованию в рамках буддийской теории аффектов – это разновидность страстного влечения.

В чувственном мире (мире людей) страстное влечение проявляется в стремлении к обладанию чувственными объектами как объектами наслаждения.

В более высоких космических сферах, где нет чувственных объектов, самый факт существования служит источником наслаждения.

Однако же наслаждение не есть победа над «страданием нестабильности», поскольку любая из космических сфер подчинена закону развертывания причинно-следственной зависимости. Сознание в мире не-форм открыто притоку аффектов и не свободно от аффективных предрасположенностей.

Сансара в узком смысле слова – это чувственный мир, круговорот рождений, пять форм существования. Но если трактовать сансару как принципиальную открытость сознания притоку аффектов, то есть страданию, то все три космические сферы есть сансара.

То, что сознание в соответствии с законом взаимозависимого возникновения может прийти к какой-либо из трех неблагих форм существование не есть наказание за грехи, поскольку отсутствует идея высшей Божественной инстанции. Грешник, следуя безнравственным путем деятельности, сам предуготовляет дурную форму нового рождения.

Ады и другие космологические сферы возникли от совокупной безнравственной деятельности живых существ, которые становятся обитателями адов, голодными духами и животными. У них отсутствует ясность сознания, они одержимы аффектами-страстями.

Три типа аффектов, порождающие страдание – алчность, вражда и невежество.

Буддисты выступают против Вед и индуизма из-за намеренного введения брахманами людей в невежество. Буддисты осуждают бессмысленные ритуалы и предрассудки.

В смерти для буддиста нет ничего сакрального, а всего лишь разрушение материи и перерождение сознания.

Практика. Обеты Пративмокши. Шила.

Шила – источник добродетели. «Лестница восхождения», «Мостки, стоя на которых благородные смывают с себя грязь».

1) Пять направлений самоограничения:

2) воздержание от греха отнятия чужой жизни;

3) от присвоения того, что не было дано добровольно;

4) от сексуальных прегрешений;

5) отказ от лжи, включая ложь умолчания;

6) отказ от употребления опьяняющих субстанций;

2) Дисциплина чувственного мира:

1) добродетель;

2) праведный образ жизни;

3) деятельность, соответствующую Дхарме;

4) самоконтроль;

3) Недеяние: осознанный отказ от совершения действий, мотивированных алчностью, враждой и невежеством.

4) Практика йогического сосредоточения.

5) Аскетизм.

6) Очистительный пост 1 сутки от рассвета до рассвета с осознанием правил Шилы.

Дисциплина Практимокши может быть обретена человеком только при условии благой предрасположенности ко всем живым существам. Если бы это было иначе, то указывало бы на несвободу от греховных склонностей.

Абхидхармисты полагали, что алкоголь допустим в тех дозах, которые позволяют сохранять самоконтроль, но лишь тогда, когда человек знает свою норму, когда он не пьет ради утраты трезвости, а лечится.

Любое существо, будь то животные, голодные духи или обитатели адов, не говоря уже о богах, обладают потенцией человеческого рождения, открывающего возможность приобщения к Дхарме.

Буддистом-мирянином не может стать человек, приобщенный к насилию. Цари, царедворцы, тюремщики, дознаватели, военные, забойщики скота, охотники, рыболовы и т.д.

Убийство грех потому, что убийца причинил огромный религиозный вред своей жертве, отодвинув перспективу ее просветления.

Убийство насекомых и животных рассматривалось как греховное действие именно потому, что оно нарушало процесс изживания жертвой кармического следствия прошлой деятельности. Если жизнь животного прерывалась преждевременно насильственным путем, то жертву ожидало еще одно животное рождение, необходимое для полного исчерпания кармы, и перспектива человеческого рождения отодвигалась.

Люди, боги, обитатели ада, голодные духи и животные являются лишь формами существования сознания.

В целом буддийские теоретики указывали попущение греху как на внутреннее согласие с греховным образом действия.

Принципиальным препятствием к обретению дурного рождения могут послужить три вида весьма эффективных религиозных практик:

- практика «видения» первой Благородной истины.

Истина страдания была первой осознана Буддой в процессе просветления и, следовательно, тот, кто практикует видение Истины страдания, уподобляется Будде по уровню проникновения в природу реальности. Такой ревностный практик избегнет дурной формы нового рождения, даже если совершил в этой жизни грех;

- живые существа, практикующие йогическое сосредоточение, всегда обретают благую форму нового рождения;

- чистое действие не создает следствия в виде нового рождения. Как раз наоборот – такое действие препятствует причинно-следственному развертыванию сознания в сансаре.

Буддийская каноническая традиция предсказывала изгонять из общины лжецов, объявивших себя ясновидящими, способными изменить чью-либо карму.

Аффекты и порожденные ими действия – вот причина сансары.

Классический буддизм 2.

Почему во мне нет полного счастья? Вопрос направлен внутрь себя и коренным образом отличается от направленного вовне стремления греков познать Вселенную, и от тех нравственных обязательств, которые пророки налагали на миропонимание иудеев.

Индийский учитель хотел познать внутренний мир и разрушить собственное животное Я человека. По его словам, страдание происходит от желаний, и пока не победишь их, свое животное Я, жизнь будет мятущейся, а конец печальным.

Есть три разновидности желаний, и все они суть зло.

Первое – желания чревоугодия и чувственности.

Второе – стремление к личному эгоистичному бессмертию.

Третье – желание успеха и признания, жадность и т.д.

Чтобы избежать бед и страданий, все желания необходимо преодолеть. Когда Я исчезнет, придет безмятежность души – Нирвана, величайшее из возможных благ.

Четыре благородные истины сформулировал сам Будда Шакьямуни и кратко их можно изложить так:

существует страдание;

существует причина страдания — желание;

существует прекращение страдания — нирвана;

существует путь, ведущий к прекращению страдания, — Восьмеричный Путь.

Вот, о братья, благородная истина о страдании. В муках рождается человек, он страдает увядая, страдает в болезнях, умирает в страданиях и печали. Стенания, боль, уныние, отчаяние — тяжки. Союз с немилым страдание, страдание — разлука с милым, и всякая неудовлетворенная жажда сугубо мучительна. И все пять совокупностей, возникших из привязанностей — мучительны. Такова, о братья, благородная истина о страдании.

Три главных великих страдания:

страдание от перемены;

страдание, усугубляющее другие страдания;

страдание, собирающее страдания;

Четыре великих потока страдания:

страдание рождения;

страдание старости;

страдание болезни;

страдание смерти;

Речь идёт о страдании, которое преследует людей всю жизнь.

Благородная истина о причинах беспокойной неудовлетворённости: ненасытное стремление. Постоянное стремление удовлетворить все возникающие потребности приводят к разочарованию, потому что многие желания невозможно осуществить в полной мере. Это приводит к возникновению кармы (совокупность действий человека, включая его мысли и поступки). Карма вовлекает человека в процесс стремления к хорошему и плохому. Этот процесс приводит к возникновению новой кармы. Так возникает «круговорот сансары».

И вот, о братья, благородная истина о начале страдания. Истинно! — тот зачаток страдания лежит в жажде, обрекающей на возрождение, в этой ненасытной жажде, что влечет человека то к тому, то к другому, связана с людскими усладами, в вожделении страстей, в вожделении будущей жизни, в вожделении продления настоящей. Такова, о братья, благородная истина о начале страданий.

Таким образом, причина неудовлетворённости состоит в жажде (танха), которая приводит к непрерывному пребыванию в сансаре. Удовлетворение желаний очень скоротечно и через короткое время приводит к появлению новых желаний. Таким образом получается замкнутый цикл по удовлетворению желаний. Чем больше желаний не могут быть удовлетворены, тем больше растут страдания.

Источник плохой кармы часто лежит в привязанности и ненависти. Их последствия приводят к неудовлетворённости. Корень же привязанности и ненависти — в неведении, незнании истинной природы всех существ и неодушевлённых предметов. Это не просто следствие недостаточного знания, но ложное мировоззрение, измышление полной противоположности истины, ошибочное понимание реальности.

Третья благородная истина о прекращении.

Благородная истина о прекращении беспокойной неудовлетворённости: «Это полное успокоение [волнений] и прекращение, отказ, отъединение, это освобождение с отдалением от той самой жажды (освобождение-отдаление)».

И вот, о братья, благородная истина о пресечении страданий. Истинно! — то пресечение страданий есть уничтожение жажды, победа до конца над страстями, исцеление, освобождение, бесстрастность. Такова, о монахи, благородная истина о пресечении страданий.

Состояние, в котором нет дуккха, достижимо. Устранение загрязнений ума (ненужных привязанностей, ненависти, зависти и нетерпимости) — это и есть истина о состоянии за пределами «страдания». Но мало просто так прочитать об этом. Чтобы понять эту истину, нужно использовать медитацию на практике, чтобы очистить ум. О том, как реализовывать это в повседневной жизни, говорит четвёртая истина.

Некоторые монахи, странствовавшие с Буддой, понимали третью истину неверно, как полный отказ от всех желаний вообще, самоистязание и полное ограничение всех потребностей, поэтому Будда в своей речи предостерегает от такого толкования. Ведь даже сам Будда имел желания есть, пить, одеваться, постигать истину, и т.д. То есть тут важно отделить правильные желания от неправильных, и следовать "срединному пути", не вдаваясь в крайности.

Четвёртая благородная истина о пути.

Благородная истина о Срединном (или Восьмеричном) пути:

И вот, о братья, благородная истина о пути, ведущем к утолению всякой скорби. Истинно! — то благородный Восьмеричный Путь — истинное воззрение, истинное намерение, истинная речь, истинные поступки, истинный образ жизни, истинное усердие, истинное размышление, истинное сосредоточение. Такова, о монахи, благородная истина о пути, ведущем к утолению всякой скорби.

Следовать «срединному пути» — значит держать золотую середину между физическим и духовным миром, между аскетизмом и наслаждениями; значит не впадать в крайности.

И вот Всеблагой обратился к окружающим его пяти монахам и сказал:

Две есть крайности, о братья, которым не должен следовать тот, кто отрекся от мира. С одной стороны, — влечение к вещам, вся прелесть которых зависит от страстей и от всего ...

1 стр.
1 стр.