Право выбора

Антон Захаваев

Цикл: «Агрегация»

Книга первая: «Право выбора»

Агрегация (лат. aggregatio «присоединение») — процесс объединения разрозненных элементов в одну единую систему.

Пролог

Началась вся эта история с того, что в один прекрасный момент практически все люди на нашей крошечной, находящейся на окраине галактики планете, поймали себя на мысли, что они сошли с ума. А какая еще реакция может быть у человека, когда он вдруг слышит в собственной голове некий голос, предлагающий — дружить? Мир в эту секунду словно бы замер.

Ах, да, еще… Голос назвался Сестренкой и принадлежал, судя по всему, довольно молодой девушке. Девушке, по ее же словам, «не отсюда».

* * *

Со стороны все это, наверное, должно было выглядеть странновато. Сидящие в небольшом амфитеатре люди собирались, на полном серьезе вслух задавать «воздуху» вопросы и мысленно получать от него ответы. Один ответ на всех, как пообещала им «она».

Зал заседаний Верховного Совета напоминал растревоженный улей, и на то была более чем веская причина, так как, кажется, это был контакт. Тот самый контакт, к которому Земляне готовились десятилетиями, однако, как выяснилось, в итоге так и оказались ни капли не готовы.

* * *

Наконец, все эти неописуемо важные люди расселись по своим местам, и в воздухе повисло напряженное молчание.

Верховный Совет собирался с духом и раздумывал, с чего, собственно, начать это великое, без преувеличения, знакомство. Ситуация была уникальная, и Совет панически боялся сделать что-то не так и, как следствие, получить в итоге что-нибудь не то. Все заседатели только и делали, что стреляли друг в дружку разной степени красноречивости взглядами.

Кем и чем бы ни была та, кто назвалась Сестренкой, вне всякого сомнения, она была запредельно могущественна и, несмотря на свою демонстративную доброжелательность, потенциально опасна. Статус «угроза неопределенной категории» никому просто так не присваивается.

— Уважаемая Сестренка! — первым набравшись смелости и стараясь максимально соблюдать все правила человеческого этикета (причем, делая это по большей части ради собственного успокоения, так как этот самый этикет давал ему иллюзию контроля над ситуацией), позволил обратиться к гостье глава Американской Федерации и, по совместительству, бессменный спикер верховного Совета. — Мы приносим вам официальные извинения за то, что позволили себе попросить вас подождать некоторое время нашего ответа. Я… — Мужчина позволил себе перевести дыхание. — Я искренне надеюсь, что вы не посчитаете это… этот наш поступок актом недоверия или агрессии…

— Не вижу в этом ничего предосудительного, — деликатно прервала она его речь. — Вы слишком долго были одни, и это совершенно нормальная реакция на… меня. В свою очередь, я тоже приношу извинения, что приняла решение познакомиться с человечеством именно таким способом, чтобы КАЖДЫЙ братик и сестричка сами решали, стоит ли им со мной дружить. Просто такой подход показался мне более… честным.

— Да она просто захватит нас! Вы что, не видите, что это все — лишь пускание пыли в глаза! — Кажется, у одного из членов Совета все-таки сдали нервы. — Она нас захватит! Надо защищаться, а не разговоры разговаривать! Вся ее дружба, — низкорослый полноватый мужчина своим лицом уже напоминал помидор, — это пропаганда среди населения… Она даже голос безобидный подстроила для этого!

Выдохшийся оратор упал на свое место и теперь чуть ли не растекся по нему.

В этот самый момент спикер Совета очень сильно пожалел, что у него сейчас под рукой нет пистолета. То, что сейчас учудил этот член Совета из третьесортного государства, заслуживало смертной казни на месте. И спикера бы все оправдали, от других членов Совета до простых обывателей. Этот… идиот только что буквально поставил крест на так толком и не начавшихся переговорах. Оскорбил это «нечто». Выставил людей, в смысле, человечество…

Спикер почувствовал, как у него взмокла спина. Мужчина даже представить боялся, что может теперь за всем этим последовать. Война? Зачистка? От «неопределенной категории угрозы» можно ожидать чего угодно, и далеко не факт, что у человечества в принципе найдется что-то, что можно будет противопоставить этому «чему-то» в случае конфликта. То же самое, скорее всего, подумали и все остальные заседатели, ибо они через одного тяжело дышали и смотрели на «провинившегося» таким взглядом, что…

Самоубийство при помощи вонзания карандаша в собственное горло ему совершить так и не дали. Суметь так легко отделаться? Он это что, серьезно?

— Вот именно поэтому я и предпочла знакомиться с каждым отдельно, — каким-то уставшим «голосом» выдала, наконец, Сестренка, когда весь этот сумасшедший дом наконец-то изволил закончиться. — Именно поэтому. Ну что, братики, вы успокоились, и мы можем продолжить наше общение, как ни в чем не бывало?

Совет не верил своим ушам. Оно только что дало им, человечеству, второй шанс.

* * *

Человек — на удивление странная тварь, способная приспособиться практически ко всему. Подумать только, не прошло еще и пятнадцати лет с момента контакта и первого шока, а Сестренка уже воспринималась всеми как обыденность. Подружка всего человечества разом. «Мэри Поппинс» планетарного масштаба.

И плевать, что на самом деле она была коллективным разумом роя гигантских инопланетных насекомых численностью в пару сотен раз превышающей все человечество разом. И плевать, что у нее было три биологических пола. Плевать, что общалась она, передавая и сканируя некие «мыслеобразы», что позволяло ей попросту игнорировать языковые барьеры, а на землю, хоть сама, хоть по приглашению «жильцов», прибывать отказывалась категорически. Забавно, правда?

И пусть многие люди откровенно боялись насекомых, Сестренку при этом не боялся практически никто. Ведь если она и была насекомым, то совсем не страшным. Большинству людей сложно испытывать неприязнь к тому, кого они никогда не видели, но с кем при этом по-дружески болтали чуть ли не каждый день.

Крайне любопытный это был союз, хотя для большинства обывателей более чем удобный. Сестренка всегда была готова выслушать, утешить, дать совет. Если раньше в подобных ситуациях людям приходилось обращаться к своим богам (разумеется, без всякой гарантии на то, что те их услышат и, тем более, им ответят и помогут), то теперь они с теми же самыми вопросами обращались к Рою. В отличие от непонятно, существующих или нет, богов, сестренка отвечала — всегда. В любое время дня и ночи.

Первой, правда, она почему-то никогда ни к кому больше не обращалась. Но и это тоже было удобно. Люди могли жить своей обычной жизнью, не вспоминая о ней месяцами. Однако как только возникала проблема, ее голос всегда оказывался «рядом».

Так окончательно сформировался новый мир, и так начинается эта история.

Часть первая

Слова и поступки

Последний рубеж, сломанный воздух,

Отчаяние, взорванный мост.

Я бережно нёс на руках свою душу,

По телу скулил погост.

Порвать со старым, все прошлое — дрянь,

Впереди беспредел бытия,

Я сорван с цепи, я падаю. Ангел

На руки ловит меня..

Гр. «Пилот», «Жизнь без билета».

Глава 1

— Идиот! Какой же я идиот! — уже который раз в режиме заевшей пластинки повторил Марк и хлопнул ладонью себе по лбу. — Да какого черта я вообще влез в эту драку, будь она неладна? Кем я себя возомнил? Рыцарем в сияющих латах? Баран! Ну вот какого лешего я постоянно кидаюсь грудью на амбразуру, когда не просят, а?

Удивительно, как в одно мгновение может рассыпаться в прах казалось бы более чем стабильная жизнь, всего-то из-за одного необдуманного поступка.

У него ведь все было так хорошо. Стабильная зарплата, выделенное жилье, какой-никакой, но заслуженный статус в глазах коллег по цеху (да и начальства тоже, что уж тут скрывать). Была даже весьма солидная перспектива карьерного роста до начальника цеха. Если он, конечно, еще лет десять потерпит, пройдет обучение, сдаст квалификационный экзамен, и, самое главное, их величество начальство за это время не поставит на данное место кого-то из своих друзей или родственников (впрочем, о таком повороте наш герой предпочитал не думать). А новая должность — это ведь не только в несколько раз увеличенная зарплата, что само по себе приятно, но и возможность наконец-то «выйти в солидные люди».

Еще не так давно он очень сильно всего это этого хотел. Он прямо видел свою карьеру в красках: вот он ученик, затем специалист, далее — помощник мастера, мастер, мастер линии, начальник цеха, замдиректора завода… На этом его фантазия обрывалась, ибо уже на этом этапе у него, фактически выросшего на иждивении у небогатого дедушки и практически не помнившего своих родителей, должно было быть достаточно денег, чтобы наконец-то перестать себе в чем-либо отказывать и начать жить в свое удовольствие. Должно было быть, ибо на третьей ступени его лестница резко обвалилась. Причем навсегда и по его же собственной вине.

— Идиот! — в очередной раз констатировал мужчина. ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→