Малыш Стрела — Победитель Океанов. Сказки

Александр Израйлевич Шаров

Малыш Стрела — Победитель Океанов. Сказки

МАЛЫШ СТРЕЛА — ПОБЕДИТЕЛЬ ОКЕАНОВ

Огромная океанская Волна, синяя с белой короной пены, откатываясь, рокотала:

— Эта земля принадлежит старику Океану. Перед моими глазами Сухопутное Царство, где живут Люди, Звери, Травы, Цветы, Деревья. А там, в глубине, живут Водоросли, Рыбы, Киты и Дельфины. Пусть живут! Но в полосе прилива властвует один старик Океан. Так было всегда, с тех пор как Океан родился, и будет, пока Океан не умрёт. Вот я откатываюсь, откатываюсь, увлекая в пучину всё живое, что посмело зайти, залететь, заползти в полосу прилива, потому что Океан повелел ей быть мёртвой.

Так рокотала Волна — она любила говорить длинно и красиво, — когда подул береговой ветер, и маленькое зелёное существо оторвалось от зубчатого листа дерева, на котором оно до того висело, смело прыгнуло и опустилось на мокрый песок, под самым носом у Волны.

— Кто ты такой, неразумный пришелец? — важно и неторопливо спросила Волна.

— Меня зовут Малыш Стрела — Победитель Океанов! — пискнуло зелёное существо.

— Победитель Океана? — Волна даже задохнулась от негодования.

— Малыш Стрела — Победитель Океанов! — ещё раз, уже сердито, пискнуло зелёное существо. — Я маленький, но и маленькие не любят, когда путают их имена. Советую запомнить это!

Волна не стала возвращаться, чтобы сразу же наказать Малыша.

Был вечер, а в этот час по велению Океана она обязана откатываться, уходить в глубину, чтобы, когда стемнеет, вовремя улечься спать, как должны поступать не только послушные дети, но и послушные волны. А это была очень послушная Волна. Откатываясь, она рокотала:

— Я не стану запоминать твоего глупого имени, ты ничтожное существо, о котором даже нельзя сказать «от горшка два вершка», ибо в горшке утонули бы миллионы таких крошек. Завтра я смою тебя, как прежде смыла бессчётное множество семян тополя, ивы, берёзы, шишек сосны и ели, дубовых желудей. И самая память о тебе исчезнет!

— Ладно! — пискнул Малыш. — Завтра, если хочешь, померяемся силами, и все увидят, так же ли ты сильна и умна, как болтлива и хвастлива.

Все Деревья и Звери на берегу и все Водоросли и Рыбы в Океане, и Медузы, и Морские Звёзды, и Птицы — словом, все, кто слышал этот разговор, захохотали. Им показалось ужасно смешным, что такое крошечное существо вызвало на бой могучую Волну.

Только Дельфин, который жалеет маленьких, смело бросился к берегу, рискуя разбиться о камни, и закричал:

— Прыгай ко мне на спину, Малыш! Я спасу тебя.

— Спасибо, но Малыш Стрела не из тех, которые трусят, — ответил Малыш. — Иначе, посуди сам, зачем бы я носил имя «Победитель Океанов»?!

Все бы забыли, вероятно, о забавном зелёном существе, но наутро, когда Волна в положенный срок прилива накатилась на берег и в положенный срок откатилась, Деревья и Звери на берегу, Рыбы в Океане и Птицы в небе увидели, что Малыш зеленеет там же, где поселился вчера. И за ним стоят десятки, может быть, даже сотни его братьев.

— Завтра я уж наверняка смою маленьких наглецов, — пророкотала Волна, но совсем не так красиво, длинно и уверенно, как накануне.

А Дельфин, подплывая к берегу, спросил:

— Как же тебе удалось победить? Можешь довериться мне: дельфины умеют хранить тайны.

— В этом нет никакой тайны, — пискнул Малыш. — Когда я появился на свет, мама сказала: «Вся суша занята Людьми, Деревьями, Зверями, Травами и Цветами. Я не хочу, чтобы мои дети отвоёвывали у других детей место под солнцем. И Океан занят Водорослями, Рыбами и Китами. Только полоса земли, которую заливает прилив, свободна и мертва. Ты оживишь её! Я дам тебе для этого оружие. Ты будешь висеть у меня на зубчике листа, пока у тебя не вырастет корешок, острый, как стрела, и стебелёк, и листочки. Ты начнёшь жизнь не беспомощным семенем, а маленьким деревцом». Так сказала мать. И я вонзился острым корешком в мокрый песок. И держусь изо всех сил. И мне никто не страшен!

— У тебя мудрая мать, — задумчиво сказал Дельфин. — Что может быть лучше этого: владеть оружием, которое никого не убивает. Будь счастлив, Малыш Стрела — Победитель Океанов!

Именно Дельфин первый назвал Малыша его полным именем!

…С тех пор прошло очень много лет.

Малыш вырос в большое дерево. В положенное время он стал отцом, а потом — дедом, прадедом и прапрадедом. Потомки его заселили берега океанов и морей Мангровыми лесами, как называют эти леса учёные. Когда наступает час прилива, Волна приближается к очень старому дереву, которое любит, чтобы его по-прежнему звали детским именем Малыш Стрела Победитель Океанов, и просит его:

— Пожалуйста, разрешите мне накатиться на берег, а потом уйти обратно в глубину!

И когда Малыш разрешает ей это, она осторожно пробирается через строй его сыновей, внуков, правнуков и праправнуков, почтительно снимая белую пенную корону перед теми, кто, не пролив ни капли чужой крови и никого не обидев, завоевал и оживил мёртвую землю.

МАТЬ И ДОЧЬ

— Она — я говорю о матушке Медузе — похожа на раскрытый зонтик. Она плывёт по морским волнам очень медленно, но, если ей сказать об этом, ответит:

— Пожалуй, вы правы… Но зато разве я не применяю самую лучшую технику? Когда люди придумали ракетные двигатели? Десять… ах, простите, даже сто лет назад! А я двигаюсь как ракета, только выбрасываю не горящий газ, а воду, уже десять… нет, сто миллионов лет!

В ясную погоду она подплывает к самому берегу, поднимаясь на гребень каждой волны.

Кажется, что она высматривает кого-то, ищет и не может найти.

Кого она ищет?

Ну конечно же, свою дочь!

Если ты спросишь матушку Медузу на её родном медузьем языке, как, когда и почему она потеряла дочь, то услышишь грустный рассказ.

— Видите ли, мы, медузы, плаваем. Всегда, от самого рождения. Конечно, это сопряжено с беспокойством, даже с опасностями. Нет, штормов мы не боимся, но каждую из нас может проглотить большая рыба или перерезать нос корабля. И всё-таки… Какое это счастье — плавать, пересекать море, видеть новые места…

А дочь моя, как только родилась, сказала:

«Хватит, я устала!»

Подплыла к берегу, прикрепилась к скале и не двигается с места. Вот какие бывают странные странности!

— Но, может быть, и вам… На старости лет…

— Нет, нет! Я так и умру — в море, плавая. Как же жить без этого?

Попробуем отыскать её рассудительную дочь. Вот она. Она похожа не на зонтик, как матушка Медуза, а на… Да, больше всего она напоминает баскетбольную сетку, прикреплённую к скале. Волны бросают в неё вместо мячей мелкую морскую живность, которую она подхватывает щупальцами.

Подождём, пока она позавтракает, и спросим:

— Вы дочь матушки Медузы?

— К сожалению, — ответит она грубо. — Я дочь этой бродячей, неугомонной особы. Но имя моё — Полип! Можете меня называть Полипа Медузовна.

Спросим:

— Счастливы ли вы, Полипа Медузовна?

— Хм… Разумеется. Поскольку я не делаю глупостей, как матушка… Счастлива, но…

Она не закончила. Почему же она не договорила?

Присмотрись, и, может быть, ты догадаешься.

Что это набухает на её теле?

Маленький зонтик! Крошечная Медуза.

Она растёт, растёт. Вот она оторвалась от Полипы Медузовны и быстро поплыла.

Не оглядываясь! В море, в море!

— Куда ты, дочка?!-тоскливо окликнет Полипа Медузовна.

— Плавать! Прощай! — отзовётся маленькая Медуза. — Какое это счастье — плавать в открытом море!

Она плывёт всё дальше и дальше. Вот её и не видно больше с берега в синем безбрежном море.

Издали доносится песня матушки Медузы:

Проплыла я семь океанов,

Девяносто семь морей.

Я видала очень странных

Рыб поющих,

птиц молчащих,

рыб летящих

И удивительных зверей (даже китов!).

Ах, не надо!

Ах, не надо!

Не зовите вы меня!

Есть ведь в мире

Сине-сине-сине-сине

И еще синее даже

НЕИЗВЕСТНЫЕ МОРЯ!

Я слушал эту песню, стоя на берегу Чёрного моря вместе со знакомым школьником — между прочим, отличником по географии.

— Но, — сказал мальчик, — на земном шаре ведь всего четыре океана: Тихий, Атлантический, Индийский и Северный Ледовитый. И морей тоже… не знаю сколько, только гораздо меньше, чем девяносто семь. А матушка Медуза говорит, что…

«Она не говорит, а поёт, — подумал я. — Это разные вещи: отвечать на уроке по учебнику и сочинять и петь свои песни. И она никогда не держала в своих руках, то есть щупальцах, глобуса. И географические карты размокли бы в море. Нет, не стоит сердиться на матушку Медузу, даже если она немножко преувеличивает».

Да мы с моим мальчиком совсем ни капельки и не сердились на неё. Мы стояли на берегу, прислушивались к песне и следили за тем, как Медуза-внучка спешила на голос бабушки.

Нам самим очень хотелось поплыть вслед.

УМНЫЙ УГОРЬ

Плыли, плыли рыбы, пока путь им не преградила земля.

Летучая рыба поднялась в небо, посмотрела и сказала:

— Это очень большая земля, она называется «Материк», её не перелетишь. Поплыву-ка я домой. Злая рыба Акула сказала:

— Ну что ж ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→