Неандертальцы

Четвертая книга серии "Возникновение человека" посвящена непосредственному предшественнику современного человека - неандертальцу. Автор знакомит читателя с историей открытия неандертальского человека, жившего в ледниковую эпоху, - искусного охотника, современника пещерного медведя, пещерного льва, мамонта и других вымерших животных.

В книге рассматриваются новейшие гипотезы, объясняющие почти внезапное исчезновение неандертальца и появление его преемника, кроманьонца, а также рассказывается о последних открытиях в этой области.

Книга богато иллюстрирована; рассчитана на людей, интересующихся прошлым нашей Земли.

Неандертальцы

The Emergence of Man

The Neanderthals

by George Constable and the Editors of TIME-LIFE Books

TIME-LIFE Books New York

К65

Констэбл Дж.

Неандертальцы. Пер. с англ. И. Гуровой. Ред. и предисл. Ю. Г. Рычкова. М., "Мир", 1978. 159 с. с ил. (Возникновение человека)

Автор: ДЖОРДЖ КОНСТЭБЛ, сотрудник издательства Time-Life Books, много писал на научные темы. Кроме того, его перу принадлежат три романа - "Все покинутые дети", "Властители воображения" и "Мечты застенчивых людей", а также несколько книг для детей, в том числе "Охотники на китов" и "Рыцари- воины".

Консультант: РАЛЬФ С. СОЛЕЦКИ, профессор антропологии Колумбийского университета - признанный авторитет по неандертальцам. Окончив Нью-йоркский Сити-колледж и Колумбийский университет, он одно время был сотрудником Смитсоновского университета. Свои раскопки в иракской пещере, где некогда обитали неандертальцы, он описал в книге "Шанидар. Первые цветочные люди".

Рисунок на переплете: Два неандертальца, возвращающиеся с охоты, осторожно, время от времени останавливаясь, пробираются через гряду покрытых лишайниками валунов. Этот найденный первым - и вызвавший наибольшие споры - древний человек был не обезьяноподобным зверем, каким его долго считали, но непосредственным предшественником современного человека: обладал крупным мозгом и изготовлял орудия, одежду и укрытия, чтобы выжить в суровых условиях ледникового периода.

Сцены, изображенные на переплете и на страницах 29-37, были воссозданы наложением рисунков на фотографии ландшафтов того типа, который существовал во времена неандертальцев. Рисунки на переплете сделаны Бертом Силверменом, рисунки на страницах 29-37-Хербом Стейнбергом.

Редакция научно-популярной и научно-фантастической литературы

© 1973 Time-Life International (Nederland) В. V. Original English language edition published by Time Inc.

© Перевод на русский язык, "Мир", 1978

Дж. Констэбл НЕАНДЕРТАЛЬЦЫ

Редактор Р. Дубровская

Художник В. Карпов

Художественный редактор А. Смеляков

Технический редактор А. Резоухова

Корректоры С Денисова, И Соколова

ИБ № 1292

Сдано в набор 29.07.77. Подписано к печати 27.04.78. Формат 84×1081\16. Бумага офсетная N° 1. Гарнитура Тайме. Печать офсетная. 5 бум. л., 16,80 усл. печ. л., 17,77 уч.-изд. л. Тираж 75 000 экз. Зак. 610. Цена 2 р. 20 к.

Текст набран на фотонаборных машинах

Издательство "Мир" Москва, 1-й Рижский пер., 2

Ярославский полиграфкомбинат Союзпочиграфпрома при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 150014, Ярославль, ул. Свободы, 97.

Предисловие

Книгой "Неандертальцы" открывается предпоследняя страница истории становления человека. Эпопея близится к завершению, но число неразрешенных научных проблем не уменьшается. Самые острые из них связаны именно с неандертальцами. Словно чтобы помочь выявить черты героя, природа меняет декорации - ледниковая эпоха, общее иссушение климата Земли, падение уровня Мирового океана. Картина насыщается деталями. Число обнаруженных по всему Старому Свету неандертальских стоянок приближается к полутысяче, число находок самих неандертальцев превышает сотню, изготовленные ими каменные орудия занимают огромные стенды в музейных коллекциях, а на их изучение затрачиваются тысячи часов рабочего времени.

Растет число ученых, вовлеченных в разрешение неандертальской проблемы. Растет и число научных теорий и мнений. Как заметит читатель, решения начинают приниматься на основе принципа большинства. Но такой своеобразный демократизм в науке не гарантирует ее от подлинных переворотов в понимании проблемы. Большинство ученых вначале отрицали саму возможность существования неандертальского человека; затем, смирившись с этим фактом, отвели ему место тупиковой ветви на родословном древе человека и начали искать некоего "пресапиенса", более или по крайней мере не менее древнего, чем неандерталец, и наконец, разочаровавшись в его поисках, вслед за своими советскими коллегами признали неандертальцев как стадию в становлении современного человека.

Этот шаг обусловлен изменением взгляда на биологическую систематику людей среднего и верхнего палеолита и геологической современности - все они признаются представителями единого вида Homo sapiens. Но только что достигнутому согласию ученых в вопросе о том, проходил человек стадию неандертальца в своей эволюции или нет, вновь грозит нарушение, ибо большинство советских антропологов придерживаются иного взгляда на систематику и, подчеркивая качественный характер отличий физических типов современного человека и человека неандертальского, возводят последнего в ранг самостоятельного вида.

Отличия современного человека от неандертальца не столь явны, как от человека прямоходящего (например, по объему мозга эти отличия отсутствуют вовсе). По другим признакам они устанавливаются путем измерений, то есть с помощью количественной меры расхождений в деталях строения скелета, в пропорциях черепа, в соотношении отделов головного мозга. Найти же неуловимый переход количественных различий в качественно иное состояние - задача не из легких. Многое зависит от того, на какие различия и какие признаки сделать упор, чему и какой придать вес. Но в вопросе о том, весомы ли выявляемые отличия, последнее слово принадлежит самим неандертальцам.

Попробуем судить не по окаменевшей форме, не по внешним особенностям ископаемых остатков неандертальских людей, а по их деяниям. Ведь следы таких деяний дошли до нас в не меньшем количестве, чем окаменевшие кости. И тогда окажется, что под покатым лбом неандертальца горела истинно человеческая мысль - она руководила людьми в их противостоянии Великому оледенению, она разрабатывала те разнообразные приемы труда и охоты, что позволили человеку выстоять в эпоху наибольших экологических потрясений. Глаза, упрятанные под мощное надбровье, которое отличает неандертальца от современного человека, - эти глаза светились любовью к ближним, состраданием к слабым и старым, к больным и умирающим. Но эти же глаза исступленно взирали на действо каннибалистической магии. "Человек словно в зеркале мир - многолик. Он ничтожен - и он же безмерно велик!" - писал Омар Хайям...

Возможно, речь неандертальца отличалась плохой артикуляцией. Но ни плохо развитая речь, ни скошенный лоб не помешали неандертальцу осознать свое исключительное место в природе, понять величие драмы жизни и смерти, не помешали ему попытаться вступить в борьбу со смертью. С великой надеждой на жизнь после смерти он зародил живущую и в наши дни традицию провожать в последний путь своих близких и своих героев цветами и ветками хвойных деревьев.

А его трудовая жизнь? Отличалась ли она качественно от жизни пришедшего ему на смену кроманьонского охотника? Конечно, каменный инструментарий и кремневый арсенал кроманьонца более разнообразны и более совершенны, но при этом они все еще так близки к неандертальским и так далеки от инструментария и арсенала человека космической эпохи. Так где же провести качественную грань между неандертальским человеком и современным человеком? Чему придать больший вес - свидетельствам костей или же свидетельствам человеческого труда, разума и духа?

Примерно такими видятся мне, одному из читателей этой книги, причины, по которым ее автор вслед за своим авторитетным научным консультантом отказывается от признания видовых - качественных - различий между неандертальским и современным человеком.

Но от этого лишь еще больший драматизм приобретает тайна исчезновения неандертальцев - современный центр всей неандертальской проблемы. Что произошло? Какая трагедия разыгралась во всей Ойкумене ледниковой эпохи? Как могло случиться, что люди - настоящие люди, понятные нам в своем труде, близкие в проявлениях своего интеллекта, - вдруг, менее чем за одну двадцатую всего времени своего существования, повсеместно исчезли с лица Земли, уступив поле жизни кроманьонцам и другим, близким по типу людям?

Здесь необходимо указать, что в науках о человеке проблема смены неандертальского типа людей типом кроманьонским разрабатывается в рамках двух весьма различающихся гипотез происхождения человека разумного и его рас. Гипотезы эти известны под названиями полицентризм и моноцентризм. Первая сформулирована в 30-40-х годах в зарубежной антропологии и советской археологии, вторая - в 40-50-х годах в советской антропологии.

Сегодня у обеих гипотез много сторонников и в нашей стране и за рубежом, более того, и здесь и там отдельные ученые переходят с одних позиций на другие. Коснемся их лишь в той части, в какой они затрагивают вопрос о судьбах неандертальцев на завершающем этапе их двухсоттысячелетней истории.

Полицентризм трактует исчезновение неандертальцев как повсеместное закономерное превращение их в людей современного биологического вида. Это превращение совершилось под воздействием трудовой деятельности, культуры и растущего интеллекта, то есть под воздействием социальн ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→