Одна отвергнутая ночь

ОДНА ОТВЕРГНУТАЯ НОЧЬ

ДЖОДИ ЭЛЛЕН МАЛПАС

СЕРИЯ «ОДНА НОЧЬ». КНИГА 2

Оригинальное название: Denied (One Night #2) by Jodi Ellen Malpas 2014

Переведенное: Джоди Эллен Малпас – Одна отвергнутая ночь (Серия «Одна ночь» #2) 2016

Перевод: Елена Филимонова

Редактор и оформитель: Яна Полещук

Обложка: Анастасия Токарева

Вычитка: Анна Ковальчук

Переведено специально для группы: Книжный червь / Переводы книг https://vk.com/tr_books_vk

Любое копирование без ссылки

на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация

Он поразительно богат, до безобразия великолепен и способен вознести ее на вершины удовольствия, о которых она и не подозревала. Для Ливи дороги назад уже нет. Она полна решимости стать светом в темном мире Миллера Харта. Только за эту новую жизнь приходится платить слишком высокую цену…

Миллер знает, что власть, которой он обладает, не может быть без жертв — но он не позволит Ливи стать одной из них. И пусть он хочет не что иное, как обладать ею всеми возможными способами, его первоначальная обязанность — защитить ее любой ценой. От его проступков, его врагов и особенно от него самого.

Но по мере того, как их любовная история набирает обороты, эти двое привлекают внимание третьего лица, одержимого и опасного. Обнаружив о Миллере подробности, ударившие ее в самое сердце, Ливи должна будет решить, испорчен ли он настолько, что ничего нельзя исправить. А ему придется взглянуть в лицо своим страхам, чтобы удержать ее или потерять…

Посвящается

Бабуле, тётушке Долл и тётушке Филис. В образе бабушки Оливии лучшая часть каждой из вас. Мы скучаем по вам. ХХХ

Благодарности

Миллион спасибо завсегдатаям. Вам всем известно, кем вы являетесь! Мне повезло иметь вас за своей спиной. Особое спасибо Ли, моему редактору, которая сделала процесс редактирования почти приятным. Я сказала почти! Как бы то ни было, работа с тобой — истинное удовольствие. Спасибо тебе за всё и за создание «джодиизмов». Художественным отделам в издательских домах Соединённых Штатов и Великобритании. Я абсолютно ужасно объясняла, какими именно хочу видеть обложки, и всё же вы всё всегда понимали. Спасибо вам!

И моим девочкам. Хочу отвезти вас куда-нибудь и пить с вами мохито, пока мы все не отключимся.

Надеюсь, вам нравится Отвергнутая.

Джоди. ХХХ

Пролог

Уильям Андерсон медленно и задумчиво положил телефон на место, а потом развалился в большом офисном кресле. Его огромные руки то и дело прикрывали рот в течение десятиминутного разговора до тех пор, пока мужчина не оказался на грани сумасшествия. Он не знал, что думать, но понимал, что нужно выпить. Хорошенько выпить. Уильям прошел к шкафчику с алкоголем и поднял старомодную выпуклую дверцу. Он не остановился подумать, что именно будет пить: прямо сейчас любой алкоголь сойдет. До краев наполнив стакан бурбоном, он тут же осушил его наполовину и долил снова. Ему стало жарко, он взмок. Обычно собранный, мужчина был ошеломлен сегодняшними открытиями, и теперь все, что он мог видеть — прекрасные сапфировые глаза. Куда бы он ни посмотрел, всюду видел их, они истязали, напоминая о его провале. Он сорвал галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки в надежде, что это облегчит дыхание. Увы, нет. Горло сжалось. Прошлое вернулось, чтобы преследовать Уильяма. Он так отчаянно старался не привязываться, не заботиться. И вот теперь это случилось снова.

В его мире решения должны приниматься на свежую голову и с объективным взглядом — то, в чем обычно он являлся экспертом. Обычно. Все в мире Уильяма случалось по определенной причине, и этой причиной обычно были его слова, потому что люди его слушали, они его уважали. Сейчас же он чувствовал, как ускользает весь контроль, и это ему не нравилось. Особенно там, где была она.

— Я слишком стар для этой фигни, — прорычал он, падая в кресло. Сделав еще один большой, тяжелый глоток бурбона, он запрокинул голову и уставился в потолок. Она заставила его потерять контроль прежде, и он вот-вот позволит ей повторить это снова.

Он глупец. Но появление Миллера Харта в этом и без того сложном уравнении не оставило ему выбора. Так же, как его принципы… Или любовь к этой женщине.

Глава 1

Моей судьбой управляет кто-то другой. Все мои усилия, осмотрительные поступки и защитные барьеры, которые я так старательно выстраивала вокруг себя, были уничтожены в день, когда я встретила Миллера Харта. Вскоре стало очевидно, что я достигла в своей жизни той точки, где стало важно вести себя благоразумно, cохранять внешнее спокойствие и оставаться осторожной. Потому что этот мужчина, бесспорно, собирался проверить меня на прочность. Так и случилось. Так и было сейчас. Довериться мужчине, открыться мужчине, отдаться ему было пределом. Это и случилось, и теперь всем я сердцем жалею, что не сделала по-другому. Напрасным беспокойством было бояться, что он оставит меня из-за моего прошлого. Это должно было быть самым последним из моих страхов.

Миллер Харт — высококлассный мужчина-проститутка. Назвал «эскортом», только от менее резких слов смысл не меняется.

Миллер Харт продает свое тело.

Жизнь Миллера Харта — фальшивка.

Миллер Харт — это мужской аналог моей мамы. Я влюбилась в мужчину, с которым не могу быть. Он заставил меня чувствовать себя живой после моего слишком долгого блеклого существования, а потом он забрал придающее сил чувство, оставив на его месте пустоту. Теперь в моей душе жизни меньше, чем когда-либо до встречи с ним.

Унижение от неоправдавшейся реальности утопает в боли. Я не чувствую ничего, кроме парализующей боли. Это были самые долгие две недели, которые только можно представить, и мне придется мириться с этим всю оставшуюся жизнь. Одной мысли достаточно, чтобы появилось желание закрыть глаза и никогда больше их не открывать.

Снова и снова прокручиваю в голове ту ночь в отеле — ощущение ремня Миллера на своих запястьях, холодное безразличие на его лице, когда он со знанием дела заставлял меня кончить, боль на его лице, когда он осознал, какую обиду нанес. Конечно, я должна была исчезнуть.

Я просто не осознавала, что бегу прямиком в ещё большую проблему. Уильям. Знаю, это только вопрос времени — он найдет меня снова. Я видела удивление на его лице, когда он заметил меня и точно узнал Миллера. Уильям Андерсон и Миллер Харт знакомы, и Уильям заинтересуется, откуда я знаю Миллера, и, Боже упаси, чтобы он интересовался тем, что я делала в том отеле. Я не только провела две недели в аду, я провела две недели, оглядываясь через плечо в ожидании его появления.

***

Заставив себя принять душ и надеть первое, что попалось под руку, спускаюсь с лестницы и нахожу Нан стоящей на коленях, загружающей стиральную машинку. Я молча сажусь за стол, только у бабули, кажется, все эти дни на меня настроен радар, и каждое движение, каждый вздох и каждая слезинка замечены, не важно, находится ли она со мной в комнате или нет. Она переживает, но не понимает, сочувствует и подбадривает. Попытки заставить меня увидеть положительное в моих встречах с Миллером Хартом стало целью ее жизни, только я не вижу ничего, кроме неминуемых страданий, и не чувствую ничего, только затянувшуюся боль. Никого больше быть не может. Ни один мужчина не разожжет эти чувства, не заставит меня чувствовать себя защищенной, любимой и в безопасности.

Что смешно, на самом деле. Всю свою жизнь я презирала то, что мама бросила меня ради жизни среди мужчин, удовольствий и подарков. А потом выясняется, что Миллер Харт — мужской эскорт. Он продает свое тело, берет деньги за то, что доставляет женщинам удовольствие. Для него каждый раз, когда он брал у меня свое, ласково держал в своих руках, это был способ стереть грязь от встреч с другими женщинами. Из всех мужчин в мире, кто мог бы так всецело меня пленить, почему это сделал именно он?

— Хочешь пойти со мной на сбор клуба по понедельникам? — буднично спрашивает Нан, пока я пытаюсь проглотить немного хлопьев.

— Нет, останусь дома, — отправляю ложку в миску и снова набиваю рот. — Ты выиграла в бинго прошлой ночью?

Фыркнув пару раз, она захлопывает дверцу стиральной машины и начинает насыпать стиральный порошок.

— Черт побери! Пустая трата дурацкого времени.

— Зачем тогда ты ходишь туда? — спрашиваю, медленно пережевывая свой завтрак.

— Потому что сотрясаю этот зал бинго, — она подмигивает и едва заметно улыбается, и я молча умоляю ее не приставать ко мне снова со своими ободряющими словами. Мои мольбы не услышаны. — Я провела годы, оплакивая смерть твоего дедушки, Оливия, — ее слова немного шокируют: упоминание дедушки — последнее, чего я ожидала. Жую теперь ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→