Дорога в никуда

М. М. Эбзеев

Дорога в никуда. Из записок психолога. Пособие для родителей наркоманов

Краткие сведения об авторе пособия

Родился в 1971 году в городе Анапе. В 1988 г. закончил среднюю школу и поступил на филологический факультет Карачаево-Черкесского педагогического института (ныне университета). По окончании первого курса, как отличник учёбы, был зачислен на второй курс только что открывшегося в Московском педагогическом государственном университете им. В. И. Ленина факультета педагогики и психологии, который закончил в 1993 году. В том же году на том же факультете поступил в магистратуру, которую закончил в 1995 году, – стал магистром педагогики и психологии. С 1995 по 1996 год – старший преподаватель кафедры психологии Карачаево-Черкесского педагогического университета. С 1996 по 1997 год – методист-психолог информационно-методического центра при управлении образования города Анапы. С 1997 по 2000 год – обучение в аспирантуре на кафедре общей психологии в МПГУ им. В. И. Ленина. С 2001 по 2004 год – психолог в отделении наркологии и психотерапии в госпитале Главмосстоя. Последние 11 лет работал психологом-консультантом в реабилитационном центре «Страна Живых». Кроме того, в течение последних десяти лет я постоянно веду специальные занятия с родителями наркозависимых молодых людей.

Введение

В силу ряда причин вводную часть данного пособия для родителей наркозависимых и проблемных подростков и молодых людей необходимо начать с разговора о литературе по теме. Самое невероятное заключается в том, что по проблематике, предлагаемой заинтересованным читателям-родителям, почти нечего порекомендовать. Есть, правда, изданная в 2004 году в Нижнем Новгороде книга С. Н. Зайцева «Пособие для родных и близких наркомана, алкоголика» с интригующим названием «Созависимость – умение любить». Она по-своему интересна и, допускаю, полезна. Но родителям наркоманов мало что дает. Меня легко поймать на слове. Как это нет литературы?! А многочисленные монографии наших учёных? А докторские и кандидатские диссертации? А обширная справочная литература? Да, всё это, слава Богу, есть. Но кому она адресована? Учёным и тем, кто собирается ими стать. Но родители-то, за редчайшим исключением, не являются и не собираются стать учёными. Следовательно, для родителей нужны доступные им научно-популярные издания. Я по роду своей работы фактически ежедневно общаюсь с родителями наркозависимых юношей и девушек. Да и взяться за данное пособие меня «подвигли» именно родители.

Что касается центральной проблемы пособия, то мало сказать, что он злободневна. Не знаю, как «выглядит» она со стороны, но изнутри картина ужасающая. Молодеет неуклонно контингент «торчков». Создаётся иногда впечатление, что никого, подчас включая даже родителей наркоманов, эта смертельная болезнь века не волнует, хотя, надеюсь, это не так. Не хочется огорчать потенциального читателя статистическими данными о процентном соотношении между действительно окончательно выздоровевшими и продолжающими употреблять: они удручающие.

Несколько слов о родителях. Говоря правду, следует сказать, что с ними значительно труднее общаться, чем с подростками и молодыми людьми. Возраст родителей проблемных подростков и молодых людей колеблется примерно от 35 до 55 лет. То есть это самая деятельная, энергичная, мобильная, работающая, творческая часть нашего общества. Не забудем добавить: кормящая и одевающая. Ликбез им не нужен, ибо это люди образованные, грамотные… И всё-таки в вопросах воспитания большинство из них разбирается, что называется, в общих чертах: что-то читали, о чём-то слышали, иной и в интернете что-то найдёт. Все вроде бы знают предмет разговора в «общих чертах». Но специальных системных знаний в области педагогики, психологии, наркологии и т. д. у большинства из них нет. И в то же время многие полагают, что знают основы всех только что названных и других наук. Ну и, естественно, сакраментальный и как бы даже традиционный вопрос: «А чем занимается школа? За что учителя получают деньги, теперь уже большие?»

Беда родителей в том, что они не могут «расти» с ростом, то есть взрослением, их детей, которые надолго остаются в сознании пап и мам ласковыми, послушными, любознательными, прилежными Наташами, Сашами, Катями, Костями и т. д. Первые качественные изменения в поведении школьников начинаются с момента их перехода в 5-й класс, потому что они с этого момента вливаются в разнонаправленные потоки учеников по различным учебным кабинетам (и это повторяется каждую перемену). С этого времени детям хочется выглядеть «взрослыми» учениками. Сравните: в начальных классах поют, рисуют и танцуют почти все дети. Вопрос не в том, хорошо или плохо это. Уже в пятом классе «отпадает» примерно половина мальчиков, в шестом классе поют на уроках музыки не более двадцати пяти процентов, до десяти-двенадцати процентов в 7-м классе. Что касается танцев, то здесь остаются единицы. На уроках изо картина не намного лучше. То есть «потери» c четвёртого по седьмой класс составляют почти девяносто процентов. «Посеешь добро – вырастет добро, посеешь зло – вырастет зло, ничего не посеешь – всё равно вырастет зло», – говорил известный отечественный педагог В. А. Сухомлинский. А что же сеют школа и родители в течение трёх лет жизни ребенка (пока он учится в 5–7-м классах)? Вот о чём нужно думать школе и родительской общественности. Что и как «сеять» – об этом надо бы думать всем: и школе, и родителям, и общественности, да и учёным, а не спорить о том, кто виноват.

Окончательно «отпавшие» уже в 7-м классе подростки (к этому времени к мальчикам присоединяются и девочки) находят другие «дела». А к восьмому-девятому классу эти отпавшие в своём большинстве не чураются и горячительных напитков, и травки… И только через два-три года (да и то в лучшем случае) либо родители, либо школа (а то и синхронно): ах, ах, Володя был такой хороший мальчик. Да, был в лучшем случае до 7-го класса. Родители всегда утверждают, что хорошо знают своих детей. Это справедливое заявление, когда речь идёт о 7–10-летних детях. Соседи, сверстники 7–8-классников могли бы рассказать много неизвестного, невероятного их родителям…

Определённое место в книге занимают истории подростков и молодых людей, у которых наблюдаются отклонения (иногда очевидные только специалисту) от привычного, общепринятого представления о так называемых нормах поведения (в том числе и речевого), поступках, какие-либо не совсем адекватные суждения и действия. Речь здесь идёт не о врождённых отклонениях, а о приобретённых (почти всегда в раннем детстве). Скажем, боязнь темноты, некоторых животных (обычно собак), иногда – одиночества, резких окриков – всё это и многое другое само по себе действует угнетающе: страх как бы идёт наплывом из глубины сознания, памяти. В ряде историй рассказывается о работе с подростками и молодыми людьми, которые испытывают такой «возвратный страх».

В книге, адресованной главным образом родителям наркозависимых, я осознанно и принципиально избегал терминологии. Но одно исключение всё-таки здесь необходимо. Речь идёт о созависимости. Поэтому буквально несколько слов (которые родители могут не читать) о самом понятии созависимости, так как основная тема этой книги – созависимость. В литературе я нашёл около десятка довольно развёрнутых определений категории «созовисимость» наркологов, психологов, психотерапевтов, и все они мне очень понравились. Некоторые из них я даже попытался воспроизвести, и мне это с некоторым усилием удалось. Да, с некоторыми затруднениями я смог воспроизвести несколько определений. Но у меня есть психологическое образование, и я 15 лет занимаюсь этой проблемой, т. е. я, что называется, «в теме». А что могут дать эти определения родителям?

Чтобы от чего-то отталкиваться, я взял самое широкое понятие термина «созависимость»: приставка «со-» означает совместность каких-либо действий или состояний. В чём же здесь совместность (читай «созависимость»)? Если говорить весьма и весьма упрощённо, можно сказать, что наркоман зависит от наркотиков, а родители и очень близкие родственники – от него.

Причины того, что сын или дочь становятся наркоманами, во многом таятся в семье. Эти слова родители обычно воспринимают как обвинение в их адрес (мол, упустили, недосмотрели и т. д.) и поэтому начинают агрессивно оправдываться и при этом не замечают другого смысла, которое несёт это утверждение. А именно: эти слова означают, что если всё решалось внутри семьи, то есть если вы совершили какие-то ошибки в воспитании детей и они стали наркоманами, то также внутри семьи это можно изменить и исправить ошибки.

Поэтому основная задача книги – это не сообщение родителям новой информации, которой непонятно как можно воспользоваться. Нет. Основная задача заключается в том, чтобы после прочтения этой книги у вас изменилось внутреннее состояние отношения к себе (прежде всего!), к сыну или дочери, употребляющих наркотики. Чтобы вы, наконец, смогли разорвать этот круг, состоящий из страха, стыда и чувства вины.

Все имена и отчества вымышлены, и совпадения с реальными лицами совершенно случайны.

Часть первая

Рекомендации для родителей наркоманов

Глава первая

Театр одного зрителя

Эта глава – своеобразный развёрнутый эпиграф ко всей книге.

Беседа психолога с визитёрами – почти всегда театр одного зрителя. Именно поэтому настоящая книга открывается главой о перипетиях семейной жизни профессионального актёра. Фактически решение он уже принял. Свою задачу видел в том, чтобы подтолкнуть п ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→