Последний Поезд с Платформы “Погибель”

Последний Поезд с Платформы “Погибель”

Что произошло ранее…

В 1886-м году из своей обители в отеле “Святилище” в Новом Орлеане авантюрист и охотник за головами по имени Тревор Лоусон отправил одному своему клиенту визитную карточку, гласящую, что все вопросы урегулированы, а ниже сделал приписку: “Я путешествую по ночам”.

Вскоре после этого июльской ночью в отель “Святилище” прибыл посетитель из Шривпорта. Богатый влиятельный человек, владеющий лесозаготовительным предприятием, по имени Дэвид Кингсли привез Лоусону письмо от человека, которого никогда не встречал, знал лишь его имя, указанное в письме — Кристиан Мельхиор. В письме значилось следующее: Ваша дочь очень красива, мистер Кингсли…. если хотите вернуть ее, я требую, чтобы вы заплатили выкуп золотыми монетами в количестве шестисот шестидесяти шести долларов… ее держат в городке Ноктюрн, до которого удобно добраться от деревни Сан-Бенедикта… расскажите об этом только одному субъекту и пошлите его с золотом ко мне… его зовут Тревор Лоусон.

Кингсли искренне хотел выяснить, какая связь имеется у упомянутого Лоусона с похитителем его младшей дочери Евы, однако осевший в отеле “Святилище” ночной путешественник не знал никого, кто носил бы имя Кристиан Мельхиор… однако сомнений в том, что этот субъект желает видеть Лоусона в своем городе, не оставалось ни у кого. Разумеется, похищенная девушка не была настоящей ценностью для тех существ, что обитали в Ноктюрне — она была лишь средством для привлечения внимания Тревора. И средством действенным, потому что Лоусон не мог не отправиться на это задание. Кингсли он сообщил, что постарается сделать все возможное, чтобы вернуть его дочь домой “целой и невредимой”, хотя в глубине души прекрасно знал, что выполнить это условие не сможет…

Выйдя из отеля в ту ночь, Лоусон заметил, что его клиента преследует некий неизвестный субъект. Не имея ни малейшего понятия о том, какие у этого преследователя могут быть намерения, Тревор — так или иначе, не предвидя ничего хорошего — решил пойти следом… и вскоре бросился в погоню.

Погоня была опасной, а схватка жуткой: любой человек в ней потерял бы рассудок от страха, но Тревор Лоусон не был простым человеком. По правде говоря, его и вовсе нельзя было назвать человеком, хотя он так упорно пытался отрицать этот факт. Так или иначе, в жилах Лоусона текла не кровь, а темный ихор, который превратил его много лет назад в вампира. Вот уже почти четверть века Тревор сопротивлялся той силе, что внушала ему пить человеческую кровь, он старался поддерживать свое существование кровью животных… с чем никак не могло смириться Темное Общество вампиров. Для них Лоусон представлял определенную опасность из-за своих намерений, поэтому многие из них желали попросту избавиться от него. Именно для этого они использовали невинную девушку Еву Кингсли и пытались столь незамысловатым способом заманить его в ловушку.

После бешеной погони Лоусону пришлось столкнуться со своим противником на одной из крыш Старой Площади, и в этой схватке таинственный вампир сумел его поразить: он продемонстрировал способности к изменению собственного тела и превратился в настоящее чудовище, больше походящее на паука, чем на человека. С помощью серебряной пули в голову Лоусону удалось уничтожить это существо, хотя и сам он вышел из этого столкновения не без травм. К счастью, излечиться — за счет своих способностей, приходящих вместе с ночной жизнью — ему удалось в кратчайшие сроки. Тревор не понаслышке знал, что уничтожить вампира навсегда можно только одним способом: выстрелить ему в голову освященной серебряной пулей. Такое оружие смертельно для темных тварей, питающихся человеческой кровью, восстановиться после такой раны они не могут, их тело начинает распадаться на куски, заживо сгорает и превращается в пепел.

В предрассветный час той ночи Лоусон навестил своего друга и покровителя отца Джона Дейла, который помогал ему добывать запас животной крови, обеспечивал серебряными пулями и всячески содействовал его борьбе с Темным Обществом. Тревор рассказал священнику о столкновении с паукообразной тварью и сообщил, что, похоже, его противники становятся все сильнее в искусстве трансформации тела. Также он рассказал отцу Дейлу о своей предстоящей поездке — бесспорно, в ловушку — предположив, что Ева Кингсли, должно быть, уже обращена. Священник попытался отговорить своего друга от рискованной операции, но оба они в душе понимали, что Тревор должен отправиться в Ноктюрн.

… города под названием Ноктюрн не было на карте, но Сан-Бенедикта — поселение, живущее за счет лесозаготовочного бизнеса, расположенное на краю болота — на карте присутствовало, и именно оттуда Лоусон, согласно инструкции Кристиана Мельхиора, должен был отправиться в ловушку. Он добрался туда верхом и по пути вспомнил весь ужас того, как вампиры убивали раненых, брошенных на поле боя под Шайло, в числе которых был и сам Тревор. Он пал в битве с северянами во время Гражданской Войны и много раз после той битвы думал, что смерть была бы более милосердным исходом, чем то, что ему на самом деле пришлось пережить. Израненный, с множественными укусами — всюду, куда могли дотянуться клыки оборванных алчущих до крови хищников — Тревор привлек внимание прекрасной темноволосой женщины в красном, назвавшей себя Ла-Руж. Она сделала Тревора своей игрушкой, и в течение периода, показавшегося бесконечным, выпивала его кровь почти до капли и медленно обращала его в свое подобие.

Там, в своей сырой темнице — в подвале фермерского заброшенного дома — Лоусон выведал у безногого обращенного капрала конфедератов, что единственный способ превратиться снова в человека — это выпить до капли ихор того вампира, что тебя обратил. Было ли это правдой? Никто не знал. Но, вдохновленный этой призрачной надеждой, Лоусон нашел в себе силы сопротивляться, выбрался из темницы… и теперь вынужден был искать Ла-Руж из года в год, надеясь проверить этот способ на подлинность… правда это или миф?

А его состояние тем временем ухудшалось, все дальше уводя его от природы человека и увлекая в мир ночи, пусть он упорно продолжал сопротивляться. Его работа, в частности, являлась для него одним из способов поддерживать связь с миром людей. Не было и дня, когда он не продолжал утешать себя мыслью о том, что рано или поздно доберется до глотки Ла-Руж.

В салуне в Сан-Бенедикта Лоусон разоблачил карточного шулера, используя свой Взор вампира, способный оказывать психическое воздействие на людей и исследовать закоулки их разума и памяти, извлекая оттуда все самые сокровенные тайны. Это было одной из его способностей — возможность манипулировать людьми, пусть и непродолжительное время. Разозленный шулер постарался подкараулить Лоусона недалеко от салуна, но от намерения убить его отказался, потому что стрелок, пожелавший остаться неизвестным, едва не застрелил его самого.

Начальник доков в Сан-Бенедикта рассказал Лоусону все, что знал о Ноктюрне: то был город особняков, построенных прямо на болоте — эдакий аналог Нового Орлеана по замыслу градостроителя — однако городок был уничтожен ураганом в 1870-м и с тех пор считался заброшенным. В том же разговоре выяснилось, что построил Ноктюрн молодой человек по имени Кристиан Мельхиор…

Лоусон отправился на лодке в эту западню, однако по пути его настиг неожиданный преследователь. Настиг днем и застал его завернутым в черное непроницаемое покрывало, с помощью которого он защищался от солнца. Преследователем оказалась молодая женщина, представившаяся Энни Ремингтон, но Лоусону быстро удалось выяснить, что настоящее ее имя — Энн Кингсли и что похищенной Еве она приходилась старшей сестрой. Под именем Энни Ремингтон она путешествовала в качестве демонстрационного стрелка для оружейной компании Ремингтон и показывала стрелковые трюки зрителям. Именно ее пуля едва не ранила Лоусона вчерашней ночью, потому что девушка была уверена: этот странный субъект имел непосредственное отношение к похищению ее сестры.

Лоусон, разумеется, не хотел, чтобы Энн вмешивалась в это дело и следовала за ним в Ноктюрн, однако она была непреклонна и заявила, что в любом случае поплывет с ним.

— Ну, хорошо, — ответил он тогда. — Следуйте за мной.

Тревор не решился держать от нее в секрете то, насколько опасна эта миссия, поэтому как на духу рассказал своей спутнице, с чем ей предстоит столкнуться в Ноктюрне. Он поведал ей всю свою историю, но реакцию Энн Кингсли можно было описать двумя словами:

— Ты безумец.

Так или иначе, вместе они добрались до Ноктюрна и услышали веселую мелодию, проистекающую из окна одного из полуразрушенных зданий. Рядом было привязано множество лодок. Похоже, вечеринка была в самом разгаре.

Лоусон и Энн были приглашены на торжество вампиршей, что встретила их на полусгнившей лестнице, после чего они вошли в зал, где играли музыканты, а существа из Темного Общества кружили в танце так быстро, что их тела превращались в размытые контуры. В центре этого фестиваля находился стул, к которому было привязано тело в грязных одеждах, лицо было скрыто черным капюшоном.

Кристиан Мельхиор предстал перед гостями и назвал себя, и к этому времени Энн Кингсли поняла, что угодила в настоящий переплет. Когда она попыталась освободить свою сестру, Лоусон опередил ее…. слабые веревки рухнули на пол, и из-под капюшона показалось лицо Ла-Руж, которая надеялась перетянуть Лоусона на свою сторону.

Окруженный вражескими вампирами, Тревор решил достать и свой козырь из рукава… на это торжество он принес с собой ди ...