Читать онлайн "Жили-были..."

автора "С.К. Хартли"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

С.К. Хартли - Жили-были…

Перевод: Renka

Сверка: Euphony (1-5 главы); Solitary-angel (с 6 главы и до конца)

Редактура: Euphony (1-5 главы); Lambda (с 6 главы и до конца)

Художественное оформление: Renka

Переведено специально для сайта http://www.worldselena.ru

Аннотация

Я не верю в сказки.

Не верю в хрустальные туфельки.

Не верю в чертова принца на белом коне.

А Золушка пусть поцелует меня в зад.

Я, например, постоянно целую лягушек. Иногда даже жаб, чего уж там.

Давным-давно перестала искать Того-Самого, потому что вместо него мне вечно попадается то Не-Тот, то Совсем-Не-Тот, то и вовсе Лучше-Бы-Не-Попадался.

А все потому, что сказки для кретинов.

Так я думала, пока в мою жизнь не ввалился Габриэль Блэк, перевернув все вверх тормашками.

Обалденный, сексапильный и даже чуточку хулиганистый, если присмотреться.

Вот только в глубине души есть у него какой-то мрачный секрет. Нутром чую.

Теперь мне надо выяснить, кто он – мой принц на белом коне или пресловутый сказочный злодей. Удастся ли мне подобру-поздорову уйти в закат с мечтами в духе «И жили они долго и счастливо»? Или по пути я грохнусь, потому что споткнусь на одурительно высоких шпильках, предназначенных исключительно для женщин с суицидальными наклонностями?

Жили-были…

То есть жила-была я, пока не встретила Габриэля Блэка.

ПОСВЯЩАЕТСЯ

братьям Гримм,

благодаря которым девушки верят, что их надо спасать.

Золушка пусть поцелует меня в зад.

А сказки для кретинов.

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве…

Короче говоря, давным-давно я была маленькой девочкой и верила, что сказки – это не просто истории, которые родители читают нам перед сном. Верила, что однажды стану принцессой, меня спасет принц на белом коне и увезет далеко-далеко.

…И наступит волшебный финал в духе «и жили они долго и счастливо».

Чушь собачья!

Я мысленно застонала, окинув комнату сонным, воспаленным с перепоя взглядом. Перед глазами все плыло, усугубляя пульсацию в висках. Сколько же я вчера выпила? Гадство какое-то. Было ощущение, будто меня поприветствовали арматурой по фэйсу. Пытаясь приспособиться к вращающейся перед глазами комнате, мой мозг проснулся и заорал: «Эй, руки не хватает! Срочно найди!»

В замешательстве я двинула левой рукой, ударив себя ею по лбу, и моя черепушка буквально раскололась от боли. Блин, как больно! Я замерла, ожидая, когда немного отпустит, и сразу же почувствовала… Ну что тут почувствуешь? Похмелье есть похмелье. Разве что пропало ощущение, что по черепу проехали катком. В конце концов я сориентировалась, и до меня дошло, что я вообще не чувствую правую руку. Повернувшись в сторону виновницы, я её все-таки отыскала. И, слава богу, она по-прежнему крепилась к моему телу. А потом я заметила, где именно была моя рука. Под ещё одним телом, очень мужским. И тело это нечеловечески храпело.

В позе морской звезды.

С разинутым ртом.

Из которого вырывались звуки погромче сирены.

О-бал-деть.

Чувак спал, зарывшись лицом в мою чудесную подушку из гусиного пуха, и был... ну, скажем так, Совсем-Не-Обаяшкой. И не надо меня судить. Я была пьяна. То есть прошлым вечером я, видимо, по собственной воле притащила его к себе в квартиру. Мои глаза прошлись по всему телу, пытаясь договориться с тем участком мозга, который отвечает за здравый смысл. Вот интересно, куда он, чёрт возьми, подевался, когда был нужен больше всего?

У Совсем-Не-Обаяшки были светлые волосы, коротко подстриженные сзади и по бокам головы и более длинные на макушке, и слегка загорелая кожа. Когда мой взгляд устремился дальше, я заметила очень голую задницу, наполовину прикрытую тонкой простыней. Недурно. Минуточку! Это ещё что за чертовщи…

О нет!

Я быстро прикрыла свободной рукой глаза, пытаясь избавиться от картинок, навсегда отпечатавшихся в моей памяти. Чтобы стереть их, не хватит отбеливателя во всех «Уолмартах» мира. Картинки заполнили мой мозг, пока я старалась вспомнить, что, чёрт возьми, вчера произошло. Не могла я спать с… этим. Я решила заглянуть под простыню, прикрывающую моё тело. С опаской отодвинула её в сторону и все поняла.

От облегчения у меня вырвался вздох.

Ничего. Вчера абсолютно ничего не произошло.

Сверху я, ясное дело, была голой, а ниже? Ага, полностью прикрыта. Совсем-Не-Обаяшка, безусловно, оправдал своё прозвище. В буквальном смысле. Не смог «заобаять» меня до штанопадения. На мне все ещё были потертые синие джинсы, не говоря уже о левой ноге, до сих пор обутой в долбаную туфлю.

Офигительно, Пэйтон! Ну просто офигительно!

Тряхнув головой, которая адски раскалывалась, я отчаянно пыталась спланировать свой следующий шаг, мысленно составляя письменную жалобу собственному мозгу.

«Дорогой Мозг!

Ну и где прошлым вечером был твой друг, Здравый Смысл?

Пожалуйста, передай ему, что после его исчезновения я подцепила в баре какого-то случайного парня, который не только пускает слюни на всю мою долбаную постель, но и, чёрт его дери, сделал на заднице татушку с надписью «Твое имя».

А еще, если тебя не затруднит, сообщи своему другу, что если именно татушка послужила поводом для знакомства, то между нами все кончено.

С любовью,

ЖУТКО страдающая от похмелья Пэйтон».

Я снова застонала, на этот раз вслух, но быстренько захлопнула варежку в надежде, что Совсем-Не-Обаяшка не сдвинется с места. Мне нужен план действий. Обведя взглядом комнату, я пыталась найти хоть что-нибудь, что помогло бы мне выбраться из передряги, в которую я угодила благодаря алкоголю.

Телик? Ну-у, нельзя швыряться телевизорами в людей… Да и вряд ли я бы смогла поднять эту штуку.

Лампа? Не-а. Не пойдет. Это подарок на новоселье от моего друга Куинна.

Зеркало с туалетного столика? Нет, самой пригодится.

Я закатила глаза.

Повернулась к прикроватной тумбочке и увидела свой телефон.

Есть!

Как бесшумный ниндзя, я взяла сотовый и тихонько вытащила руку из-под спящего мужика, потом медленно сползла с кровати и по ковру неслышно прокралась в ванную. Удостоверившись в своей безопасности, я с тихим щелчком заперла дверь и тяжело вздохнула. Радуясь своим суперским навыкам опытного ниндзя, я пролистала контакты до номера Куинна. Он подскажет, что делать.

Нажав «Вызов», я прижала плечом телефон к уху и села на унитаз пописать.

– чёрт возьми, если ты звонишь сказать, что кошка твоего соседа опять поймала мышь, я вешаю трубку.

Я закатила глаза, проигнорировав его замечание об инциденте с соседским котом по кличке Пушок.

– Боеготовность номер один, – прошептала я.

Куинн театрально ахнул, потом восторженно взвизгнул, а уж после этого, кажется, заскакал на месте.

– Боже мой! Буду через десять минут! – завопил он.

– Подож…

Я убрала телефон от уха. Он, блин, бросил трубку!

Вздохнув, я закончила свои дела на унитазе и протянула руку за спину, чтобы смыть за собой. Но так и не смыла. Это могло разбудить «спящую красавицу», а я к этому ещё не готова. Повернувшись к зеркалу, я потерла под глазами и заметила на пальцах остатки черной туши. Просто супер! Я не только подцепила в баре случайного незнакомца с самой ужасной татушкой, какую только можно представить, но у меня ещё и глаза, как у панды. А на голове птичье гнездо.

Ни дать ни взять ходячий зоопарк.

Я смыла, как могла, вечерний макияж и, открыв дверь, потихоньку прокралась к кровати. Тихонько улегшись рядом с неподвижной мужской тушей, я все думала, когда же, чёрт возьми, явится Куинн.

А потом зажала рот рукой.

Потому что он, этот мой храпящий незнакомец, пукнул.

Пристрелите меня!

Задержав дыхание, я положила телефон обратно на тумбочку и приготовилась ждать, надеясь, что Куинн понял всю важность «боеготовности номер один». Несколько минут я пялилась в побеленный потолок, изо всех сил стараясь не разбудить моего не обремененного манерами соседа по койке.

Как я втянула себя в эту передрягу? В смысле, серьезно, мне двадцать пять и ещё только предстоит остепениться и выйти замуж, нарожать двух с половиной детишек и жить в доме с белым заборчиком. Ах, просто американская мечта. Ну эта, где муж кувыркается с секретаршей, а дети толкают мать к выпивке, в то время как краска на заборе трескается с каждым коктейлем, который вливает в себя мать. Ага, как по мне, больше смахивает на кошмар, чем на мечту.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем я услышала щелчок замка во входной двери. Ну наконец-то, елки-палки!

Шоу начинается.

Закрыв глаза, я подавила садистскую улыбочку и с волнением стала ждать начала представления. У меня заболели уши, когда я услышала тяжелые ш ...