Читать онлайн "И придет Он"

автора "Аристарх Ильич Нилин"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Аристарх Нилин

И ПРИДЕТ ОН

И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет.

2.1. Откровение Св. Иоанна Богослова

Пролог

— В завершении своего выступления мне хотелось бы сказать, что на основе результатов, полученных в данной работе, открываются новые перспективы в дальнейшем изучении лазерной плазмы. Надеюсь, что коллектив молодых ученых, которым я руковожу, сможет продолжить работу в этом направлении, если конечно, — Сиротин обернулся в сторону директора института, сидевшего в президиуме, и заискивающе улыбнувшись, произнес, — руководство поддержит нас и выделит средства, необходимые на продолжение разработок, проводимых в нашей лаборатории. Я закончил, благодарю за внимание.

Последовавшие за этим аплодисменты ласкали слух Сиротина, который, в ожидании вопросов со стороны оппонентов, зачем-то положил указку на трибуну и кинул взор в глубину зала. В этот момент он увидел Пирогова. Илья стоял в дверях у входа в зал. В его взоре ничего нельзя было прочесть, но одного его присутствия было достаточно, чтобы испортить на миг праздничное настроение. Сиротин отвел взгляд, а последовавшие вслед за этим вопросы снова вернули его к тому, для чего сегодня все собрались — защите им диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук, коим он давно мечтал быть.

Спустя полтора часа председательствующий подвел итог и предложил членам аттестационной комиссии проголосовать. И, хотя процедура была тайная, Сиротин был уверен, что все пройдет без запинки. Так и произошло, все были «за». Принимая поздравления, он сиял от счастья и забыл о самом существовании бывшего сотрудника своей лаборатории Ильи Пирогова, чья идея, опрометчиво высказанная своему шефу, легла в основу диссертации, которая сегодня была блестяще защищена.

Илья стоял в коридоре и нервно курил. Он сам не понимал, зачем и для чего сюда пришел? Его никто не приглашал, и вряд ли кто-то был рад его появлению, разве что сотрудники лаборатории, с которыми он проработал четыре года. Впрочем, и они вряд ли обрадовались бы появлению бывшего руководителя их коллектива Ильи Сергеевича Пирогова. Наверное, было за что. За неуемный характер, желание днем и ночью работать, выдавать сумасшедшие идеи, а когда подходил отчетный период, неожиданно все перечеркивать и предлагать совершенно новый путь к решению задачи. Это нередко приводило либо к скандалам, либо к лишению всего отдела премии. Илья украдкой заглянул в зал, но, встретившись взглядом с Сиротиным, понял, что совершенно напрасно пришел сюда, и поэтому удалился, тихо прикрыв за собой дверь. Выкурив сигарету, он быстрым шагом спустился в фойе и вышел на улицу. Ветер растрепал его лохматые кудри, залез под воротник, а проехавшая мимо легковушка, чуть было не обдала грязной водой из лужи. Жизнь продолжалась, и надо было все начинать с нуля. Впрочем, нет, не с нуля, идеи переполняли его. Ему хотелось скорее забыть обо всем и с головой погрузиться в работу. Работу, которая не прекращалась ни на миг, и которая была смыслом его жизни.

Часть 1

ПОБЕГ

Глава 1

Утро не предвещало ничего хорошего. Мрачные мысли накануне вылились в банальную пьянку, о чем свидетельствовали вещи, разбросанные возле дивана на полу и жуткая головная боль.

Илья почесал шею, и, чувствуя, как его мутит, рванул в туалет. По дороге, чуть не упал, споткнувшись о стул. Комок подступил к горлу, и, наклонившись, он почувствовал, как поток съеденной и наполовину переваренной пищи, вырвался из него. Он опустился на колени, и обхватил унитаз, словно боясь, что упадет на холодный кафельный пол. Наконец рвота отступила, и он смог вздохнуть. Поднявшись и чувствуя в ногах слабость, побрел на кухню. Дрожащими руками налил воды, и устало присел за стол.

Настроение и самочувствие были одинаково хреновыми. Возвращаясь в комнату и проходя мимо зеркала, лениво взглянул на себя. Внешний вид оставлял желать лучшего. Щетина на лице, усы, в которых просвечивали седые волосы, впалые щеки и мешки под глазами. Илья скорчил гримасу, и усмехнулся. Отражение вызывало сочувствие и одновременно угрызение совести.

— И какого черта я так напился? — подумал он, и, вернувшись в комнату, снова расположился на диване.

— Блин, надо было таблетку от головы принять, — подумал Илья, но сползать с постели было лень. Посмотрел вокруг себя, словно ища, чтобы положить холодного на голову. Не найдя ничего, шлепнул по лбу ладонью и снова скорчил гримасу. Тупая, ноющая боль от похмелья буравила мозги и словно издеваясь, говорила:

— Пить надо меньше, друг мой. Все мальчиком себя представляешь, а ведь тебе уже сороковник перевалил. Хорохоришься, только не там где надо.

В ответ Илья повернулся и уткнулся лицом в подушку. Хотелось уснуть и забыть обо всём, чтобы проснуться с хорошим самочувствием и настроением.

Мысли еще какое-то время досаждали его, споря сами с собой. То глумились над его дурацким характером, то вставали на защиту, оправдывали, и даже жалели. В конце концов, он не заметил, как снова заснул и проснулся, когда на часах был полдень.

Головная боль прошла, но хотелось пить. Во рту было ощущение сухости и желание немедленно утолить жажду. Бодро выскользнув из-под одеяла, босиком проскочил на кухню, и, достав бутылку минералки, отвинтил пробку и жадно прильнул к горлышку. Холодная живительная влага разливалась по всему телу, доставляя ни с чем не передаваемое блаженство. Выпив, поставил её в помойное ведро, снова заглянул в холодильник. Хотелось чего-нибудь перекусить. Пустые полки говорили, что придется довольствоваться банальной яичницей. Быстро порезав все что было, хлеб, лук, кинул на сковородку и залил яйцами. Через несколько минут аппетитно запахло едой, а вскоре к нему добавился свежезаваренный кофе. Переложив яичницу на тарелку, Илья отправился в комнату, где сидя в кресле насладиться пищей, а заодно посмотреть телевизор и узнать, что делается в мире.

Безуспешно потыкав в кнопки пульта, Илья вспомнил, что еще накануне выбросил батарейки, которые окислились, а новые так и не вставил. Пришлось подняться с дивана и сидя на корточках, нажимать кнопки непосредственно на телевизоре, переключая один за другим каналы. Прежде чем оставить включенным новостной канал, сделал звук громче и уже после это улегся обратно на диван. Рука потянулась за чашкой с кофе в тот момент, когда диктор стал рассказывать о событиях, которые произошли минувшей ночью в Канаде.

— … транспортный затор, вызванный небывалым снегопадом, буквально парализовал движение на дороге, соединяющей Квебек с Монреалем. Не лучше обстоит дело на трассе в сторону столицы. Десятки аварий, сотни стоящих на обочине машин. Попытка полиции и дорожных служб разрешить сложившуюся ситуацию пока ни к чему не привели. Прогноз синоптиков неблагоприятный. По их заверению, снег будет идти еще как минимум сутки, а это значит, что ситуация на дороге еще более осложнится. И это накануне рождественских каникул. Совсем неожиданный подарок от Санта Клауса для тех, кто оказался в этот час на дороге.

Голос диктора сопровождался съемками, которые велись прямо из микроавтобуса, стоящего на обочине рядом с вереницей других машин. На их крышах лежал толстый снежный покров.

— Интересно, как сами журналисты собираются оттуда выбраться? — подумал Илья, и осторожно поставил чашку возле дивана.

— А сейчас новости из мира науки, — прогундосил диктор, и тут же продолжил, — Энергетика будущего, по заверению компетентных ученых, лежит в использовании нового вида топлива. Им является гелий-3. К сожалению, на Земле его практически нет, зато Луна является сокровищницей этого химического элемента. Вот почему освоение спутника Земли в ближайшем будущем может перейти из области фантастики, в плоскость практического освоения природных кладовых нашего ближайшего соседа в космосе. Создание долговременных поселений, и на их базе, промышленных объектов, возможно, произойдет гораздо раньше, чем мы предполагаем. Подтверждением этого, являются многочисленные высказывания о необходимости освоении Луны, которые все чаще можно услышать от руководителей крупнейших космических держав, политиков и бизнесменов.

— Бред, — громко произнес Илья, и, чувствуя, как нарастает в нем гнев, вскочил с дивана и выключил телевизор.

— Бараны, ослы, уроды. И это называется научный потенциал Земли. Еще сто лет назад было ясно, в каком направлении надо развивать энергетику, а вместо этого, швыряли деньги куда угодно, только не туда, куда надо.

Он кружил по комнате, заглядывал в окно, чуть было не разбил чашку, и, услышав, как она зазвенела на блюдце, поднял её и понес на кухню.

— Ну почему все так хреново? Почему нужно вечно всем что-то доказывать, объяснять? Почему неучи, безмозглые тупицы, получают всё, а гении влачат жалкое существование, или их замечают только после их смерти? — бормотал Илья, суетливо закуривая сигарету. Поняв, что прикурить сложно, держа её другой стороной, матерно выругался и швырнул сигарету в раковину. Подошел к окну и прижался к нему лицом, словно хотел остудить накопившийся пыл. Где-то внизу, на улице ехали машины, двигались пешеходы. Мир жил своей жизнью и ему не был дела до одинокого человека, смотрящего на них с высоты семнадцатого этажа. Им было совершенно наплевать на его чувства, переживания, на всё, что будоражило его мозг, переполненный идеями и планами.

Илья почувствовал, как вдруг стало холодно. Отшатнулся, и задел ногой табурет. Тот с грохото ...