Читать онлайн "Испытание на прочность"

автора "Аристарх Ильич Нилин"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Аристарх Нилин

ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ

Глава 1

— Докладывает первый пост. К станции подошел космический челнок. Стыковка прошла в плановом режиме. Командир челнока просит разрешения открыть отсек перехода и принять экипаж на борт станции.

— Иви, будь добра, проследи, чтобы прибывшие на станцию прошли дезинфекцию в полном объеме. Я обнаружил в вахтенном журнале, что на прошлой неделе проходил внеплановый ремонт в этом отсеке. Лишние микробы с Земли на станции ни к чему.

— Слушаюсь, командир. Какие будут еще указания?

— Как только дезинфекция закончится, доложи мне, я приму командира челнока, а заодно познакомлюсь с экипажем.

— К нам гости или постоянный экипаж?

— И те, и другие.

— Ясно. Доложу, как только закончатся все формальности.

— Хорошо. Я у себя в каюте.

Экран видеофона отключился, и Владимир вернулся к прерванной работе — реставрации фарфорового зайчика, у которого он пару недель назад по неосторожности отбил небольшой кусок. Это была уже третья попытка вернуть на место кончик морковки, две предыдущие окончились неудачей. На этот раз он решил использовать новый метод.

Собирательство фигурок животных нельзя было назвать в полном смысле коллекционированием, скорее это было хобби. Многие на станции об этом знали. Кто-то посмеивался, кто-то относился спокойно и, при возможности, привозил с Земли очередную безделушку. Фигурка занимала свое место на полке в командирской каюте, в которую Владимир Туманский переехал два месяца назад, после того как его утвердили в должности командира международной космической станции «Хронопус».

Начало строительство станции было положено теперь уже в далеком 2026 году. Первоначально её собирались запустить на орбиту Земли, но, поскольку Международный комитет по развитию дальнего и ближнего космоса еще на стадии проектирования станции рассматривал идею начать строительство лунного поселения, первые элементы конструкции стали возводиться на орбите Луны. Девять лет потребовалось для того, чтобы станция обрела свои нынешние черты и смогла принять первый экипаж, в который наряду с техническим персоналом вошли ученые и специалисты. Станция стала связующим мостом между Землей и первым лунным поселением, где к 2035 году работало около пятидесяти человек.

Владимир Туманский попал на станцию в числе первых астронавтов и по праву мог отнести себя к числу старожилов. Его назначили на должность помощника командира станции. Он представлял Россию, которая внесла существенный вклад как в проектирование, так и в строительство самой станции, поэтому среди обитателей было немало граждан страны, которая первой запустила человека в космос. Спустя два года Туманского назначили на должность первого помощника командира. Это означало, что фактически он стал вторым лицом на станции, и, со временем, у него были все шансы стать командиром. Тем более комитет установил смену командного состава каждые три года. Впрочем, шансы стать командиром станции на очередные три года были и у Вацлава Качмарека, который начал работать на станции на год позже Туманского и зарекомендовал себя как отличный специалист. Поляк по национальности, веселый, остроумный и очень коммуникабельный. В довершении всего, спустя два года на станцию прилетела его жена, которая, как и он, посвятила себя не только воспитанию двоих детей, но и освоению космоса.

В 2040 году, когда комитет решал, кого назначить новым командиром станции, перевес голосов в пользу Туманского составил всего три человека. Но этого было достаточно, чтобы утвердить его на очередной срок. Небольшим утешением для Качмарека стало то, что его назначили первым помощником, что давало шансы быть избранным в следующий раз. Правда, сам он в это слабо верил, так как к тому времени ему исполнялось сорок восемь лет, и вряд ли комитет сделал бы исключение и приплюсовал год сверх положенного нормой для командного состава пятидесятилетнего рубежа. Утешением стало то, что старший сын, названный в честь отца, успешно прошел приемные экзамены и поступил в отряд будущих астронавтов.

— Что же, если не я, то может Вацлав Качмарек-младший станет однажды капитаном станции, — чуть с грустью сказал он жене, когда узнал о решении комитета. На что та быстро утешила мужа, заявив:

— Согласись, чем выше должность и больше ответственность, тем меньше внимания любимой супруге.

Она провела рукой по щеке мужа, поцеловала и нежно посмотрела на него.

— Ты, как всегда права, дорогая.

Они были женаты двадцать один год и порой понимали друг друга без слов. В браке Вацлав был по-настоящему счастлив и очень этим гордился. А уж когда его супруга добилась того, что её направили работать на станцию, и вовсе был на седьмом небе.

Жизнь на станции протекала довольно обыденно. Плановые работы по техническому обслуживанию, внеплановые по ремонту вышедших из строя элементов, прием и отправка грузовых модулей с Луны и Земли и проведение всевозможных научных экспериментов, которые расписаны и утверждены Международным комитетом чуть ли не на год вперед. И все же, среди этой рутинной на первой взгляд работы, именно 2040 год ознаменовал собой начало больших перемен, как в работе основного экипажа станции, так и тех, кто прибывал в краткосрочную командировку для проведения сложных научных экспериментов или испытания очередного орбитального модуля.

Владимир слегка подвел кисточкой кончик морковки и внимательно посмотрел на него через увеличительное стекло. Тональность была подобрана идеально, оставалось нанести тонкий слой лака, и можно считать, что работа завершена. Он поставил фигурку на стол, в этот момент видеофон включился и вслед за этим раздался голос Иви:

— Командир, экипаж челнока ожидается через пять минут. Какие будут указания?

— Никаких. Я сейчас буду.

Он кинул удовлетворенный взгляд на зайца и отправился в командный отсек станции.

Туманский появился у командного отсека в тот момент, когда дверь на противоположной стороне модуля открылась, и в проеме показалась группа астронавтов. Судя по эмблемам на костюмах, это были прилетевшие на космическом челноке.

Обычно встреча прибывающих на станцию входила в обязанности одного из помощников, но данный визит был внеплановым. Туманский получил сообщение о прилете челнока всего два дня назад, и лишь вкратце знал о цели визита. В сообщении из комитета, который давал разрешение на подобные посещения, значилось, что на станцию направляется группа американских специалистов во главе с Хелен Кайт. Она была назначена начальником медико-биологического отдела вновь созданной лаборатории для проведения серии экспериментов. Подробности операции и дополнительные инструкции командир станции должен был получить непосредственно от Кайт.

Такая секретность несколько удивила командира. К тому же, если учесть, что американская сторона была крайне недовольна, что члены комитета с треском прокатили их представителя при баллотировании на пост командира станции, визит американцев с секретной миссией ничего хорошего не сулил. Впрочем, поведение американцев регулярно сопровождалось налетом таинственности. Да и само отношение к международным космическим проектам постоянно вызывало если и не раздражение, то, по-крайней мере, удивление со стороны комитета. Американская сторона то предлагала грандиозные проекты, то вдруг резко урезала финансирование уже текущих. И хотя две трети станции были построены Россией, Китаем, Японией и Евросоюзом, первым и вторым командирами были представители США. Так что назначение представителя России было вполне заслуженным как с точки зрения вклада страны в строительство станции, так и оценки самого Туманского, который работал на ней с самого начала.

Впрочем, Туманский старался не влезать в эти дрязги. У него и без того хватало дел на станции, так как после ввода её в эксплуатацию по-прежнему продолжалась пристройка новых отсеков.

Он дождался, когда экипаж челнока поравняется с ним, и, после обмена приветствиями, галантно пропустил вперед Хелен Кайт и её спутников в командный отсек станции.

Вахтенный офицер Иви Лакатош отдав честь командиру и прибывшим, продолжила свою работу, а командир на правах хозяина обратился к Кайт.

— Судя по полученным из комитета инструкциям, вы направлены на станцию со специальной миссией. Однако никаких подробностей я не получил.

— Я в курсе. Вот документы, — и она передала запечатанный файл с документацией. — Здесь письменные инструкции и видеозапись.

— Я могу ознакомиться с его содержимым?

— Нет, нет. Лучше у себя в каюте. Часть информации носит строго секретный характер, доступ к которой имеете только вы, я, и упомянутые в документе лица.

Командир попытался улыбнуться, но скорее это выглядело как саркастическая усмешка, словно он хотел сказать, — Так-так, опять играем в секретность. Видимо именно так цепкий взгляд Кайт оценил выражение лица капитана. Поэтому ледяным тоном она произнесла:

— Полагаю, часа вам хватит для ознакомления с документами, а я тем временем просила бы разрешения посмотреть место моей будущей работы и личные каюты для меня и прибывших со мной сотрудников. Заодно, не мешало бы привести себя в порядок. Как-никак, почти сутки лета до станции.

— Разумеется. Я дам указание старшему помощнику, чтобы он проводил вас посмотреть новый биологический отсек и показал личные каюты. Они расположены в одном модуле, который недавно построили. Полагаю, вам там понравится.

— Надеюсь, тем более что я принимала участие в его проектировании.

— Как конструктор? — и снова невольно в словах командира прозвучала ирония.

— Нет, как пользователь…. - она хотела что-то добавить, но внезапно воздержалась.

— В таком ...