Под сенью Святого Павла: деловой мир Лондона XIV — XVI вв.
С позиций современного исторического знания в монографии комплексно исследуется деловой мир Лондона
0%

Читать онлайн "Под сенью Святого Павла: деловой мир Лондона XIV — XVI вв."

Автор Чернова Лариса Николаевна

Л.Н. Чернова

ПОД СЕНЬЮ СВЯТОГО ПАВЛА:

деловой мир Лондона XIV — XVI вв.

Введение.

Проблемы, историография, источники

Лондон в Средние века и раннее Новое время — самый крупный и богатый город Англии, центр общенационального и международного значения, не имевший внутри страны сколько-нибудь серьезных конкурентов, оказывавший колоссальное влияние на экономическую, социально-политическую и социокультурную жизнь королевства. Изучение различных аспектов истории этого мегаполиса, как справедливо заметила М.М. Яброва, имеет не локальное, а общеанглийское значение — «не в том смысле, что остальные города развивались точно так же, а в том, что, опережая их, Лондон наиболее полно и ярко выражал ведущие тенденции развития страны»{1}.[1]

Объектом изучения данной монографии стали купцы, финансисты и шире — предпринимательские слои лондонского социума, к которым, по аналогии с итальянскими городами, в частности, Флоренцией, применим распространенный в историографии многих стран термин «деловые люди»{2}. Они активно участвовали в политической жизни города и формировании его властных структур (в качестве олдерменов, мэров, шерифов и пр.), в сфере рыночных отношений, предпринимательства и инвестиций в земельную собственность, оказывая огромное, если не определяющее, влияние не только на городское общество, но и королевство в целом. Поэтому изучение различных проявлений публичной и частной жизни деловых людей Лондона, некоторых аспектов их обыденного сознания представляет несомненный научный интерес.

Выбор хронологических рамок исследования обусловлен научной ситуацией последних десятилетий, значительно актуализировавшей проблему исторической переходности как одной из глобальных, имеющей междисциплинарное теоретико-методологическое значение{3}. XIV–XVI столетия в истории Англии (и Европы) — это период наивысшей зрелости средневековых институтов и начала их упадка; время модернизации и зарождения в недрах старого общества новых, капиталистических, отношений{4}; это особый переходный период, который понимается как комплексный, инвариантный и исторически длительный процесс генезиса социальных, политических, экономических и культурных инноваций на широком фоне трансформации и адаптации множества традиционных элементов в новых условиях{5}. И для английского города это было время, «когда переплеталось то, что тянуло назад к средневековью, и то, что вело вперед к новому времени, порождая неожиданные явления в различных сферах жизни»{6}.

Однако надо учитывать, что именно люди, в первую очередь, наиболее активные и предприимчивые, созидают новые структуры. Поэтому исторический транзит должен рассматриваться как арена социальных взаимодействий, делание истории «снизу», людьми, потребности и мотивации которых также подвергаются изменениям, адаптируются к запросам времени и одновременно оказывают влияние на облик будущего общества. В итоге исторический переход оказывается сложным процессом, который никоим образом не сводится к элементарному вымыванию устаревших традиций и замене их новациями. Элементы новаций и традиций могут принимать самые причудливые конфигурации, в том числе в моделях жизни{7}. Как раз деловые люди и были активными творцами новой жизни, благодаря своей пассионарности расширяли и меняли границы, формы и масштабы торговли, денежных операций и предпринимательства, создавали условия для наступления новационной эпохи, оказываясь в эпицентре трансформаций, глубоко переживая происходящее, так или иначе приспосабливаясь к вызовам времени, формулируя новые запросы, вырабатывая, чаще — неосознанно, подспудно — новые социальные и ценностные установки.

Обращение к заявленной проблематике обусловлено также обстоятельствами историографического и методологического характера.

Проблема города выступает как одна из фундаментальных проблем современного научного знания, поскольку город — явление историческое: его содержание и функции, как и формы урбанизма и пространственный ареал урбанизации, изменялись по мере смены исторических эпох. При этом город не только менялся сам в ходе цивилизационных процессов, но и воздействовал, прямо или косвенно, на динамику их движения{8}.

Особое место в истории европейского урбанизма занимает период Средневековья и раннего Нового времени. Как известно, именно тогда сложилась собственно городская система, и оформился социально-политический строй, придававший уникальность западноевропейскому городу, сыгравшему исключительную по важности роль в эволюции Западной цивилизации{9}.

Заявив о себе на рубеже XVIII–XIX вв., проблема города Средних веков и начала Нового времени вызывала неподдельный интерес, сохраняющийся и сегодня. При этом каждое последующее поколение исследователей, со своими концепциями и своим видением истории, вновь и вновь обращается к урбанистической тематике, подвергая пересмотру, казалось бы, незыблемые положения. Благодаря этому медиевистическая и ранненовистическая урбанистика, ее проблематика и источниковый материал являют собой своеобразное «опытное поле», на котором пересматривается и совершенствуется арсенал познавательных средств и приемов исторической науки. Все те методологические изменения, которые имели место на протяжении XX в., особенно второй его половины, не обошли стороной и урбанистику, ставшую одной из важнейших областей, где отрабатывались новые методы структурно-системного анализа, историко-демографических, социокультурных, культурно-антропологических исследований.

Проблематика истории английского города эпохи Средневековья и раннего Нового времени на сегодняшний день является наиболее интенсивно и динамично развивающейся в британской и в англоязычной историографии в целом{10}. Феномен города изучается представителями разных научных школ и направлений, самыми авторитетными из которых являются «локальная история» (local history){11} и «социальная», или «новая социальная история» (social, or new social history).

В рамках local history изучение городской истории ведется с начала 1960-х гг.{12} Наиболее значимые проблемы в урбанистической тематике локальных исследований опираются, прежде всего, на методы микроанализа: поливариантность генезиса городов{13}, городская топография и планировка, история улиц, зданий, церковных приходов{14}, а также история отдельных отраслей производства и торговли, транспорта и образования, институтов городского самоуправления, социальных групп и общностей{15}.

Уже с 70-х гг. XX в. проявилась тенденция к комплексному анализу феномена урбанизма на основе междисциплинарных и компаративных исследований в русле «новой локальной истории», а к началу 1980-х гг. многочисленные локальные исследования подготовили почву для обобщений на национальном уровне{16}.

«Новая социальная история» за последние несколько десятилетий, по выражению Л.П. Репиной, из «золушки» превратилась в самую привлекательную и влиятельную область исторических исследований, «в королеву, претендующую на самодержавное правление»{17}. Ее становление и расцвет связывается с интенсивным процессом обновления методологического арсенала исторической науки, развернувшимся во второй половине XX в., с интеллектуальным движением, направленным на создание аналитической полидисциплинарной истории, претендующей на интерпретацию исторического прошлого в терминах социальности, которые описывают внутреннее состояние общества, его отдельных групп и отношений между ними{18}.

На рубеже XX–XXI вв. складывается новая парадигма социальной истории: в науку вошло иное видение предметного поля исторических исследований — как пространства, которое вбирает в себя изучение всего, относящегося «к проявлению социальности человека» и охватывающего разнообразные сферы его практики в их системно-структурной целостности и в фокусе пересечения социальных связей и культурно-исторических традиций{19}.

При всем многообразии и тематической разноплановости исследований по «новой социальной истории», написанных англоязычными авторами за последние десятилетия, выделим лишь некоторые, имеющие непосредственное отношение к проблематике английского города Средневековья и начала раннего Нового времени. Это, прежде всего, работы по истории Лондона, принадлежащие перу Р. Грэя{20}, Ф. Шеппарда{21} и С. Инвуда{22}, а также ряд исследований об английских средневековых городах и Англии в целом{23}, которые являют собой удачные попытки представить картину исторической жизни города во взаимодействии собственно исторических, историко-географических, историко-демографических, социально-политических, социокультурных и экономических факторов.

Авторы обращаются к разработке исследовательских парадигм целостной, «глобальной» истории и к микроанализу как конкретному историческому методу системного изучения локальных социальных идентичностей, производства и репроизводства социального. Главным достижением нового подхода к изучению средневековой городской истории на Западе стало «принципиальное расширение горизонта наших представлений о городе как историческом феномене и одной из форм общественного существования»{24} в средневековой Европе.

Важнейшие методологические новации в зарубежных исторических исследованиях не прошли мимо отечественной исторической науки и, в частности, урбанистики. С последней четверти XX в. меняется ракурс рассмотрения традиционных проблем, наблюдается смещение интер ...

С позиций современного исторического знания в монографии комплексно исследуется деловой мир Лондона
0%
С позиций современного исторического знания в монографии комплексно исследуется деловой мир Лондона
0%