Никогда не говори «Никогда»
У семнадцатилетней Кэт Харпер была идеальная жизнь в Саванне, штат Джорджия, но в один момент все из
3%

Читать онлайн "Никогда не говори «Никогда»"

Автор Келли Муни

Келли Муни

«Никогда не говори никогда»

Оригинальное название : Never say never by Kelly Mooney 

Аннотация

У семнадцатилетней Кэт Харпер была идеальная жизнь в Саванне, штат Джорджия, но в один момент все изменилось. Внезапный уход ее мамы заставляет ее отца перевезти Кэт в пригород Чикаго.

Сменив шлепки на зимние сапоги, следующие шесть месяцев она хочет удрать и пойти в колледж в солнечном штате Аризона, для чего составляет план. Она делает все возможное, чтобы придерживаться его, но Камерон Тейт, кажется, только мешает ей в этом.

Камерон Тейт находится в списке каждой девушки, с кем бы они хотели пойти на свидание. Когда он встречает Кэт, его сразу же влечет к ней, но она не хочет иметь с ним ничего общего. Даже после открытых отказов, он не собирается уступать ледяной королеве.

Она же может только избегать его и набирающие обороты чувства к нему так долго, как может. Но после того как ее бросила мама, она боится, что ей сделают больно, и больше никогда не хочет терять любимых. С колледжем не за горами, как могут сложиться их отношения?

Кэт нужно принять решение: дать Камерону шанс или просто пойти разными путями.

Кэт

Я ненавижу покидать Саванну, ненавижу покидать Джессику и ненавижу покидать солнце.

— Чикаго — отличный город, малыш. Обещаю, ты полюбишь его, — говорит отец, пока настраивает радио.

— Но мы не живем в городе, помнишь?

— С Нейпервилля можно быстро доехать до города поездом, Кэт. Это не так уж и важно, — вздыхает он.

Ах! Не так уж и важно. Для него, может, и нет, но я чувствую себя так, будто наказана за внезапный и безжалостный мамин отъезд. Я просто пожимаю плечами и уступаю. Будет довольно трудно справиться с поездкой на машине, но мне не нужны никакие указания как устроиться. Я слушала их каждый день в течение шести месяцев, так что ему не стоит сейчас начинать все заново. Это будут долгие четырнадцать часов. Боже, спасибо за «Айподы». Это единственное, чем я занята на протяжении всей поездки на машине, в которую оказалась втянута.

С тех пор, как от нас ушла мама, у меня трудные времена — я никому не доверяю. Убийственно то, что она просто оставила записку, в которой говорилось, что ей нужно жить дальше, вновь обрести себя, и что она годами была несчастна. Всего лишь записку. Она ушла в один прекрасный день, пока я возвращалась из пляжа домой. Если ты не можешь доверять своей собственной матери, то кому, черт возьми?

Я отдалилась от большинства друзей, потеряла парня и перестала заниматься балетом. Она заставила меня пойти на него, когда мне было четыре, а я тайно его полюбила.

Как сильно я ненавижу ее за то, что она оставила меня, так я храню у себя под подушкой ее старую фотографию. После того как она ушла, мой отец стер все ее следы, чтобы в доме не осталось о ней никаких напоминаний. Я не могу не чувствовать себя виноватой, потому что почти все мои черты лица, кроме глаз, напоминают ее. Они — подарок от папы.

По мере приближения к четырем спальням эпохи Тюдоров, не могу не думать, как смешно жить в таком большом доме. Знаю, отец хорошо зарабатывает, но «Рендж Ровер» и огромный дом — это уже перебор.

Моя комната уже обустроена точно так же, как и в Саванне. Папа хочет, чтобы мне было уютно, поэтому она окрашена в точно такой же оттенок фиолетового. Должна признать, эта комната клевая. Из-за огромного сводчатого прохода она выглядит как две отдельные комнаты. Ванная комната достаточно большая, чтобы подходить для семьи из пяти человек. Но лучше всего — это маленький балкон, который выходит на передний двор. Жаль, что всю зиму идет снег... Поэтому только в летние месяцы у меня будет возможность им пользоваться. Ненавижу снег.

Середина учебного года, январь, и земля покрыта покровом белого пуха, по крайней мере, дюймов на семь[1]. Нет ничего хуже, чем в середине учебного года переходить в новую школу. Достаточно трудно оставлять друзей в Саванне, но я не могу остаться там в последний год обучения. Еще в четвертом классе я узнала, что девочки — это сущее зло, расчетливые и редко пускают кого-либо в их узкие круга. А после десяти лет в Саванне у меня были друзья, в которых я нуждалась, и даже бывший парень.

Ненавижу просыпаться после звонка будильника — сон держит меня в плену, пока я не пересиливаю его и не открываю свои глаза.

После столь необходимого душа, я надеваю джинсы и футболку, а потом аккуратно наношу макияж. Прежде чем начать день, который не жду с нетерпением, я бегу вниз по лестнице в поисках папы. Его нигде нет, только записка, прикрепленная к холодильнику магнитом из стейк-хауса «Салливан». Он уже ушел на работу. Наверное.

Папа бросается в работу, едва она появляется. Я вижу его только после девяти часов вечера, а также по воскресеньям. Однажды, после ее ухода, он объяснил мне, что это помогает ему оставаться сосредоточенным и не думать о ней. Я скучаю по нему. Быстро съев рогалик, я надеваю сапоги, купленные онлайн, проскальзываю в парку «Норт Фейс» и направляюсь в мою новую школу. Прогулка в школу оказывается такой же ужасающей, как я и ожидала. Пока с трудом пробираюсь через тротуары, еще не прочищенные после ночного снегопада, я злюсь на себя за то, что не подвернула джинсы. Их низ намок, и теперь мне холодно. Боже, как же я скучаю по шлепкам.

Когда я подхожу к Северной школе Нейпервилля, моему новому дому вдали от дома, то не думаю, что парковка может быть полностью забита машинами. Должно быть, я насчитала как минимум десять машин «БМВ», две «Ауди» и смехотворное количество «Вольво». Кто, черт возьми, эти дети? Очевидно, богатые и знаменитые. Папа обещал купить мне машину, когда я отправлюсь в колледж, но я никогда не рассчитывала на такую машину, как одна из этих. Кроме того, я бы предпочла ходить пешком.

К счастью, первое время меня никто не замечает. Единственный, кто заговорил со мной, так это всеобщий предмет обожания Камерон, он сидел за мной на всемирной истории. Он, кажется, искренний, но я не собираюсь заводить здесь друзей. Я всего лишь хочу оставить все это позади и отправиться в колледж.

Отлично! Переполненный кафетерий, поганая еда и подростки, учащиеся в частной школе, которые думают, что они дар божий в этом мире. Я же девушка, которая любит поесть; я наслаждаюсь едой, но здесь она ужасна. У меня нет другого выбора, кроме как салат-бар. Даже когда я смотрю через стекло, то должна признать, что эти угощения выглядят вкусно.

Пока ем кроличью еду, я смотрю через кафетерий и понимаю, что не осталась совершенно незамеченной, как думала. Я узнаю его из класса; Камерон явно хорошо выглядит. Он на самом деле горяч, но как только я вижу крутящуюся возле него куклу Барби, он становится именно тем, кем, как я думаю, он и есть. И это единственное, чего хотят парни. После публичной демонстрации любви становится понятно, что это всего лишь соглашение. Я возвращаюсь к своему гороху и не обращаю ни на кого внимания.

К счастью, этот день скоро закончится, и я с нетерпением жду, чтобы почувствовать на своем лице холодный воздух. Когда копаюсь в своем шкафчике, хватая домашнюю работу, которую нужно сделать вечером, я ощущаю у себя на затылке чье-то дыхание. Кто бы это ни был, он немного неловко близко, хотя я никогда не была застенчивой.

Я поворачиваюсь.

— Я могу тебе чем-то помочь? — спрашиваю я.

— Как прошел твой первый день, Кэт? — спрашивает Камерон.

Я закатываю глаза.

— До этого момента все было хорошо, — огрызаюсь я.

Он хмурится.

— В чем, черт возьми, твоя проблема?

— В тебе. Мне не интересно, так что иди... пытайся вернуть Барби, — говорю я, захлопнув шкафчик.

По тому, как он уронил челюсть, могу сказать, что я застала его врасплох.

Он пожимает плечами.

— Отлично. Мне тоже было приятно с тобой пообщаться.

Он разворачивается на пятках и стремительно уносится прочь. Я не могу не задуматься о нем — он слишком старался со мной подружиться. Когда он говорил со мной, его зеленые глаза пронизывали меня насквозь. Я даже чувствую себя немного плохо за то, что так отвратительно вела себя с ним, но прямо сейчас я не могу беспокоиться о его чувствах. У меня есть что оберегать.

Я смотрю через плечо на то, как он уходит. Не могу не заметить его тело. То, как он ходит, его рюкзак, переброшенный через плечо, и, что неожиданно для меня, нотный лист, выглядывающий с заднего кармана его джинсов от «Левайс».

Камерон

Я всегда сижу в конце класса, потому что так гораздо легче наблюдать за девушками. Уже через пять минут после начала лекции, они легко отвлекают меня, отбрасывая волосы и шурша у своих ртов карандашами. Похоже, выпускной год пройдет незаметно — полгода уже позади, не за горами и колледж.

Я сижу на своем обычном месте, ожидая, когда горстка красоток провальсируют в своих коротких юбках и маленьких топах в облипку, когда входит она. Я никогда ее раньше не видел, и она застает меня врасплох. Настолько, насколько это вообще возможно, я сажусь за партой прямо. Парты в средней школе не предназначены для моих шести футов двух дюймов[2], поэтому, если я не опираюсь вперед, то мои колени упираются в крышку стола.

Я вкратце изучаю ее, пока она двигается в конец класса, и могу сказать, что она, безусловно, отличается от среднестатистической девушки из Нейпервилля, к которым я привык. Понятия не имею, кто она, что странно, потому что уже январь, и никто не упоминал о новой девушке. Когда ...

У семнадцатилетней Кэт Харпер была идеальная жизнь в Саванне, штат Джорджия, но в один момент все из
3%
У семнадцатилетней Кэт Харпер была идеальная жизнь в Саванне, штат Джорджия, но в один момент все из
3%