Родная старина Книга 2 Отечественная история с XIV по XVI столетие
Вторая часть книги «Родная старина», впервые опубликованная в Санкт-Петербурге в 1879 году под редак
1%

Читать онлайн "Родная старина Книга 2 Отечественная история с XIV по XVI столетие"

Автор В. Д. Сиповский

В. Д. Сиповский

Родная старина Книга 2 Отечественная история с XIV по XVI столетие

Княжение Василия I (1389–1425)

Усиление Москвы

С начала XIV века Московская область все росла да росла. Как истые скопидомы, ничем не пренебрегая, ничего не упуская из виду, сколачивают себе мало-помалу достаток, так трудились и московские князья над собиранием Русской земли.

Казалось, они думали только о себе, старались всякими способами захватить новые города и земли, привлечь население и забрать одного за другим всех русских князей в свои руки. Быть может, московские государи сначала и помышляли о своих лишь выгодах, но тем не менее в их руках совершалось великое дело — собирание русских сил в одно целое. Дело это стало всенародным, потому так и шло успешно. В Московской области лучше, чем где-либо на Руси, жилось мирному промышленному люду, больше было тишины и порядка: в московских князьях народ привык видеть хороших, домовитых и расчетливых хозяев, которые себя не забывали, но и рабочих не теснили, и потому все, кому дорога была мирная, трудовая жизнь, кому ненавистны были вечные раздоры и усобицы мелких удельных князей, навлекшие столько беды на Русскую землю, словом, все более здоровые русские силы тянулись к Москве и охотно отдавались под сильную руку ее князей. Над собиранием русских сил трудились не только князья: им помогали и бояре, и духовенство; но более помог сам народ, сама земля Русская. И вот Москва, как сказочный богатырь, из этой земли и набралась силой могучею…

А. Васнецов Старая Москва

В концу XIV века Москва так окрепла, что Димитрий Донской попытался стряхнуть с русских плеч татарское иго. На Куликовом поле была проба соединенных русских сил. Оказалось, что уж можно брать верх над Ордою; но совсем покончить с нею было еще невмочь. Надо было еще подождать, еще понабраться сил.

Великий князь Василий Димитриевич Царский титулярник

В 1389 году начал княжить сын Донского — Василий Димитриевич. Год спустя после того как ханский посол посадил его на великое княжение, он уже едет в Орду, чтобы «примыслить» новые области. Приняли его в Орде так радушно и с такою честью, какой еще никто из русских и не видывал, словно не данник, а приятель и союзник приехал к хану. Дело в том, что хану в ту пору нужен был сильный и надежный союзник. Василию это было на руку: он уладил свои дела в Орде, купил у хана ярлык на Нижегородское княжество, несмотря на то, что там был свой князь — Борис Константинович.

Борис, когда проведал, какая напасть готовится ему, созвал своих бояр, напоминал им о крестном целовании, умолял их верою и правдою постоять за него.

— Не печалься, господин князь, — все мы тебе верны, готовы за тебя головы свои сложить и кровь пролить! — утешал Бориса старший из его бояр — Василий Румянец, утешал, а сам уже вел тайные переговоры с Василием Димитриевичем о выдаче ему своего князя: сильна была московская корысть — тянула к себе отовсюду служилых людей и бояр!

Возвращаясь из Орды, Василий отправил вперед, в Нижний, ханского посла со своими боярами. Борис хотел затворить пред ними городские ворота и не впускать их в город.

— Господин князь, — стал его уговаривать Румянец, — посол ханский и московские бояре едут сюда, чтобы скрепить с тобою мир и любовь, а ты ищешь вражды. Впусти их в город. Что они тебе сделают? — мы все с тобою.

Въехали бояре московские в город и тотчас приказали ударить в колокола. Собрался народ. Ему громогласно было объявлено, что с этой поры Нижний принадлежит московскому великому князю.

Озадаченный Борис поспешно сзывает своих бояр.

— Господа мои и братья, милая дружина, — умоляет он, — вспомните крестное целование ваше, не выдавайте меня врагам!

Напрасны были мольбы…

— Не надейся на нас, — сказал изменник Румянец, — мы уже не твои и не с тобою, а на тебя!

Нашлось и кроме Румянца много доброхотов Москвы. Бориса схватили. Народ тоже, как видно, не прочь был подчиниться великому князю. Скоро он сам прибыл в Нижний и посадил здесь своего наместника, а князя Бориса, жену его, детей и сторонников его велел разослать по разным городам и держать под стражей.

Так примыслил себе Василий Димитриевич Нижний Новгород; по тому же ярлыку приобрел он Городец, Муром, Мещеру и Тарусу.

Дело не обошлось, впрочем, без борьбы: племянники Бориса и сыновья его добивались своей отчины, вербовали себе шайки бродячих татар и нападали на московские владения. Это была уже не война, а разбойничьи внезапные набеги.

Хищники татары беспощадно пустошили русские земли, творили всюду страшные зверства. Например, рассказывают о таком случае: в 1411 году татары и дружина Даниила Борисовича подкрались к городу Владимиру в ту пору, когда все жители спали, захватили городское стадо, взяли посады и сожгли их, множество людей избили. В соборной церкви заперся священник; он собрал, сколько мог, драгоценных церковных вещей, спрятал все это в церкви, скрыл здесь и несколько человек, а сам стал со слезами молиться пред образом Богородицы. Татары прискакали к церкви и стали кричать, чтобы ее отперли. Священник стоял неподвижно и молился… Татары разбили дверь, ворвались в собор, содрали ризы с икон, ограбили всю церковь, а священника стали пытать, добиваясь, где у него спрятаны казна и люди: ставили его на раскаленную сковороду, втыкали щепы под ногти, кожу сдирали — священник не вымолвил ни слова! Тогда привязали его за ноги к лошадиному хвосту, и несчастный погиб мученической смертью. Весь город после этого был пожжен и разграблен; жителей толпами погнали в плен. Всего награбленного татары взять не могли; чего не смогли унести, складывали в кучи и жгли; деньги делили между собою мерками. Колокола от пожара растопились. Город и окрестности наполнились трупами.

В. П. Верещагин Великий князь Василий Димитриевич

От таких внезапных разбойничьих набегов татар обороняться было очень трудно, и долго еще Русская земля страдала от них.

Попытался было Василий Димитриевич завладеть двинскими землями, принадлежавшими Новгороду, но это не удалось ему. Зато Псков он прибрал к рукам: псковитяне стали с этой поры принимать к себе князей по указанию великого князя московского. В Тверской области в это время начались смуты и усобицы между родичами, мелкими удельными князьями. Василий Димитриевич не преминул бы, конечно, воспользоваться этим и подчинить себе Тверь; но в ту пору ему было не до того.

Нашествие Тамерлана и Едигея

В то время, когда Кипчакская орда, к радости русских, слабела и разлагалась, страшная гроза чуть не обрушилась снова на Русскую землю. В Средней Азии явился новый могучий завоеватель, подобный Чингисхану, страшный своею силою и жестокостью. Это был Тимур, или Тамерлан. Этот новый «владыка мира», как называли его, сплотив в одно целое разрозненные орды татар, привел в трепет всю Азию. Все земли от Аральского моря до Персидского залива, от Кавказских гор до пустынной Аравии подпали скоро власти Тимура.

Чудотворный образ Владимирской Божьей Матери Хромолитография Ф. Солнцева

— Друзья и сподвижники! — говорил он своим эмирам, собираясь напасть на Индию, — счастие, благоприятствуя мне, призывает нас к новым победам. Мое имя привело в ужас вселенную; движением перста потрясаю землю. Царства Индии для нас открыты. Сокрушу все, что дерзнет мне противиться!

Страшная сила Тимуровой орды давила все, что встречалось на пути. Могучий турецкий султан Баязет попробовал было сдержать завоевательное стремление этого «владыки мира» и был раздавлен его силою на Ангорских полях. На местах побоищ Тимур приказывал складывать горы из черепов истребленных им людей. Лучшего памятника его страшным делам и не выдумать!

С этим-то ужасным «истребителем людей», держащим, по его словам, судьбу в своих руках, отважился бороться хан Кипчакской орды — Тохтамыш и в 1395 году на берегах Терека был разбит и должен был бежать. Тимур перешел Волгу и вступил в наши юго-восточные пределы… Весть об этом поразила ужасом всю Русскую землю. Молва о несметных полчищах Тимура, о его свирепости и погромах широко и быстро разносилась в народе и ужасала всех.

Великий князь, однако, не потерялся: он немедля велел собираться войску и во главе многочисленной рати стал на берегу Оки, на границе своих владений, готовый встретить врага. Это ободрило народ. Для того чтобы поднять дух испуганных москвичей, великий князь приказал перенести из Владимира чудотворную икону Богоматери, привезенную туда Андреем Боголюбским. В то самое время, когда митрополит, духовенство, наместник великого князя в Москве князь Владимир Андреевич Храбрый и толпа народа встречали икону, Тимур дошел до города Ельца и, разорив его, двинулся со своим полчищем обратно в Азию. Наступала уже осень с ее непогодами, да притом Тимура не могли особенно привлекать бедные северные края… Вздохнул свободно русский народ; спасение от страшного погрома он видел в небесной помощи. Церковь наша установила праздник Сретения Богоматери, 26 августа. С этого времени образ этот остался в Москве, в Успенском соборе.

Золотая Орда после погрома казалась совсем не опасной великому князю. ...

Вторая часть книги «Родная старина», впервые опубликованная в Санкт-Петербурге в 1879 году под редак
1%
Вторая часть книги «Родная старина», впервые опубликованная в Санкт-Петербурге в 1879 году под редак
1%