Андрей Ковалев

Заражение

Часть Первая. Заражение

Ночные беды

Настойчивый стук вырвал Анри из власти сна. Капитан гвардии открыл глаза и осмотрелся. В комнате царил полумрак, разгоняемый лишь слабоватым светом полной луны. Капитан слабо зарычал и помотал головой, отгоняя остатки сна. Стук повторился. Кто-то продолжал нагло ломиться в спальню мессира Анри Де Волта несмотря на то, что на дворе стояла кромешная ночь.

— Да провалитесь вы в Пекло! — рявкнул капитан в сторону двери. — Кого там Темные Вестники принесли?

— К вам поздний посетитель, милорд Де Волт. Курьер от Его Святейшества кардинала Роли со срочным донесением, — раздался из-за двери голос дворецкого.

Остатки сна как рукой сняло. Вот и помяни Темного Вестника ночью, да еще и при полной луне. Анри Де Волт досадливо поморщился: день начинался не просто плохо. Он начинался паршиво. Тащиться через весь город, да еще и среди ночи начальник следствия Волт желал меньше всего. Однако спорить с влиятельными людьми он не любил.

Анри резво вскочил с постели, на ходу натягивая рубаху. Не просто так старый сыч бодрствует по ночам. Нужно торопиться: кардинал Роли не отличался особым терпением. Анри нацепил мундир, висевший на спинке стула, и направился к выходу, хватая со стола перевязь со шпагой.

«Что могло случиться в городе, если его, начальника дознания, выдернул из теплой постели гонец с предписанием немедля явиться в замок Руж под ясные очи главы Инквизиции Арна и это не может подождать до утра»?

Мысли тут же зароились в голове начальника дознания. Отгонишь одну — и на ее место тут же лезут десять новых.

«Ладно, разберемся с ситуацией на месте», — отмахнулся Анри, быстро спускаясь по лестнице в холл.

На противоположном конце комнаты, у массивных, обитых бронзой дверей уже стоял, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу курьер. Тощий парнишка лет восемнадцати. Анри знал этого юношу: Вальтер Ди Коста, сын барона Риго, крупнейшего землевладельца Баланжира. Барон, в прошлом бравый вояка, прошедший не одну войну, отправил юнца Арн, дабы тот стал гвардейцем и пошел по стопам отца. Конечно, можно было бы отправить сына в Призан, однако, Риго здраво предположил, что множество столичных пороков быстро завладеют неокрепшим мальчишеским умом и направят его на скользкий путь, далекий от обучения. Иными словами, парнишка попросту сопьется или помрет во цвете лет, подхватив что-нибудь от куртизанок тамошних борделей. А так, ближе к дому будет родная кровиночка, а стало быть, под присмотром. Впрочем, пока вместо обучения фехтованию и стрельбы из мушкетов, бедный Вальтер вот уже два года лишь бегал по поручениям кардинала. Заметив Анри, курьер вытянулся по струнке, гулко ударив правым кулаком по тощей груди. Капитан лишь отмахнулся: оставь, мол, эти церемониальные приветствия, и направился к выходу.

— Я вернусь вечером, Симон. Отобедаю в городе, — бросил он, обращаясь к дворецкому.

— Хорошо, мессир, — склонился старый слуга.

Анри улыбнулся. Он помнил Симона с малых лет, и уже тогда он казался ему стариком. А когда чума унесла родителей Анри в могилу, дворецкий, стал для него строгим наставником и заменил отца и мать. Старик был для начальника дознания семьей, которой паренек рано лишился.

На улице стояла удушливая жара. Редкость для начала июня. Даже ночью стояла духота. Такой жары на севере страны не было уже давно. Погода словно сошла с ума. Если будет так жарить — урожай попросту сгорит на полях. Во дворе стояла пара изнывающих от жары гвардейцев с запряженными свежими лошадьми. Конюх, который уже вывел из конюшни «Гриву», держа ее под узды. Анри кивнул головой, застегивая мундир и поправляя перевязь со шпагой.

— Открыть ворота! — крикнул он, запрыгивая в седло.

Ворота заскрипели, выпуская в ночь кавалькаду стражников.

* * *

К большому удивлению Анри, город был практически пуст. За исключением нескольких праздношатающихся пьяниц, улицы были безлюдны. Словно все попрятались по домам в ожидании беды. Лишь городские здания равнодушно провожали всадников закрытыми ставнями окон. От этого вида мертвого города становилось не по себе.

Улицы были украшены лентами разноцветных праздничных флагов, протянувшихся гирляндами от крыши к крыше, от столба к столбу. На крышах многих особняков, где жили зажиточные горожане, красовались флаги Баланжира. Город готовился к празднику.

— Куда делись все люди? — спросил Анри у скачущего рядом гвардейца. — Город должен быть заполнен в преддверии Летней Ярмарки.

— Да пару часов назад в Доках бойня произошла, — лениво ответил тот, оборачиваясь к командиру. — Пираты что-то не поделили с «Мародерами Куга», вот и начали резать друг друга. Даже среди стражников, которые полезли прекращать беспорядки, есть потери. Жестокая была резня. Говорят, в Доках до сих пор кровь лужами на мостовой стоит. Народ разогнали по домам. Вдруг еще чего случится? Видать, жара дурно на мозги влияет.

Анри молча кивал, слушая рассказ. Значит, поэтому закрыты городские ворота, а крестьяне, спешащие на Ярмарку Летнего Равноденствия, устроили настоящий палаточный лагерь под стенами Руж. А заодно капитан узнал и причину столь раннего подъема. «Мародеры Куга» были каперами. А значит, имели королевский патент. Нападение на них приравнивалось к нападению на стражу. И значит, были все причины обвинить капитана команды в попытке мятежа. Только вот почему этим делом занялся Роли? Мятежи никак не подпадали под юрисдикцию Инквизиции.

Поглощённые своими мыслями, гвардейцы в полном молчании въехали на мощеную красной брусчаткой площадь Собрания. Фонари ярко освещали сколоченную сцену и подмостки для бродячего театра, приглашенного губернатором на праздник. На улице Криг и Королевской виднелись фигуры патрулирующих гвардейцев. По шесть человек, да еще и в полном облачении. Анри мысленно пожалел ребят, бродивших в куртках из плотной кожи по такой духоте.

В центре площади возвышался огромный замок Арн, резиденция инквизиторов Баланжира. Очевидно, верные служители Вигхарда не сильно доверялись божественной защите. Иначе, зачем им выбирать для своей резиденции большое, огороженное толстой каменной стеной в два человеческих роста здание с четырьмя дозорными вышками и узкими окнами — бойницами? Такие окна больше подходили для отражения штурма, чем для любования городским пейзажем.

— Его Святейшество кардинал Роли ждет вас в Южной Башне, мессир, — обронил Вольтер, едва отряд въехал в ворота.

Анри кивнул, слезая с лошади, и передав поводья в руки подошедшего конюха, направился к дверям угрюмого замка.

* * *

Шаги гвардейского патруля становились все тише, пока не растворились в жаркой июньской ночи. Все стихло, можно выходить. Черный силуэт вынырнул из тени дома и бесшумно направился в сторону Центрального Района.

Грасс точно знал, что этой ночью милорда Росси, члена Городского Совета, главы Купеческого Союза и одного из самых богатых людей Руж, нет в городе. И мастер-вор не мог упустить такого шанса. Тихо как мышь, Грасс прошел улицу Кошки и остановился на перекрестке Гримма. Осмотрелся. Все тихо. Слышно лишь как едва слышно трещат остывающие камни домов. Теперь направо.

Город был пуст как рудник, заброшенный стонвиррами. Виной тому была бойня, устроенная абордажниками пару часов назад. Пьяные грабители чего-то там не поделили и начали резать друг друга. Да разошлись так, что досталось даже вмешавшимся в драку стражникам. Около сотни человек слегло на грязную, залитую нечистотами мостовую Доков. Остальных горожан разогнала по углам доблестная стража. Впрочем, это только на руку. Так проще работать. Погибших Грассу было абсолютно не жаль. Сотней больше, сотней меньше — люди каждый день десятками гибнут. Вот такая циничная философия.

Дом Росси располагался на улице Фиалок. До него уже было рукой подать. Нужно только преодолеть освещенную фонарями часть улицы. Грасс затаился в тени одного из домов, внимательно осматривая световое препятствие. Прятаться тут негде, а попасться патрулю на этом участке, когда до цели рукой подать, в планы мастера-вора абсолютно не входило. Однако оставалась вторая дорога к цели.

Грасс внимательно посмотрел вверх. До крыши дома, в тени которого он стоял, было ярдов восемь. Крыша покрыта черепицей, а конек снаружи обит жестью. Вон как блестит в тусклом лунном свете. Не годится. Звон о металл, или хруст ломаемой черепицы, может привлечь ненужное внимание. Но должно же быть у этой крыши хоть одно уязвимое место? Ага, вот. Рядом с флюгером был небольшой участок балки, с которой сползла черепичная пластинка, обнажив ветру и дождям посеревшее от времени дерево. Участок небольшой, но сгодится.

Стараясь не делать лишних движений, Грасс достал из-под плаща небольшой арбалет. Теперь еще одна проверка. Мастер-вор попрыгал на месте, проверяя снаряжение. Вроде все закреплено как надо. Ничего не зазвенит при подъёме. Отлично.

Где-то далеко в ночной тишине, загрохотали о брусчатку копыта лошадей. Грасс чертыхнулся, спрятал арбалет за спину, прижимаясь к прогретой каменной стене здания, чтобы успеть скрыться в тени. Вовремя.

Мимо мастера-вора вихрем пронеслась вереница из четырех всадников. Они нещадно подгоняли лошадей, словно за ними гналась сама Смерть и все Темные Вестники. И куда они торопятся среди ночи?

Всадники меж тем выехали на освещенный участок улицы. Ого! Начальник дознания Анри Де Волт собственной персоной, в окружении тройки гвардейцев! Назревает мятеж, не иначе. Ну, или еще какая напасть на корону, раз столь уважаемого человека подняли из теплой постели среди ночи. Всадники пулей пролетели п ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→