Всего лишь поцелуй

Джосс Вуд

Всего лишь поцелуй

Моим детям, Рурку и Тесс, самым смышленым и красивым

Пролог

Восемь лет назад…

— Итак, я считаю, что маркетинговая стратегия, представленная вашими людьми, банальна, бестолкова и совершенно не учитывает демографические характеристики, исследования рынка и устремления конкурентов. Она состряпана на скорую руку, и, если вы последуете ей, гарантирую, что через пять лет потеряете большую часть доли на рынке — если не весь свой бизнес.

Люк Сэвидж смотрел на другой конец захламленного стола, туда, где на краешке стула примостилась серьезная девушка, лицо которой горело юношеским рвением и здоровой долей самонадеянности. Опять забыл, как же ее зовут? Он скользнул взглядом по лежавшей перед ним анкете. Джесс Шервуд. Ей — двадцать два, и она получает степень магистра в сфере маркетинга. Ее школьные и университетские достижения впечатляли, но в анкете не упоминалось, что она обладала невероятной красотой.

Натуральная блондинка с карими глазами.

Она была совершенством по всем статьям, и, ей-богу, прекрасно это знала.

Люк сохранил невозмутимость, когда она изящно скрестила длинные стройные ноги. На ней было короткое платье с оборками, которое спадало с одного плеча, демонстрируя тонкую фиолетовую бретельку бюстгальтера, подпоясанное на бедрах широким кожаным ремнем. Платье было слишком коротким и сексуальным для делового наряда, но она носила его с беззаботной самоуверенностью.

Обычно сдержанного, Люка озадачивали ее самомнение и наглость. Ее взяли стажером на время летних каникул, позволив пройти практику в отделе маркетинга Сен-Сильва — недавно унаследованной им винодельни, принадлежавшей многим поколениям его семьи. Девица вломилась в его кабинет и заявила, что «считает своим моральным долгом» (на этой фразе рот Сэвиджа презрительно скривился) сказать, что его решения — полный отстой, а маркетинговый план никуда не годится. А еще ей хватило дерзости предсказать крах его бизнеса!

Ее мобильный зазвонил, и Люк раздраженно шикнул, когда она вытащила из сумки телефон. Джесс одарила Люка улыбкой — очаровательной, но лишенной и тени извинения.

— Простите, я должна ответить.

«Ну что вы, какие пустяки, я ведь всего лишь ваш босс! — недовольно подумал он. — Почему бы мне не подождать, пока вы закончите ворковать?»

Он ощущал себя гораздо опытнее, старше Джесс лет на двадцать, а не на шесть, как было на самом деле. Университетские годы остались воспоминанием, потускневшим от 14—16-часовых рабочих дней, заполнявших его жизнь на протяжении последних семи лет. Люк чувствовал себя донельзя утомленным, и, будь у него хоть немного сил, вскочил бы, выдернул у нее мобильный и в ярости грохнул бы его об пол.

Ее слова так и стучали в голове: «Вы потеряете большую часть доли на рынке…»

Черт, он терял Сен-Сильв. Это был провал… Не по его вине, не из-за его ошибки, потому что Люку с детства запрещалось ошибаться. Спорт? Он отличился в большинстве видов спорта. Учеба? Прекрасная успеваемость и множество предложений по работе обернулись такими успехами, что три года назад Люк основал венчурную компанию. Брак? Ладно, в этой сфере он напортачил, но через пару недель его развод будет оформлен, и Люк избавится от поглощающего кредитные карты чудовища, на котором его угораздило жениться.

Теперь, если бы Люку удалось выставить из кабинета другое чудовище, не задушив ее при этом, он счел бы себя святым.

Джесс сунула мобильный в сумку и выжидающе взглянула на Люка. Заносчивая, бесцеремонная маленькая стерва.

Хотя и сексуальная…

Его ботинки опустились с угла стола на пол, и Люк поднялся, ничем не выдавая свой гнев. Как всякий ребенок, выросший с неуравновешенным, придирчивым отцом, — мать Люка умерла, когда ему было три года, — он рано узнал, что открыто выражать эмоции не стоит, и до совершенства отточил стоическую маску.

Джесс непринужденно откинулась на стуле, и еле заметная улыбка приподняла уголки ее обольстительных губ.

— Интересная перспектива, — заметил Люк и, увидев, что практикантка хочет что-то сказать, поднял палец, заставив ее замолчать. — Точнее, она была бы таковой, если бы меня волновало ваше мнение.

«Это для начала», — подумал Люк. Положив руки на стол, он устрашающе наклонился вперед, наконец-то продемонстрировав владевшую им ярость. И остался доволен, когда глаза Джесс округлились и она прикусила нижнюю губу.

— Вы — заносчивая сопливая девчонка! — Люк произнес это ровно, понимая, что сказанная холодно резкость возымеет больший эффект, чем гневные тирады и бессвязные крики. — Как вы смеете заявляться в мой кабинет и учить меня, что делать с моим бизнесом? Какого черта вы о себе возомнили?

Он повысил голос, и Джесс вздрогнула. Но, черт возьми, явно не испугалась!

— Вы не понимаете…

— Я понимаю только одно: вы — славная смышленая девчушка, которой вечно твердили, как она умна, толкова и талантлива. А еще красива. И после всех этих лестных заверений разве могли вы подумать, что я не захочу слышать жемчужины мудрости, играючи слетающие с ваших губ?

Джесс вскочила.

— Люк, я…

— Для вас — мистер Сэвидж! Я — ваш босс, а не ваш друг! Если хотите добиться успеха, поучитесь-ка скромности и почтительности! У меня тоже есть степень магистра, дорогуша, и я управляю преуспевающей компанией вот уже несколько лет. Я трудился до седьмого пота, чтобы заслужить право иметь собственное мнение. А у вас такого права нет!

— Перестаньте кричать на меня!

Стоило воздать должное ее храбрости. Часть его любовалась этими метающими молнии глазами, пышной грудью и высокими скулами с красными пятнышками гнева.

— Я не виновата в том, что ваш маркетинговый план — отстой! Я лишь говорю, что винодельня пострадает, если вы серьезно его не подкорректируете!

— Потому что вы так говорите?

— Да! Потому что я чертовски хорошо в этом разбираюсь. Я просто знаю, что это не сработает!

— Теперь у вас еще и хрустальный шар есть? И вы можете поведать, оберут ли меня до нитки в результате развода или упадут ли цены на нефть?

— Да, вас оберут до нитки — не нужно было жениться на охотнице за деньгами! И — нет, цена на нефть продолжит неуклонно расти. Ситуация на рынке сейчас недостаточно стабильна, чтобы она упала, — отчеканила Джесс.

Неужели она не уловила сарказм?

— Работая здесь всего пару месяцев, вы, похоже, с головой влезли в эту винодельческую чепуху.

Джесс улыбнулась:

— Спасибо.

— Это не комплимент.

— Знаю.

Он готов был убить ее! Люк выскочил из-за стола и схватил ее за узкие плечи.

— Не могу решить, задушить вас или только отшлепать.

Джесс запрокинула голову, отчего ее медового оттенка кудри рассыпались по плечам, и подняла на него вызывающе дерзкие карие глаза, казавшиеся почти черными.

— Вы не из тех, кто способен ударить женщину. И вы так злитесь только потому, что знаете: я права.

— Злюсь? Я не злюсь, я взбешен!

Джесс дернула плечами, которые он все еще сжимал.

— Но почему? Я всего лишь говорю правду.

Ее наглость выводила Люка из себя, но еще больше злило то, что эта девчонка его возбуждала.

— Вы — нахальная, самодовольная, хвастливая и тщеславная, — пробормотал Люк, скользнув губами вниз, к ее рту. В ее глазах, неотрывно смотревших на него, Люк видел вызов… а еще полнейшее неприятие неудачи. Впрочем, он и сам никогда не пасовал перед трудностями.

Джесс вскинула подбородок, и Люк ощутил ее дыхание на своих губах. В его руках она казалась такой хрупкой, и, даже осознавая, что играет с огнем, Люк не мог позволить ей уйти…

— Тогда почему вы собираетесь поцеловать меня?

— Потому что это — единственный способ заставить вас заткнуться! — прорычал Люк.

— Но я вам не нравлюсь.

— Боже, сколько вам лет? Физическое влечение не имеет ничего общего с симпатией.

— Имеет.

— Как вы наивны!

— Если поцелуете меня, совершите ошибку, — прошептала Джесс, но ее губы уже потянулись к его губам.

— Слишком поздно, черт возьми.

Треск электрических искр прорезал пространство, стоило Люку рывком притянуть стройную фигурку к своему твердому торсу и зарыться пальцами в белокурые волосы. Он прижался к губам Джесс в поцелуе, рукой пробежался вниз по ее спине и крепко прижал Джесс к себе. В самом низу живота тягостно заныло, когда он коснулся ее бедер своими, а ее руки скользнули ему под рубашку, поглаживая по спине и плечам.

Ни одна женщина еще не распаляла его так быстро. Люк закрыл глаза, когда ее язык порхнул по его нижней губе, чтобы потом переплестись с его языком. Одной рукой Люк придерживал голову Джесс, другой уже касался ее груди, плавно потирая большим пальцем приятную выпуклость…

Это зашло слишком далеко. Он должен прекратить. Сейчас же.

Но вместо этого он пробежал ладонями вверх по задней части ее шелковисто-мягких бедер и сжал ее за ягодицы.

«Ничего себе! — удивился Люк, ощутив под руками лишь теплую кожу. — Где же ее трусики?»

Поцелуй стал еще глубже, из безумного превратившись в прямо-таки необузданный.

Вдавив Джесс в свой мощный торс, Люк стал настойчиво мять ее попку и… нащупал трусики. Ультратонкую полоску хлопка. Он скользнул пальцами вверх, по Т-образному пересечению ниточек стрингов, и, нырнув большим пальцем ниже, под пересечение полосок, потер мягкий и гладкий участок кожи. Он мог сдернуть эту веревочку одним движением…

Люк оторвался от Джесс, с шумом втянул воздух ртом и схватился за край стола, чтобы удержать равнов ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→