Ничейная земля. Никополь

Турбин Леонид Сергеевич

Ничейная земля. Никополь

Вступление

На ничейной земле жизнь текла спокойно и размеренно. Так было последние две тысячи лет, если не считать нескольким мелких стычек её обитателей между собой.

Ещё не до конца стихли трели дневных птиц, как в пролеске за окном ухнула первая сова, гоняя по опавшей прошлогодней листве зазевавшуюся мышь. Свой вечерний хор затеяли цикады: тысячи скрипящих голосов заполняли пространство, остававшееся после дневных певунов. Ярко-красный диск солнца нехотя скрывался за грядой Нарэн-Кура, окутывая слепящими искрами снежные шапки его величественных вершин. День плавно скатывался в сумерки, окутывая долину ордена вечерней прохладой и запахами ночного леса. Вечерние звуки постепенно наполняли полупустые коридоры замка ордена магов огня.

Мэлнон сидел на стуле в большом зале и листал книгу истории ордена. Он, будучи главой этого ордена, очень любил историю и подолгу мог ещё и ещё раз перелистывать эту большую и тяжёлую книгу. На столе рядом с ним стояла чернильница с пером, а чистый лист пергамента всегда был в кармане его роскошного алого одеяния. Иногда маг брал перо в руки, окунал в чернильницу и что-то записывал себе на пергамент. Вполне обычный рабочий вечер. Сегодня было так же, как и всегда. В воздухе порхали огоньки, с заходом солнца становясь всё ярче и ярче так, чтоб сидящий в этом зале даже не заметил смены времени суток. Отложив книгу истории ордена, Мэлнон закурил трубку и взглянул на свой посох, стоявший рядом со стулом. Посох даже не стоял, а висел в воздухе буквально в паре сантиметров над каменным полом, готовый в любой момент оказаться в руке хозяина.

Воздух стал сгущаться, как бы втягивая в себя пространство, а тут же завертелся, подобно маленькому смерчу, закручивая в бешеном танце пыль и камни, подхватываемые с пола этим адским колесом. Мэлнон кинулся к своему посоху, чувствую бесконечную злобу и ярость, сходящую от этого смерча, разразившегося невесть от куда, но не смог… Невидимая стена словно выросла между ним и его посохом, через мгновение маг просто не смог даже пошевелиться. ОН появился внезапно, вышел их этого смерча, который тут же исчез, роняя на пол поднятую с пола пыль и камни.

— Не так быстро, — ОН замер на месте, опуская вытянутую руку.

Мэлнон попытался рассмотреть своего незваного гостя, но сделать это оказалось не так то и просто. Лёгкий ветерок колыхал раскинутые полы красно-чёрного одеяния, которому, казалось, было уже несколько тысяч лет. Смрадный запах тлена и гари от этого одеяния наполнил всё вокруг. Так жутко не вонял даже скунс, только что вынырнувший из очередного болота ничейной земли.

Резкое движение ЕГО руки и посох мага с глухим звуком ударился о противоположную стену зала, оставив мага без всякой надежды на сопротивление этому могущественному и явно недружественному существу, ибо маг не знал, кто или что перед ним находится. Ни один маг ничейной земли не мог похвастаться таким могуществом.

— Успокойся, посох тебе не поможет, — мёртвый голос прервал эхо падения посоха, — я просто пришёл поговорить. У меня к тебе дело…

— Я не собираюсь иметь с тобой никаких дел! — резко одёрнул Мэлнон пришельца, — я….

Мэлнон скривился от боли. Тело не слушалось хозяина, а кровь отхлынула от рук и ног и, казалось, вся собралась у него в голове.

— Мне всё равно, хочешь ты иметь со мной дело или не хочешь, — как ни в чём небывало продолжил мрачный голос, доносившийся из-под капюшона незваного гостя, — но ты должен вернуть мне моё оружие. Мне нет дела ни до тебя, ни до твоего жалкого мира, но у тебя есть совсем немного времени, чтоб вернуть мне его. Иначе….

— Что иначе? — еле выдавил из себя старый маг.

— Иначе я разрушу всё, что увижу, начну с твоего жалкого ордена и никто, даже ты, даже Каррун, не смогут мне помешать. Я жду ответа… — ОН вскинул руку, и неведомая сила раскрошила одну из каменных колонн, стоявших в зале. Колонна рассыпалась на тысячи мелких камешков по всему полу, неприятно чиркнув одним осколком по бледному лицу мага.

— Ну что ж, быть по сему… — сквозь боль выдавил из себя Мэлнон. Фигура, стоящая в конце зала по-прежнему была неподвижна.

— Может, всё же скажешь, зачем это всё нужно и кто ты такой? И почему пришёл именно ко мне? — с толикой надежды в голосе спросил старый маг ТОГО, кто стоял в десяти шагах от него.

Фигура едва лишь колыхнулась, и вновь раздался его жуткий голос, сравнимый разве что с ревом старого, повидавшего виды герануса, попавшего в капкан роинов. Капюшон слегка пошевелился, но этого было достаточно, чтоб маг успел немного рассмотреть лицо своего собеседника. Выглядел он вполне человеком, причём достаточно молодым. Прямые черты лица, ровный длинный нос, густые брови, но вот глаза… в них было что-то мрачное, даже жуткое. Нет, глаза были на месте, но они были не человеческими. Полные тысячелетнего огня, глаза пронизывая пространство вокруг себя багровым светом. Казалось, что даже воздух горит и останавливается на пути этого огненного взгляда.

Мэлнон висел в воздухе. Красной змеёй вокруг его запястьев обвился тонкий браслет огненных оков, не давая и шанса пошевелиться, что уж говорить о какой-то магии. Даже дышать ему удавалось с большим трудом.

— Время покажет, время должно пройти. Это нужно всем нам…. - воцарилась жуткая пауза, показавшаяся Мэлнону вечностью, — да и тебе тоже. Как только ты его найдёшь, я приду к тебе снова. Не сомневайся, я смогу тебя найти даже на вершинах Нарэн-Кура и в подземельях гномов.

Фигура исчезла в темноте так же внезапно, как и появилась пол часа назад, просто растворилась в воздухе. Только сейчас Мэлнон почувствовал облечение и без сил рухнул на пол. Огненные оковы испарились вместе с их хозяином, оставив красные следы на запястьях как напоминание об этой встрече. Трясущиеся руки едва позволили старому магу подняться с холодного каменного пола. Ничего не понимая, он тихо опустился на стоявший рядом стул, на котором маг сидел до появления ЕГО. Постепенно Мэлнон стал приходить в себя от случившегося.

Он осмотрел зал, — ничего, кроме осколков колонны, не напоминало о только что побывавшем здесь госте. Один взгляд на посох и тот, подобно послушной дрессированной собачке, поднялся с пола и влетел в руку своему владельцу. Настало время прибрать. Мэлнон стал нашёптывал заклинания в вершину посоха, затем начал вращать им в воздухе…. Осколки колонны поднялись с пола и закрутились в послушном танце: всё ближе и ближе прижимаясь друг к другу, заново формируя разрушенное строение, несколько кругов и вращений — колонна вновь заняла своё место, будто и не валялась она пару минут назад на полу в виде тысяч нескладных камешков. Мэлнон посмотрел под ноги и увидел небольшой камешек с острыми краями, поднял его и обошёл вокруг колонны.

— Чуть не забыл, — сказал он, увидев выбоину у основания колонны и аккуратно вставив в него подобранный осколок.

Ему смертельно хотелось отдохнуть, Мэлнон опустился на стул и позвал своего верного помощника:

— Рикке, подойди ко мне!

В коридоре послышалось хлопанье небольших крыльев.

— Вы меня звали? — раздался из коридора тоненький голосок, больше подходящий ребёнку, нежели кому-то взрослому.

— Принеси мне настоя….

Послушный Рикке, хоть и был размером с большого кузнечика, но отличавшийся невиданной для своего племени силой, ловко примостил рядом с локтём большую кружку свежесваренного настоя из трав горного стоцвета. Настой этого цветка всегда добавлял заряд бодрости старику, который уже семь веков бродил по этому и тому свету. Мэлнон с жадностью выпил всё содержимое, причём в горле было сухо, как после того перехода через соляную пустыню, когда роины украли у него весь запас настоя стоцвета. Руки у него при этом дрожали, а глаза судорожно дёргались, как бы показывая весь процесс мышления великого старца.

Никогда в жизни он не был так озадачен, как сейчас. Первый раз он не знал чётко, что делать. И тут лицо его перестало дёргаться, он застыл на мгновение, а после чего стал быстро ходить вдоль каменных стеллажей, словно что-то потерял. Рикке впервые за сорок лет службы видел своего хозяина не бесконечно спокойным, а таким: шумным, бормочущим несвязанные слова«…свиток… Ансун… Брадкон…Сермион…», бегающим от одной полке со свитками к другой и разбрасывая вокруг искры. На самом деле Мэлнон очень дорожил своим имуществом, и всегда берёг как зеницу ока каждый свой свиток — написал ли он сам, купил ли у бродячих монахом, нашёл ли у поверженных магов в битве или просто достался в подарок от своих друзей или учеников. И уж тем более никогда их не разбрасывал, а каждый раз, как брал в руки, — аккуратно стряхивал пыль, протирал шкатулку из драконьего дерева и никогда не позволял себе забываться, ибо он, глава ордена огня, властитель всех тайн пламени, мог одним дыханием вызвать огненный шторм… Но только не в этот раз. Шкатулки падали с полок, свитки летали по всему залу, так и норовя вылететь в открытое окно.

— Рикке! Готовься, завтра на рассвете мы отправляемся в Лемток. Мне срочно нужно в библиотеку Карруна, и, если повезёт, то и с самим Карруном увидеться. Так что пошевеливайся, собери мои вещи и не забудь мой настой. Путь предстоит долгий.

Давно Мэлнон не выбирался из своего ордена. Последние несколько лет он вообще не покидал стен форта. Но сегодня всё было иначе. Обычно спокойное, будто высеченное из камня лицо, пронизанное морщинами, сейчас же было то сосредоточенным, то растерянным. Его серые глаза, полные вековой мудрости, то смотрели в одну точку практически не мигая, то начинали быстро рыскать по всем сторонам, судорожно впиваясь в каждую мелочь.

Верный Рикке весь вечер летал по дому великого Мэлнон ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→