За Гранью
Что есть добро и зло? А что тогда судьба? Есть ли то, что ведёт нас или же всё случайно? И что есть
3%

Читать онлайн "За Гранью"

Автор Айсис

Айсис

ЗА ГРАНЬЮ

1

Говорят, что мы знаем об этом мире всё. Учёные, как и я, исследовали его вдоль и поперёк. Ничего удивительного, что я с ними не согласен. Зовут меня… впрочем, какая разница. Вы меня не знаете, и моё имя вам ничего не скажет. Скажу только, что я одинокий исследователь, которого выбросили в космос на произвол судьбы. Да-да, от меня просто избавились. Я работал над феноменом «Центральной чёрной дыры», как мы её называли. По всем признакам — чёрная дыра, но она поглощала всё, кроме самой материи. Наш старший исследователь Сенптри говорил чуть ли не о новом свойстве зоны сингулярности. Но все приходили к мнению, что вещество вокруг неё просто сбалансировано, и поэтому не падает. Для окончательного ответа на вопрос «Что с ней не так?» Сенптри созвал межпланетную научную конференцию. Собрание было по меньшей мере горячим.

— Вы понимаете, как это опасно? — Высказывался Телерий, Президент Тиамата, — Вы хотите послать большую группу единиц в зону тяготения? Вы с ума сошли!!! Это просто сум…

— Позвольте, — возражал Сенптри, — объект не производит поглощения, а лишь ускоряет ближайшие объекты. И мы не подойдём ближе чем на 180 кьюно*.

— Так близко?

— А почему нет? Мы хотим поднести сверхчувствительный нейтрограф. Он позволит дать ответ, в каком состоянии находится дыра.

— А вы подумали про бюджет? Расходы составят не менее миллиарда никло*, а то и больше.

— Если экспедиция провалится, я ЛИЧНО компенсирую расходы.

— Мистер Сенптри! — обратился кто-то из зала. — А что если подтвердится гипотеза щита? Ведь некоторые учёные считают, что дыра — сферическое поглощающие силовое поле. И по нашим наблюдениям, от «дыры» отделялись некоторые «фрагменты», но учё…

— Да, вы правы, — прервал его Сенптри, — хоть я и не сторонник данной теории, но это вполне может подтвердиться. Но точно сказать, мы сможем определить лишь тогда, когда подойдём к «дыре» вплотную. Но для этого, извините уж, нужен кто-то сумасшедший. Добровольцы есть? — отвесил он шуточку и пошёл тихо хихикать.

Он был любителем отвешивать шуточки, и мне это никогда не нравилось. Ничего, сейчас мы ему добавим пины*.

— Есть — крикнул я на всю аудиторию.

Зал застыл. Полностью. Но лишь на минуту, после чего взорвался смехом. А я был серьёзен. Терять мне было нечего. Родителей давно нет в живых. Девушка бросила меня на нашей помолвке, и детей, соответственно, у меня нет. Честно говоря, я не так сильно заметен в кругу учёных, меня затмевает Сенптри, но он держит меня поближе к себе, оценив мои истинные возможности. Единственный. Этому человеку я многим обязан. Именно благодаря ему, я сумел попасть в круг выдающихся учёных. И я был одним из немногих, поддерживающих теорию щита. И мне было очень любопытно. Настолько, что просто разваливаешься на куски.

— Вы серьёзно? — Спросил Сенптри, стоило залу успокоиться.

— Да, вполне! Раз «дыра» не поглощает, то вполне вероятно, что я смогу приблизиться к ней вплотную.

Подумав, пару минут, видимо взвешивая все «за» и «против», он одобрительно кивнул. И объявил, что удаляется с Президентом на совещание, для корректировки бюджета и ресурсов.

Мне это показалось, как минимум странным. Сенптри так легко согласился на такую сумасшедшую идею. Но мне уже некогда было думать об этом — ко мне шла толпа, разрывать мозг на части.

И вот я сижу в кабине переоборудованного космического истребителя. Тончайшие приборы вынесли вперёд и вбок от кабины, и теперь истребитель напоминал сплющенный пневмоузел. Смешно и ответственно. И страшно. Но интересно. Я даже представил, как вернусь, чуть ли не героем, как мне памятник поставят, как Тар-ми вернётся…

И так замечтался, что и не заметил, как мы уже долетели.

— Готов? — прозвучало из спикеров.

— Запускайте уже! — я был раздражён тем, что меня так яро оторвали от мечтаний.

Аппарат отпустили со строп, и я начал медленно плыть вперёд, среди всей армады кораблей разного весового класса.

— Итак, — объявил Сенптри — это наш единственный шанс. Попробуй взять ещё и образец вещества.

— Понял, конец связи, — «да пошёл ты куда подальше, надоел, как старая музыка» — и с этими мыслями отправился в гиперпрыжок.

Думаете гиперпрыжок — это как на машине: тебя слегка качает, и ты спокойно сидишь? А вот обломитесь. Это больно и неприятно. Тебя, как будто сжимают под прессом, в ушах сильно звенит, а перед глазами ослепляющий свет. И вот так 10 минут «пилить».

— Вот вер…нусь, попро..ш..у… ООО..т..пуууууск…

Но, наконец, 10 минут пытки прошли, и я перешел на ручное управление. Было страшно. А как, по-вашему: перед вами уже сплошная чернота, на многие миллионы миль.

— Эх, была, не была, — и с глубоким вздохом, я направил истребитель к непроглядной тьме. Впереди ничего: сплошная чернота перед глазами. Может показаться, что ты или спишь или в ангаре, и тебя ещё не выпустили из дока. Но вот, автопилот показал, что осталось чуть менее 100 нуров*, и началась инициализация запуска системы захвата. Контейнер-манипулятор выдвинулся, и автопилот принялся за подсчёт.

— Одиннадцать, десять, девять, восемь… — принялся отсчитывать автомат.

— Есть! — только и мог сказать я.

Но вдруг вещество зашевелилось.

— Что за… — и не успел я договорить, как вещество, словно щупальца, моментально окутали корабль и дёрнули на себя. Корабль перевернулся, и кроме тьмы я больше ничего не видел.

Меня несло вперёд, брюхом вперёд. Управление отключилось, электроника вообще отказывалась подавать признаки жизни.

— Мда, вот уж не подумал бы, что дыра — путь в какую-то область пространства. Интересно, если я сумею запустить систему, смогу ли я…

Договорить мне не дал грохот корпуса. Похоже, что я врезался во что-то. Но ощущения говорили, что корабль переворачивается.

— Да что за… — от резкого переворота у меня закружилась голова и почернело в глазах. Да-да, это ощущается и в невесомости. Зрение прояснилось, и…. Я увидел ЭТО. На меня смотрел, нет, изучал, нет, даже скорее сканировал огромный глаз. Я вжался в кресло, хотя дермокостюм сильно не сжать. Глаз сощурился. Последнее, что помню в тот день — как я завопил от ужаса…..

Проснулся от странного чувства. Чувства тревоги и спокойствия. Открыл глаза. Темно. Неужели я погиб? Да вроде нет. Попробовал пошевелиться, но с удивлением понял, что практически не могу двинуться. Более того, я ощутил, что лежу в каком-то ящике. По-иному, назвать будет трудно. Особенно изнутри. Неужели меня похоронили? Нет, но тогда что это было? Меня поглотила дыра, а потом…

Я почувствовал, что с меня полилась вода, а самого начало трясти. Лучше бы не вспоминал. Параллельно тому, я надавил на «крышку». Должного эффекта это не дало.

— Что же делать? — я уже чуть ли не паниковал.

Но, словно в ответ, «крышка» начала разъезжаться в противоположные стороны. Яркий свет после сплошной темноты гарантированно приводят к секундной слепоте. Это было доказано учёными ещё очень давно. Так вот, этот эффект я ощутил на себе в полной мере. Постепенно, зрение возвращалось, и я постарался оглядеться. Оказалось, я лежал в какой-то камере жизнеобеспечения. Это я понял из того, что рядом было несколько идентичных. И на них горели приборы. Самым невероятным образом. Картинка с «обитателем» висела над «ящиком» без какой либо опоры, а надписи были на каком-то странном языке. Квадратики, крючки, завитушки, даже жука нашёл. Как у людей всегда бывает — увидел что-то новое — значит надо потрогать. Ну, я и потрогал. Моя рука просто прошла сквозь картинку.

— Интересно. Наверно, оптический эффект.

Продолжая разбираться в том, как-что-почему устроено, я не заметил, как в помещение вошли. Вошли — мягко говоря странно сказано. Я не слышал вообще ничего. Да и кто вошёл! Ни в сказке сказать, ни пером описать. Две высокие фигуры, я им был где-то по пояс, а я, извините, был самым высоким во всей нашей исследовательской группе. Эти фигуры закованы (да-да, именно закованы) в какие-то бронекостюмы, на вид очень даже внушительные в психологическом плане. А лица… Да, их вообще не описать. Вернее самих лиц нет. Есть стальные, узорчатые, инкрустированные камнями птичьи головы. Кажется, орлы, если я помню названия птиц. И главное — взгляд их глаз я узнал сразу. Да, узнал, когда сидел в корабле.

— Следуйте за нами.

Судя по голосу — от которого меня продирало холодом до мозга костей — со мной говорил… робот? Вот мы подошли к двери. Я ожидал, что она отъедет в стороны, но она просто растаяла. Коридор, по которому мы шли, был довольно странный. Искусно и дорого украшен, и хитро освещён. Светло, но светильников не видно. В коридоре было довольно много людей и разных существ. Большинство — антропоморфные звери, но попадались и такие, что даже и не представляешь, как такое может быть. Шестирукие… люди, какие-то светящиеся шары, или просто кто-то в закрытом скафандре. И все расступались перед нами и странно на меня глядели. Я ощущал себя так, словно убивать ведут. Трясло меня неслабо. И вот мы пришли в какую-то круглую комнату, но без двери. Это было скорее продолжение коридора. Один встал в центр, я рядом. Не зря. Из пола со странным жужжанием вдруг взлетело несколько широких колец, представляющих собой сплошное сплетение узоров, и на секунду перед глазами было сплошное белое пространство. Даже себя не видно. Но через секунду я увидел похожую комнату, но кольца, на этот раз, залетели обратно в пол. Но коридор был другим. При выходе, я скрёб ногами, надеясь найти щели колец. Ничего. Ровный пол.

«Должно быть, это портал. Интересно было бы поглядеть на личико нашего дорогого Шунера. Старый зануда, вечно твердивший, что телепорта ...

Что есть добро и зло? А что тогда судьба? Есть ли то, что ведёт нас или же всё случайно? И что есть
3%
Что есть добро и зло? А что тогда судьба? Есть ли то, что ведёт нас или же всё случайно? И что есть
3%