... ьными. Те недействительные бюллетени касались не только Миюки, получившей смущающее прозвище, но и Тацуи. — Ну, ну, в этом году ведь не будет столько шуму, как в прошлом, так ведь? — Считая, что провоцировать Тацую ещё рано, Эрика сказала это, чтобы сгладить разговор.

— Полагаю, в здравом уме никто не будет потешаться над речью Миюки, — серьезно выразил то же мнение Микихико.

— Ах да, Тацуя-сан, кого Миюки-сан выбрала в школьный совет? — спросила Мизуки.

Даже остальные трое внимательно прислушались, не говоря уже об учениках с окружающих столов, которые, как один, напрягли слух.

— Мне она ничего не говорила. Дома мы это не обсуждали, — прямо ответил Тацуя.

То тут, то там послышались разочарованные вздохи.

— Разве я уже не говорила, что это ещё не решено? Выборы ещё не закончились, не торопи события.

В то же время в комнате школьного совета Миюки сердитым тоном это говорила.

— Хонока, в таких обстоятельствах Миюки не уступит. Сдайся уже.

— Ух... Извини, Миюки, что я так шумела.

Хонока, теряющая самообладание из-за злой ауры Миюки, к счастью сдалась из-за упрека близкой подруги.

— ...Я была немного грубой. Ты тоже меня извини, Хонока. Я понимаю, что тебя волнует то, куда попадет Онии-сама., — сказала Миюки, посмотрев Хоноке за спину.

Хонока, последовав взгляду Миюки, обернулась. Там стояла Пикси, которая только что закончила готовить послеобеденный чай.

— Ух...

У Хоноки напряглось лицо, но Шизуку легонько похлопала её по плечу.

Шизуку покачала головой Хоноке, которая повернулась назад.

— Слишком поздно, Хонока.

Хонока удрученно опустила голову.

Азуса, Исори и Канон криво улыбнулись, сочувственно глядя на обескураженную Хоноку.

Изуми и Касуми переглянулись с вопросительным выражением на лице.

— Э? Разве это не Минами-тян?

— Хм, да, это она, — чуть удивленно ответил Тацуя озадаченным Мизуки и Эрике. — Иногда Минами приходит в столовую со своими одноклассниками.

Она, наверное, осознала, что на неё смотрят. Минами, держа поднос, повернулась в сторону группы одноклассников (наверное), которые стояли в конце очереди, и там её поприветствовали. Тацуя кивнул в ответ и перевел взгляд назад к своим друзьям.

— В этом нет ничего удивительного.

— И то верно.

Мизуки и Эрика обманчиво засмеялись, но потом...

— Это напомнило мне, Тацуя-кун, почему ты не присоединился к Конкурсу диссертаций?

Видя, что положение стало кислым, Эрика попыталась отвлечь внимание на другой вопрос.

Не то чтобы Тацуя не понимал мотивов этой девушки, но факт оставался фактом — Минами никогда не становилась предметом обсуждения. Тацуя охотно уступил Эрике.

— Очень просто, потому что у меня нет свободного времени.

— Э, что ты этим имеешь в виду?

Похоже, Микихико заинтересовался этим больше всех. Даже сейчас он в особенности напрягся, чтобы слушать, показывая тем самым, что самое важное — это ответ Тацуи.

— Именно то, что сказал. — Тацуя попытался так ответить и на этом завершить разговор, но быстро передумал, увидев непреодолимые взгляды остальных четверых, требующих объяснения. — После эксперимента «звездный реактор» я начал независимые исследования, но я всё ещё не достиг той стадии, когда могу это анонсировать.

— Ох... так ты занят чрезвычайно продвинутыми исследованиями, да? — вздохнул Лео и сильно кивнул. «А что за исследования?!» — был нюанс в его вопросе.

— Можно и так сказать, но содержимое секретно.

Он не мог прямо сказать, что работает над боевой магией, использующей теорию СПИ.

— Эх... — с недовольством что-то невнятное пробурчала Эрика, как и ожидалось. Однако...

— Эрика-тян, не говори таких глупостей!

— Эрика, полагаю, у Тацуи есть причины держать это в тайне. Да и услышь мы теорию уровня Звездного реактора, всё равно не удовлетворим своё любопытство.

Мизуки своими словами упрекнула Эрику, а слова Микихико были предназначены как Эрике, так и Лео.

Одним словом, Микихико говорил, что они ничего не поймут, даже если им всё расставят по полочкам, но, в общем-то, они двое не были глупыми. Однако именно потому ни Эрика, ни Лео не возразили против того, на что указал Микихико. Они двое были не настолько глупы, чтобы не знать, что если будут необычайно упрямыми, это доставит проблемы им самим.

— Кстати, Тацуя-кун, тебя просили помочь с Конкурсом?

— Пока нет.

— В этом году главным писателем будет Кэй-сэмпай, да? А ведь ты и Кэй-сэмпай хорошо ладите, — удивилась Эрика.

— Конечно, я буду сотрудничать, если меня попросят, но в этом году не мой час, — честно ответил Тацуя, он даже не пытался «улыбаться и уходить от вопроса».

— Э, почему так? — на этот раз спросила Мизуки, склонив голову на бок с сомнениями на лице.

— В этом году местом проведения будет Киото.

— Конкурс диссертация проводится то в Йокогаме, то в Киото, и в зависимости от места отличается и оценивание. Говорят, что когда Конкурс проводится в Йокогаме, высоко ценятся практические демонстрации, а в Киото предпочитают чистую теорию, — добавил Микихико.

Тацуя кивнул.

— В Киото презентации, которые относятся к теории магии, например гипотеза кардинального кода, оцениваются выше, нежели улучшения в последовательностях активации, использующие магию энергетические системы, и разработанные для этого последовательности магии.

Лео наконец несколько раз покачал головой с унылым выражением на лице.

— Ясно, на этом Конкурсе нельзя использовать опыт Тацуи.

— Я думала, что Тацуя далеко впереди обычных учеников даже в теоретическом поле, разве не так?.. — однако Мизуки, не в силах с этим согласиться, скромно подняла протест.

— Ага, но сложность не в этом, — ответила Эрика на вопрос Мизуки. Или, скорее, она прямо высказала собственные мысли.

— Э?

— Кэй-сэмпай, скорее всего, не утратит самообладание и не будет завидовать, но когда подходы отличаются, даже просто согласовывать методы будет очень трудно.

— Подходы в самом деле так отличаются?

— Взгляни, на мой CAD нанес гравировку Кэй-сэмпай, так ведь? И время от времени Тацуя проводит его обслуживание, так что он каким-то образом что-то об этом знает. Потому подходы и отличаются, ведь они поддерживают одно и то же заклинание.

— И то верно... поддержка гравировкой близка к нашим талисманам древней магии.

Когда друзья оставили Тацую в стороне и начали говорить о своём, прозвучал послеобеденный звонок.

◊ ◊ ◊

7:30 вечера. Обычно в это время Тацуя и Миюки после ужина пили бы чай. Однако сегодня, когда стрелка часов указала на 7:25 — хотя это были не классические настенные часы, а современные, с двухстрелочным виртуальным циферблатом, — Тацуя пошел в свою комнату. Тут, используя голосовой телефон с улучшенной защитой, он позвонил на личный номер одной леди.

Алло, это Фудзибаяси.

Телефон, который обычно передавал видеоизображение, сейчас пустил все свои ресурсы на высококачественное шифрование, и он его обрабатывал со скоростью, которая не мешала разговору.

— Это Шиба. Извините, что позвонил так поздно.

Он торопливо закончил со своей дорогой сестренкой, чтобы позвонить как раз в это время, ведь он об этом заранее договорился по почте.

Это редкость для тебя, Тацуя-кун, мне позвонить. Что случилось, у тебя ко мне срочное дело?

— Да. И оно не терпит отлагательств.

Настала на что-то намекающая беспокойная пауза.

...Почему-то мне не хочется это слышать.

— Если бы мог, я это не говорил бы.

— ... — Своим молчанием Фудзибаяси побуждала Тацую продолжить. Впрочем, как бы Фудзибаяси ни реагировала, это не влияло на Тацую.

— Я хочу попросить сотрудничества у старейшины Кудо, — плавно сказал свою просьбу Тацуя, пусть и говорил слова, которые не следовало произносить.

У дедушки?

— Да. И это просьба не к лейтенанту Фудзибаяси Отдельного магического батальона 1-0-1, а к дочке семьи Фудзибаяси и внучке старейшины Кудо. Я хочу, чтобы вы договорились о времени и месте, где я могу лично с ним поговорить.

Хочешь сказать, это как-то связано с делами Йоцубы?

На этот раз Тацуя промолчал.

Учитывая случившееся прошлым месяцем, я не могу отказать, не так ли?

— Верно.

Фудзибаяси испугалась и почти это выказала. И что бы она сама ни говорила, у звонка Тацуи был нюанс «верните мне долг за тот раз». Впрочем, она не ожидала, что он легко это признает.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с мыслями.

Так что Тацуя продолжил говорить:

— Однако я не намерен высказывать неразумные требования. Я, скорее, предпочту, чтобы старейшина любезно согласился на добровольную помощь.

Могу я услышать, какое у тебя дело?

— Найти и поймать одного волшебника, сбежавшего из Китайского квартала Йокогамы.

...Ясно. Понимаю, это Йоцуба хочет воспользоваться услугами дедушки.

По ту сторону телефона послышался вздоху, которым Фудзибаяси выпускала свою нервозность.

— Похоже, вы знаете, что Йоцуба попала в неприятности.

Это не Йоцуба хотела воспользоваться услугами Кудо Рэцу, а Тацуя, но он не потрудился развеять её неправильное понимание.

По-правде, даже для JSDF настали тяжелые времена! Лейтенант Фудзибаяси более чем обрадуется, если ты разберешься с этим типом.

Она намеренно назвала себя «лейтенант Фудзибаяси», это был ответ на предыдущие слова Тацуи. Хотя насколько Тацуя знал, такого уровня игры слов было недостаточно для сарказма.

Фудзибаяси, на

20%
20%