Ирина Ясиновская

«ОГОНЬ, КРОВЬ И ПЕПЕЛ»,

отрывки из кн. 1 «Огонь», ч. 1

Предисловие к отрывкам из «Огонь, кровь и пепел»

Предлагаю вашему вниманию отрывки из моей книги «Огонь, кровь и пепел». Отрывки (две главки — 11-ая и 12-ая из первой части первой книги), разумеется, совершенно вырваны из контекста, но я решила, что не стОит объяснять ситуацию на момент действия, описанного в главках, а так же действующих лиц и взаимоотношений между ними, так как это займет намного больший объем, чем 12 Кб. Всю же книгу я запостить в эху не могу по причине ее очень большого объема. Однако, если уважаемым подписчикам понравится, то, что я предлагаю в этот раз, я закину отрывки из других книг.

Убедительная просьба ко всем, кто сможет опознать автора стихотворения, вынесенного у меня всеобщим эпиграфом («Проходить над глубокою бездной…»), откликнуться и написать мне нетмэйлом. Дело в том, что это стихотворение мой брат прислал из армии, выдрав там из какого-то журнала. Ни журнал, ни автора он, разумеется, не помнит. Так что, если кто может помочь — помогите!

В тексте довольно много непоняных имен и названий. Некоторые я объясню, выделив объяснение как сноску [в квадратных скобках]. /Курсив/ будет выделен двумя слэшами и в большинстве версий ГолдЕда они видны не будут (выделение будет ставится на каждой строчке абзаца, выделенного курсивом). Так же ' — апостроф в слове «лоэ'гэлт'ти» не является ударением и НИКАК НЕ ВЛИЯЕТ НА ПРОИЗНОШЕНИЕ СЛОВА! Само же ударЕние будет выделяться заглавной буковой.

И, разумеется, о главном. Текст разрешается к свободному распространению по сети ФИДО, с сохранением авторства и без малейших правок, даже если обнаружены вопиющие опечатки (за которые я сразу же приношу извинения). В ЭТОМ ТЕКСТЕ НИЧЕГО МЕНЯТЬ НЕЛЬЗЯ! Так же запрещено всякое коммерческие использование текстов без согласования с автором.

/Посвящается Менестрелю/

/и всем остальным, кто уже не вернется…/

Огонь, кровь и пепел

Проходить над глубокою бездной,

И с опасностью в прятки играть,

И от этой игры бесполезной

Путеводную нить потерять.

Отворились какие-то двери,

Вот пространство — и можно шагнуть,

Все, что видел, и все, во что верил

Что оно, — если кончен твой путь?

А быть может не жил ты на свете

Никогда. Так о чем сожалеть?

Так лети же вперед, словно ветер,

Если не о чем сожалеть.

Неизвестный автор.

11

Никто не хочет быть убит в апреле или в марте,

Но каждый жаждет быть любим, и так, чтобы бесплатно.

Никто не хочет всех спасти и быть за то распятым,

Но каждый любит погрустить о всяком непонятном.

Е. Летов

Хельга стояла на уступе, с которого срывался маленький водопад, и смотрела на долину, где расположилась Темная Дружина. Эту долинку, окруженную со всех сторон невысокими скалами, Хельга нашла совершенно случайно несколько веков назад. Сначала она сама жила в ней, когда не гостила у одного из Наместников или еще где-нибудь, а потом расположила здесь свою дружину…

Рассвело совсем недавно, но дружинники все еще спали. Хельга, видя это безобразие, выругалась про себя и пообещала всем устроить «веселую жизнь» с каждодневными тренировками с полной выкладкой.

— Командир, что ты им скажешь? — спросил Аянэ, сидевший на камне за спиной Хельги.

— Не знаю, Ая, не знаю… — девушка оглянулась на кречета и грустно усмехнулась. — Я вообще не знаю, что делать. Как вернуть Эократэс [имя меча, «Клинок-Драконьего-Мастера], без которого мне очень трудно будет… И что делать с Ийти… Что бы я не говорила, я не хочу его убивать. Он все же был моим лучшим учеником. Никогда больше у меня не будет такого ученика. Никогда…

— Ты думаешь об Ийти, но совсем не помнишь о Веллене, — Аянэ переступил лапами и когти скрежетнули о камень. — Он как-никак твой родственник.

— Веллен мне брат по Рождению. Я не думаю о таких родственниках. Иногда их становится слишком много… — Хельга взмахнула рукой и перед ней раскрылся портал. — Эти мерзавцы спят, совершенно не чуя Магии, — девушка зло усмехнулась. — Да я бы за это время протащила сюда целую армию и перерезала бы всех!

Она нырнула в портал, и Аянэ сорвался следом за ней. И только он исчез в черном провале телепорта, как тот схлопнулся с едва слышным звуком.

Второй портал раскрылся около зимовья, в котором Хельга прожила первый год своего самостоятельного существования. Дом нисколько не изменился за это время все те же толстые бревна, с проклепанными мхом щелями, резной конек крыши, мощные ставни на случай пурги, наличники с затейливой резьбой. Кто-то в незапамятные времена на славу постарался, украшая зимовье. Видно много времени ему пришлось здесь провести.

Возле дома стояли Корунд и Хэйял. Оба зверя были грустны как никогда и даже не переругивались. Хельга сразу обратила на это внимание, едва только вышла из портала.

— Ну и что на сей раз случилось? — спросила она, подходя к отвернувшемуся коню.

— Ничего хорошего, — ответил волк, плюхаясь на пожухлую осеннюю траву. Пока тебя не было, Черные, которые велленовские, приезжали, и во главе отряда Роэль шел.

— Роэль? — изумилась Хельга. — Роэль Дан?

— Он самый, — Корунд покосился на девушку лиловым глазом. — Мы едва смыться успели… Только… Ощущение такое, что неживой он был. Глаза пустые и голос, как у трупа из холодильника…

— А ты слышал голос трупа со льда? — Хельга усмехнулась.

— Конечно, когда ты некромантией решила побаловаться, — Корунд помотал головой. — Мерзкое было зрелище.

— Угу, — согласилась с ним Хельга и села на ступеньки высокого, чтоб не замело снегом, крыльца.

Однажды, довольно давно, когда она была молодой и глупой и еще жила на Оси Миров, ей пришлось «разговорить труп». Некромантия не запрещалась Комиссией по Слежению за Чистотой Магии, но все же не приветствовалась. Хельга не вполне понимала, почему, пока не попробовала сама. С тех пор она не только не занималась некромантией, но и всех знакомых отговаривала. Из них послушался только Эрк, а вот Токилс продолжал некромантию практиковать, причем довольно успешно, поплатившись за это умение очень многим.

Как-то раз случилось так, что один из наемников Хельги погиб при невыясненных обстоятельствах. Это могло бы быть и случайностью, но некоторые факты указывали на убийство. Хельга дорожила этим наемником, потому как он был одним из лучших ее воинов, а к тому же еще и весьма симпатичным.

Погиб наемник, утонув в озере, что было не слишком далеко от Замка Хельги. Кроме того пробы на яды показали наличие в организме почти смертельной дозы алкоголя. Для непьющего человека это было как минимум странно. Хельга справедливо погрешила на своих родственников по Памяти и решила спросить у самого наемника. Для этого ей пришлось вспомнить такой раздел Магии как некромантия. Теорию она знала прекрасно и в теории же представляла себе последствия занятий этим делом. Как правило, некроманты лишались права забывать жизнь человека, которого они вернули из Тьмы ради нескольких вопросов. Некроманты никогда не забывали жизни и смерти этого человека. Причем им приходилось умирать вместе с ним еще раз, а иногда это возвращалось во снах и вырваться из этого кошмара было нельзя.

Для Хельги, чье Право Памяти позволяло ей вспомнить и пережить смерть любого из ее людей, это показалось чепухой, потому-то она и решила попробовать вырвать наемника из Тьмы, чтобы узнать, кто его убил.

Проведя все положенные ритуалы, воскурив тяжелые, дурманящие мозг благовония, прочитав заклинания, Хельга возложила руки на лоб мертвого и потянулась к нему через магический эфир.

Сначала все было хорошо. Тьма спокойно приняла Княжну и пропустила к наемнику, который уже готовился к новому воплощению. Словами Хельга не могла бы описать тот многомерный метамир, в который она попала, но тогда все это воспринималось очень даже просто.

Задав все положенные вопросы, Хельга попрощалась с наемником, пообещав, если будет возможность, найти его, и уже собралась возвращаться. Именно тогда Тьма остановила ее и бросила в лицо всю память этого человека. Все мысли, переживания, чувства, мучения… Все, от рождения до самой смерти включительно. Хельга не помнила, как вернулась в свое тело и не помнила, сколько прошло с того момента времени, прежде чем она пришла в себя. Зато два ее помощника помнили очень хорошо. До сих пор.

Больше она с некромантией экспериментировать не стала. Однако Токилс и, судя по всему Сэлл, прекрасно этим занимались. Правда Мрачный Управитель уже понял, что ему придется платить за подобные эксперименты, а вот Сэлл — пока еще нет.

Токилс, как и любой Не-человек, никогда не спал, умея лишь время от времени имитировать некое подобие забытья. Спать он не умел и потому все видения, которые ему отдал мертвый, возвращались в период бодрствования. Хельга видела, что происходило с Токилсом в такие моменты и зрелище, надо сказать, к приятным не относилось.

— Жаль Роэля, — К ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→