Чеснокова Юлия

БИЕНИЕ СЕРДЦА

Ранний вечер в общежитии популярной среди молодежи рок-группы «Острова удовольствия», с каждым годом хватавшей всё больше славы, не оглашался ничем, кроме стука пальцев по клавиатуре и монотонного кликания левой, а иногда и правой кнопкой мыши. Саша, её солист, гонял очередную игрушку, уже частично надоевшую ему, но ещё не пройденную до конца, а потому и был повод не останавливаться. Вернее, остановиться было бы нужно, и заняться чем-нибудь более полезным, но компьютерная зависимость — это бич двадцать первого века, и даже самые стойкие не в силах с ним бороться. Поэтому когда из прихожей донесся громкий хлопок дверью, парень лишь повел ухом и продолжил рубиться на виртуальных территориях до тошноты угловатой 3D-граффики. Но покой нарушался поэтапно, и после череды шумных шагов, в комнату влетел Пашка, срывающий на ходу с себя спортивную сумку, висевшую до этого на плече, и шлёпающий её о кровать. Она бесформенно развалилась на одеяле.

— Всё, мы с Кристиной расстались! — разъяренно выдохнул гитарист.

— Опять? — непоколебимо произнес Саша, не отвлекаясь от монитора.

— Да нет же! Ты не понимаешь, в этот раз насовсем! — Паша ударил ногой свешивавшуюся простыню, потом кулаком свою сумку, а затем плюхнулся рядом с ней и оперся локтями о колени, схватившись за голову.

— Ты так же сказал в прошлый раз. Хотя, согласен, первые два раза ты говорил, что вы просто порвали. Без «навсегда», «теперь уж точно» и тому подобного.

— Не умничай! Тогда всё было не так, — молодой человек тяжело вздохнул. — Ты не представляешь, что она выкинула! Это уже ни в одни ворота, это уже решено — она и я отныне чужие люди!

— Ну, и что же она такого выкинула? — по-прежнему глядя в экран, спросил Саша.

— Мы шли по улице, просто гуляли! — едва начав, заводился музыкант и сразу же пытался себя одернуть. — «Казалось бы, ничего не предвещало беды», — литературно продекламировал он, гримасничая. — Навстречу шла парочка, примерно наши ровесники. И я случайно, совершенно бездумно повернул голову вслед им! — опять разгорелся идейный лидер «Островов», собравший когда-то группу. — А девица была в коротюсенькой юбке, по самую… ты понял! Я просто обернулся, инстинктивно, даже не успев подумать о том, куда смотрю и зачем!

— О-о-о… — протянул Сашка, догадываясь обо всем, так как знал характер Кристины, с которой приятель встречался уже больше восьми месяцев.

— И что ты думаешь? — игнорируя звук предвкушения, размахивал руками Паша. — Она развернулась тоже и окликнула парня, шедшего с этой неизвестной. Окликнула и предложила ему минет! Просто из-за того, что я посмотрел не туда, куда надо было по её мнению, и дурь ударила ей в голову! Позор, стыд! Эти двое припустили от нас, как от сумасшедших. А если бы меня кто-нибудь узнал? Что тогда? Она абсолютно не соображает, что делает. Конченная идиотка, дура!

— Паш, ты знал это ещё тогда, когда только решил начать с ней отношения, — устал от невозможности сосредоточиться солист и нажал на паузу. Крутанувшись на стуле, он посмотрел, наконец, на друга. — И полюбил её именно такой сумасбродной и шальной. Всё наладится.

— Ничего не наладится! Знать её больше не хочу! Я ей сказал, чтобы не смела так больше делать, а она устроила мне — мне! — сцену ревности. Поверх своей-то выходки! — Паша завалился на спину, прикрыв лицо ладонями и неразборчиво забубнив из-под них. — Пусть катится в свой Лондон, или свой Питер!

— Подумать над своим поведением?

— Нет, совсем! Нужна она мне?

— Да ты уже завтра по ней завоешь, — захихикал Сашка, вспоминая, чем всё заканчивалось два месяца назад, четыре месяца назад, и семь месяцев назад. Эти страстные скандалисты живут своей руганью, и, похоже, она для них лишний повод осознать собственную любовь. Жаль, что первое время после ссор и даже накануне примирения они этого не понимают. — Когда там она должна была улетать на учебу? Через три дня?

— Она сказала, что поменяет билет на завтрашний рейс, — образовал щелку между пальцами Паша и блеснул показавшимся оттуда одним глазом.

— Значит, с завтрашнего дня у тебя не будет под боком девушки, а потом мы входим в режим из-за записи, а потом тур по Сибири… да-а, не скоро тебе ещё секс перепадет, не скоро… — ведя крамольное рассуждение, посетовал Александр. Гитарист оживился и приподнялся на локтях, тут же одумавшись и застыв.

— К чему ты клонишь? Думаешь, я не найду, где перебиться? Или я, по-твоему, такой озабоченный?

— Нет-нет, что ты! Ты не такой, это не ты такой. — засмеялся Саша и получил кепкой в голову, козырьком ударившую его по затылку. — Ай! Ты чего дерешься?

— Нечего намекать на то, что я сорвусь и побегу умолять Крис о прощении. Я не виноват! Тем более что в прошлый раз первой звонила она.

— А в первые два на крыльях любви летел извиняться ты, — напомнил певец и пригнулся, чтобы не схватить ещё чего-нибудь за правду. Но Пашка присмирел. — В отношениях всегда так, тем более ваших.

— Ой, знаток нашелся. Об отношениях рассуждает! — парень поднялся и забрал кепку из рук вокалиста, намереваясь пойти и отнести её в прихожую, на крючок, откуда регулярно сдергивал перед выходом. — Напомни, когда они у тебя последний раз были? Да и были ли они? Что-то из области легенд, поросших быльём.

— Это жестоко, Паш. — поморщился Саша, и его товарищ, посчитав, что достойно ответил на попытки того быть умнее, вышел, оставив парня наедине со своими мыслями.

Действительно, когда же у него закончились последние, более-менее серьёзные отношения? Около года назад? Он пытался встречаться с одной девушкой, тоже артисткой, как и он, но это не продлилось и двух месяцев, за которые свиданий было десять максимум. Нет, это не то. А что до этого? Ещё за год до того он встречался почти полгода… ну, как встречался? Регулярно спал с одной и той же личностью. В начале ещё были подозрения на любовь, но как-то всё быстро пришло к тому, что лишь симпатия, да и то слабая… А что ещё раньше? Раньше было то, что Саше не хотелось вспоминать. Не потому, что это было неприятно, а потому, что было приятно настолько, что в душе скрипело, как ветки за окном по стеклу. Было настолько хорошо и сладко, что тоска хлестала прожитым и упущенным по сердцу, как крылья огромной птицы. Но что теперь предаваться ностальгии? Это отсюда, с высоты взрослой и удрученной заботами и разочарованиями жизни, кажется былое светлым и лучшим, а на самом деле, повторись оно сейчас, казалось бы глупым, нелепым и пустым. В юности всё просто, соответственно запросам и пониманию, а когда дозреваешь до кое-какого опыта, ума и самомнения, то мерки меняются, и ранняя драгоценность становится стекляшкой. Это знакомо всем, если же нет, то кто-то не хлебнул проблем и настоящей жизни.

Сашка снял игру с паузы и попробовал погрузиться в мир стрелялки по новой, но не пошло вовсе. Руки ещё боролись с противниками, но голова не концентрировалась, а потому промахи следовали один за другим. Всё скучно, всё бессмысленно… выпить что ли? И чего не нравится Паше? Есть девушка, любовь, даже если такая вот ураганная и неспокойная, но это же здорово! Живут насыщенно, найдя что-то, ради чего живут. А он что? Живет, чтобы петь и резаться в стратегии и пулялки? Жуть какая. Валере что ли позвонить? Этот умеет веселить и вправлять мозги. Мобильный, словно улавливая мысли о том, что им хотят воспользоваться, первым подал сигнал. Звук смс-ки пропищал рядом с ладонью Саши, сопроводившись вибрацией. Кто бы это мог быть? Неужели Валера научился реагировать телепатически? Парень взял айфон и открыл сообщение.

Этот номер он бы узнал из тысячи, даже если бы забыл точное расположение цифр. Но стоило их увидеть, как он тут же понимал, чей он. Не записанный, потому что он поменял сам телефонный аппарат и потерял многое из записной книжки, не названный, он всё же был узнан и уголки губ Саши дрогнули. Нетвердым пальцем, он открыл сообщение и прочитал одну строчку: «Ты лучшее, что было в моей жизни». Изумленно вскинув брови, парень едва не задохнулся возникшей эмоцией. Рука коротко задрожала. Что могло вынудить Её написать такое? Обида на какого-нибудь бойфренда? Расставание? Нахлынувшее, как и на него, внезапное воспоминание? Увиденный фильм, который они смотрели когда-то вместе? Оставшаяся до сих пор любовь?.. Возможно ли это?

Успокаиваясь, Саша взял себя в руки — всё-таки мужчина, — и нажал на кнопку «вызвать» в функциях сообщения. Набрав в легкие воздуха, он дождался, когда гудки сменились нежным и робким «алло?», таким родным и знакомым, таким близким и понятным, словно слышал его ещё вчера.

— Ну, рассказывай, что у тебя случилось? — будто оттаивая от многолетнего оледенения, расслабился он, откидываясь на спинку стула и прикрывая глаза, чтобы погрузиться в звуки Её голоса.

Первая любовь не забывается никому. Чаще всего нереализованная, или недонесенная до зрелого возраста, она кажется светлой и сказочной, такой, из которой можно было бы слепить нечто идеальное. Именно такой была любовь Саши и Марины. Они жили в одном подъезде и потому, даже когда он стал известным — а это произошло с ним очень и очень рано, — им не составило труда начать встречаться. Ему было шестнадцать, а ей пятнадцать. Целый год смущения от одной мысли, что они парень и девушка, и робкое держание за ручку. Наверное, на тот момент они и не осознавали до конца, что любовь между мальчиком и девочкой — это ещё и что-то телесное, а не только дружба и искреннее доверие. Поэтому месяц за месяцем, всё, что делали Саша и Марина — это легко касались губ друг друга, тут же отводя глаза и невинно обнимаясь. Когда он слышал понравившуюся новую песню, то первой, с кем делился, была она. Когда он покупал новую одежду, то бежал красоваться перед ней, а когда заработал первый гонорар, то тоже похвалился Марине. Даже когда слава ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→