Питерские палачи

Питерские палачи

Андрей Деменков

— Стас!

— А?

— Там у ворот клиент ожидает — по твоей части.

— Щас гляну!..

Стас отложил отвертку, недоразобранный стартер со всеми отделенными уже частями сунул в коробку, толкнул в дальний угол верстака и отправился мыть руки. По пути бросил взгляд на часы: «Половина четвертого. Недурно! Еще часок — и в дамки; то бишь — домой».

У ворот его ждал темно-синий Chrysler 300M. За распахнутой дверцей, облокотившись на крышу кабины, стоял парень с холеным, почти детским личиком, разодетый, может, и не во всем по последнему «писку», зато по максимуму «зелени» на каждый квадратный сантиметр долговязой поверхности. В кабине сидел кто-то еще, но яркое майское солнце отсвечивало в лобовое стекло, и разглядеть загадочный силуэт издали было невозможно.

Не спеша, почти степенно приближаясь к машине, Стас окинул критическим взглядом запыленные борта. После чего удостоил вниманием и владельца «тачки».

«Лопушок! — мелькнула в голове насмешливая оценка, при взгляде на пухлощекое личико и круглостеклые очки приобретшая оттенок презрительности. — Богатый папаша отчалил куда-нибудь на Канары, а чадо поспешило воспользоваться моментом и повыпендриваться на его иномарке. Кролик!»

Лицо парня, замершее в смущенной улыбке, и впрямь напоминало кролика из мультфильма про Винни Пуха.

— Какие проблемы?

Вопрос был задан без особого интереса. Стас уже предвидел какой-нибудь пустяк, представляющий для холеного неумехи большой секрет.

— Аккумулятор разрядился, — совсем юным голоском и по-ребячьи виновато поведал «кролик». — Машина заглохла вдруг у ворот — и завести уже не могу…

— Ясно! — со значением вздохнул Стас и нырнул под капот.

Как и ожидалось, причину неполадки он обнаружил довольно скоро. Через потрескавшийся, да еще и мокрый изолятор плюсовой клеммы генератор «коротил» на корпус. Чуть-чуть, но этого вполне хватило, чтобы разрядить аккумулятор.

— Тебе еще повезло! — осчастливил Стас замершего в трепетном ожидании парня. — Сел бы контакт на корпус основательно — половина электрики погорела бы к чертям!

Очкарик блаженно проглотил тягучую слюну.

— Значит, ничего серьезного?

— Ну… — Стас некоторое время боролся с искушением воспользоваться явной обеспеченностью несимпатичного ему клиента; но силы были неравны. — Как сказать… Не так серьезно — сколько дорого…

— С чего же это? — усомнился противный очкарик, мгновенно потеряв нерешительность. — Сколько может стоить замена какого-то изолятора?

Стас хмыкнул, жалея о несыгранном спектакле с тестером, состроил мину седовласого академика и снисходительно поведал:

— Изолятор — в самом деле чепуха. Однако, как правило, в подобных случаях страдают еще и диодные «мосты» генератора. Кроме того, часть проводки наверняка перегрелась. Есть ли смысл с ожидаемой проблемой появляться здесь через месяц, а может, и через пару дней?

— Хорошо, — кивнул клиент. — А сколько времени на это понадобится?

Стас перевел задумчивый взгляд на кротко дожидающийся своей участи генератор, словно по его внешнему виду уточняя необходимое количество дней.

— Штука американская. Запчасти для них у нас в некотором дефиците…

— Я все оплачу! — очкарик испытывал явное удовольствие от демонстрации своей финансовой состоятельности.

— Не в этом дело, — «Еще бы ты не платил!» — Просто в таких случаях я пытаюсь подобрать что-нибудь из более распространенных систем. Возможно, придется вообще заменить генератор…

Щедро улыбаясь, клиент махнул узкой ладонью:

— И черт с ним!

— Послезавтра утром сможешь забрать тачку.

— Годится.

Стас удовлетворенно кивнул, почесал выглядывающую из-под распахнутой куртки пока еще едва загорелую, мускулистую грудь. Как он и предполагал, «кролик» приехал в незнакомую зачуханную автомастерскую чуть ли не на краю города ради того, чтобы папочке из родного фирменного автосервиса ничего не сообщили о шалостях отпрыска. В этой ситуации он был на многое готов.

Поскольку так легко прошла первая часть беседы, настала пора откровенного грабежа, ибо в фирме строго соблюдалось железное правило: урывая работу себе, не забывай об интересах других.

— Кстати! Стоило бы воспользоваться моментом и проделать тачке небольшую профилактику, — он ткнул пальцем в сторону грязного борта «Крайслера». — Все равно основная часть моей работы будет идти вне машины.

Клиент почти не размышлял, что вызвало в наглом электрике тайный восторг, который на секунду прорвался наружу в виде широченной улыбки. Все же не каждый, далеко не каждый день, вот так вот — безо всяких усилий — буквально копеечную работу удается раздуть до темы в несколько сотен!

— А где это оформить?

— В конторе, — Стас указал на дверь небольшой пристройки рядом с ремонтным боксом. — А я пока машину заведу.

Очкарик кивнул и странной, почти девичьей походкой направился в подсказанную сторону. Его грабитель, прежде чем идти за тележкой с аккумулятором, под воздействием очередной волны хорошего настроения азартно зафутболил попавший под ногу камешек. Футболист из него был не лучше, чем из Аршавина филолог, поэтому вместо столба снаряд угодил в зад клиента.

Парень замер, не оборачиваясь. И так сжался, что Стас понял: за свою жизнь бедняге довелось получить немало таких камней и просто тумаков от более сильных, но менее осчастливленных родителями знакомых.

Стасу стало стыдно, ибо он вовсе не завидовал.

— Извини, приятель! Твой зад не был моей мишенью.

Пострадавший облегченно кивнул и засеменил дальше.

Пару минут спустя Стас вернулся к машине с аккумулятором. Прежде чем нырнуть под капот, он коротко глянул через стекло в кабину, разглядел за ним смутные черты кудрявой девушки. В ней было что-то очень знакомое; однако, чем напрягать намять, Стас предпочел поскорее разобраться с «Крайслером».

— Дамочка! — крикнул он из глубины машины. — Поверните ключ зажигания.

Двигатель весело заурчал с первого же оборота стартера.

— Благодарю за содействие! — с громким хлопком крышка капота вернулась на место.

— Здравствуй, Стас.

Женщина, наконец, вышла из машины, с чуть насмешливой улыбкой глядя на замершего в изумлении Стаса. Встреча была просто фантастическая! Пересечься через столько лет в сотнях километров от родного, заграничного теперь для Питера города…

— Здравствуй, — прозвучал довольно хмурый ответ, но не злой: в памяти осталось все же больше хорошего.

Хотя теперь…

Увидеть Ингу, которая расцвела в роскошную женщину, в компании с парнишкой, являющим собой подлинное чудо природы, — это сильно!

«А ей-то что? Он при „бабках“ — и, наверное, совсем не малых. Это главное по нынешним временам».

— В Таллине ходили слухи, будто ты служил в армии в Чечне и пропал там, — с мягкой улыбкой Инга склонила набок увитую смоляными кудрями голову.

Стас пожал плечами и, все еще не глядя на нее, буркнул:

— Пропал — да нашелся.

— Сбежал? — Инга изо всех сил старалась расшевелить Стаса. Глаза мужчины так отчетливо полыхнули яростью, что она потеряла улыбку и чуть попятилась. Поборов гнев, он досадливо сплюнул и поволок тележку с аккумулятором в бокс.

— Стасик, мы столько лет не виделись! — Инга робко попыталась достучаться до него. — Мы могли вообще никогда не встретиться!

Стас молча удалялся.

— Неужели так и разойдемся? — не унималась Инга. — Давай поговорим. Я хочу знать, как ты жил все это время!

Никакой реакции.

— Неужели тебе не интересно, как я здесь оказалась, как живу?

Стас исчез за воротами бокса.

* * *

Майор Радченко немного неловко выбрался из служебного «жигуленка», на ходу застегивая нижнюю пуговицу пиджака, по сумрачному арочному проходу направился к месту убийства. Вокруг доедаемого ржавчиной MB 190 за сараями с прогнувшимися от древности крышами уже вовсю кипела обычная полицейская работа — сверкали молнии фотовспышек; эксперты тщательно осматривали каждый сантиметр в кабине; ребята в форме оттесняли жидкую, но упорную кучку любопытствующих.

«На трупы глазеют! — закуривая, следователь с досадой качнул головой; остановился на минуту, с хрустом потянулся и шумно вдохнул смешанную с ароматным дымом вечернюю прохладу. — Хорошо-то как!»

«Хотя могло быть и лучше», — признал он тут же, окидывая невеселым взглядом бледно-желтые, словно кожа смертельно больного человека, стены типичного двора-колодца в Петроградском районе. Больно часто приходилось Радченко выезжать на убийства именно в такие места. В последнее время он мечтал увидеть хоть один современный, чистенький, светлый дворовой колодец.

Одно только нравилось майору в этих архитектурных воронках — тишина. Здесь не бывало ветров, которые так донимали на центральных проспектах, особенно у Невы.

Из внутреннего кармана донесся фирменный позывной Nokia. Радченко увидел на монохромном мониторе старенького 3310 имя дочери и приложил аппарат к уху:

— Да, Катюша.

— Пап, ты назад до десяти поедешь?

Радченко посмотрел на часы:

— Вероятно.

— Слушай, загляни по дороге в маркет, возьми булку. Магазин возле дома уже закрылся, а в хлебнице пусто.

— Ладно, куплю.

— И по обстановке возьми чего-нибудь еще. Мало ли, может, там кампания какая-нибудь, скидки…

— Ладно, посмотрю.

— Пап, не дуйся!

— Ладно, не буду.

Радченко действительно не дулся. Он слишком устал для этого. К тому же, иногда он не мог не признать, что при его зарплате необходимо быть экономным.

— Приедешь с булкой, мама тебя поцелует! — пообещала Катя ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→