F 20. Балансировать на грани

Ольга Вечная

F 20. Балансировать на грани

Часть 1

— А где я могу найти кого-нибудь нормального?

— Нигде, — ответил Кот, — нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально.

Льюис Кэррол

Аля

— Алла Константиновна, так что мы будем делать с последней версией СЭДа?

Я смотрю на черную, слегка побелевшую от тысяч касаний пальцев клавиатуру. Наблюдаю, как красная капля крови стекает с буквы «И» вниз, растекаясь под трапециями кнопок. Сердце учащенно колотится, каждый удар болью отдается в висках и затылке.

— Алла Константиновна, Вы понимаете, что еще одна подобная оплошность и мне придется применить к вашей фирме штрафные санкции? — неумолимый голос бьет своей бескомпромиссностью по моему левому уху, посредством телефонной трубки.

— Я понимаю, — говорю очень вежливо, насколько только возможно уважительно, — такого больше не повторится.

На букву «Т» приземляется очередная капля, потом еще одна.

— Тогда в понедельник мы ждем от вас новой версии СЭДа с уже исправленными ошибками?

Салфетки, которыми я зажимаю нос, уже не сдерживают потока, я быстро убираю их в сторону, беру новые, находящиеся в открытой пачке всегда под рукой. Собеседница говорит с улыбкой на губах, это чувствуется. Она любит издеваться надо мной, по полной программе пользуя правило: клиент всегда прав. Мой голос звучит несколько гнусаво:

— Да, конечно, Вера Анатольевна. И я еще раз повторяю…

Прерываюсь, так как вижу, очередное красное пятно на клавиатуре.

Мои попытки откинуть голову и прекратить водопад приводят к тому, что здоровенная капля катится от запястья к локтю, на полпути впитываясь в белоснежный три четверти рукав некогда любимой блузки.

— Я еще раз повторяю, — беру новую салфетку и прижимаю к носу, — больше такого не повторится.

— С Вами приятно работать, Алла Константиновна. Хороших выходных.

— И Вам хороших выходных…

Трубку положили прежде, чем я успела договорить. Тут же хватаю несколько салфеток, вытираю нос и клавиатуру, на которой уже образовалась лужица. Ножичком для бумаги отдираю заляпанные кнопки, чтобы тщательнее провести уборку.

Давление.

Стрессы.

Бешеная гонка по карьерной лестнице. И уже не остановиться, никогда. В сфере IT-технологий минута промедления отбрасывает тебя на сотни шагов назад. Если ты (не дай Боже!) ушла в декрет, через три года можешь считать, что у тебя нет образования.

В мире слишком много изобретателей. Слишком быстро происходит развитие и совершенствование. Мы не имеем права отставать. Я не имею права уступить. Я не имею права даже заболеть гриппом.

В следующем году мне будет тридцать два, позади двенадцать лет работы в отделах аналитики, тестирования, снова аналитики, последние полтора — в должности руководителя направления разработки системы электронного документооборота, сокращенно СЭД. Когда меня брали на эту должность, говорили, что через месяц я освоюсь. Когда месяц миновал, свято верящие в мои способности друзья убеждали, что через полгода станет легче. Через полгода безумно гордящиеся мной родители твердили, что они счастливы иметь такую дочь, как я.

Моим родным и знакомым всегда казалось и продолжает казаться, что в жизни мне все дается крайне легко. Золотая медаль в школе, диплом с отличаем в Университете, успехи в спорте. Наконец, должность руководителя большого отдела.

Три раза в неделю у меня стабильно идет кровь из носу.

Ответственность.

Иногда мне кажется, что на моей шее постоянно сидит двадцати килограммовый ребенок, мне ужасно тяжело, но я не могу снять эту ношу. И никого не смогу.

К сожалению, у меня больше нет возможности вернуться в отдел аналитики или тестирования. Карьерная лестница, подобно эскалатору в торговом центре, движется исключительно вверх. Любая остановка либо перечеркивает все твои достижения, либо меняет направление движения на противоположное. В последнем случае придется всю жизнь бежать против течения, чтобы не свалиться в самое начало. Попытка сделать шаг назад в сфере IT подобна краху, грандиозному фиаско в жизни. Не справилась. Не оправдала надежд.

Чувствую себя бойцом советской армии, слепо следующему приказу: Ни шагу назад.

Я тщательно вытираю клавиатуру и нос, прежде чем ответить на звонок сотового.

— Катя? Привет, дорогая, — говорю, одновременно набирая в скайпе сообщение главному разработчику: «придется поработать в выходные».

— Аля, я тебя не отвлекаю? Звоню напомнить про свой день рождения в следующую пятницу. Ты же придешь ко мне домой?

— Приду, — говорю. Сама пишу: «Я тоже выйду, не ты один. Нам кровь из носу….-стираю — нам обязательно нужно исправить ошибки и отправить новую версию в понедельник»

— Вот и славненько. Аль, а в твоей компании сейчас нет открытых вакансий?

Все мои друзья и родные всегда говорят «в твоей компании», несмотря на начальников, в количестве трех штук, перед которыми я регулярно отчитываюсь.

— Эммм, кажется, есть одна. Помощник системного администратора. Эдик в декрет уходит, — говорю не без зависти в голосе.

— Эдик?!

— Ну да, его жена полгода посидела, теперь его очередь. А что такое? Тебя уволили из ресторана?

— Нет, что ты! Сплюнь. Ко мне братик приехал. Вот работу ему подыскиваю.

— У тебя есть брат?

— Да, младший. Так что, поможешь?

— А кто он по образованию? — читаю сообщение: «я женюсь, поэтому не могу выйти». Вспоминаю об этом слишком поздно. Вот черт. — Кать, слушай, пусть он мне отправит резюме на ящик, я передам в отдел кадров. Очень занята, честное слово.

— Хорошо, дорогая, до связи!

— Пока!

Пишу: «может, хоть на пару часов выйдешь?»

Он отвечает: «на пару часов — выйду»

Откидываюсь на стуле, запрокидываю голову и мечтаю о массаже, о руках мускулистого Мено, чьими стараниями я полгода назад в Таиланде приходила в себя, после сдачи крупного проекта. Его руки… нет, не так. Его восхитительные руки за десять сеансов возвратили мне спокойный сон, вытащили из тяжелейших мыслей о собственной безнадежности и бездарности. Вернули одеревеневшим после тяжелейших первых шести месяцев на новой должности мышцам желание двигаться. Мено, кстати, мне и посоветовал заняться йогой, чтобы держать себя в тонусе.

* * *

Утро понедельника ничем не отличается от утра субботы или воскресенья, если ты работаешь в «Электронный документооборот точка ру».

Планерка идет вяло. Разработчики, утомленные жаркими выходными, исподлобья пялятся на бодро вещающего директора, который регулярно раз в месяц устраивает разносы во всех направлениях, начиная с нашего. Я стою в углу, разглядывая вчерашний маникюр и размышляя над тем, что случится раньше: меня уволят, или мы получим первый штраф?

Хотя, очередность этих событий не так уж важна. Что по-настоящему важно, так это их неизбежность.

Затянувшаяся на час речь Сергея, наконец, обрывается телефонным звонком его жены, во время разговора с которой он всегда выходит из переговорной, а мы через другую дверь успешно разбегаемся по кабинетам. Я, которая должна подавать пример подчиненным, настолько сильно устала за выходные, что стартую первой. Впрочем, пример я все-таки подаю, правда, не тот, которой следует. Стук каблуков от моих быстрых шагов эхом отдается в пустом коридоре. Шаги широкие, несмотря на сковывающую движения узкую юбку карандаш.

— Аля, я, конечно, все понимаю, ты устала, на тебе держится целая компания, но… -

— Что случилось? — стараясь не сбавлять шага, поворачиваю голову к еле поспевающей за мной Нине, нашему секретарю.

— Ты совсем с катушек съехала? Ты вообще читала резюме, которое мне отправила?

— Эммм, какое резюме? — вероятно, Сергей захочет продолжить разговор уже в моем кабинете, тогда мне нужно подготовиться, хотя бы морально. Надеюсь, сегодняшняя версия Вере Анатольевне понравится, иначе, если мне позвонят при Сергее, я окажусь в крайне неприятной ситуации. Может, на время его визита выключить телефон?

— Олега Баля! На должность сисадмина.

— Баля? — понимаю, что Нина все еще идет рядом. Обдумываю ее вопрос. Фамилия моей подруги помогает мне, наконец, понять, чего от меня хотят…

— Аля, ну ты даешь! — продолжает возмущаться Нина, — Ты вчера мне на почту отправила резюме с пометкой, что кандидат лично от тебя.

— Да-да, точно. Вспомнила. У меня сейчас, вероятно, разговор с Сергеем, а потом разговор со «Свежими продуктами», все мысли там.

— Дмитрий подождет две минуты.

— Вера Анатольевна, — поправляю я, вздыхая.

— Аля, ты хотя бы читала это резюме?

— Эм, конечно, — не задумываясь, соврала я.

— Он врач! У него медицинское образование. Даже курсов нет в нашей области!

— Да? Ну, может, он самоучка…

— Он три месяца назад вышел из психушки!

— Что? — замираю, поворачиваясь к Нине. Полноватая, но очень симпатичная девушка была ниже меня на полторы головы, и когда мы обе приходим на работу на каблуках, мне приходится наклоняться, чтобы смотреть ей в глаза. Я пару раз моргаю, пытаясь понять по лицу собеседницы, говорит она правду, или же пытается привлечь мое рассеянное внимание. — Он — что?

— Я не знаю, где ты его откопала, но держись от него подальше. Я навела кое-какие справки. Этот парень сам учился на психиатра, но потом у него поехала крыша, — покрутила у виска, — И он, — понизила голос, — укокошил свою женушку. После чего его кое-как отмазали от ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→