Сказание о чернокнижнике. Книга I

Башкатов Константин

Сказание о чернокнижнике. Книга I

=== Предисловие ===

История эта поведает вам не о светлых, самоотверженных героях и их победах, не о крахе зла. Эта история о самом Зле и о судьбе тех, кто в своём честолюбии обращается к Тьме и идёт по извилистой дороге, ведущей к могуществу. Но какова будет цена силы? Это и предстоит выяснить молодому высшему эльфу, вставшему на путь, на который никогда ещё вставал ни один из его рода.

Потерянные предания гласят так:

«…И тогда боги объединились, и вдохнули жизнь в свой мир. На западе выросли непроходимые чащобы, равнины зазеленели лесами, и реки голубыми рукавами окутали материк, даря плодородие ожившей земле. Шальные ветра гнали облака, разнося дождевые тучи над землёй и даря прохладу в знойный день.

Потом боги привели первых живых существ, от мельчайших насекомых, до величественных северных гигантов, покрытых шерстью и обладающих смертоносными бивнями. А на юге Алгарос поселил своих мистических питомцев, существ, не похожих на остальное зверьё. Здесь же и зародились малые разумные народы. Пришедшие вместе с богами драконы тоже заняли своё место в мире, став самой могущественным и разумным видом во всём мире.

Но когда жизни стало слишком много, а незаходящее солнце начало грозить гибелью, в дело вступил равный брат Создателя и вернейший его соратник — Дартазаэль. Тёмный владыка создал ночь и луну, а под землёй он отстроил царство мёртвых. Так появились ночь и смерть, внося баланс в совсем ещё юный мир. Здесь же зародились первые болезни. А Дартазаэль стал правителем подземного мира, отделившись от своего брата и принимая к себе каждую умершую душу. А потом он направлял умерших к своим покровителям, или возрождал вновь, если такова была их судьба. Он же взял на себя нелёгкий груз — его задачей стал контроль над Бездной, тёмной сущностью, которая пришла в мир против воли светлых богов. Лишь драконы были неподвластны смерти.

Но мир всё ещё казался пустым.

Всеотец решил объединить свои силы и силы своей ученицы, Альмис. Впервые два бога действовали, как один. И из их могущественного союза в мир вышли перворожденные — народ эльдар, позже названный эльфами. Альмис стала их покровителем. Эльфы были наделены долгой жизнью, острым умом и крепким здоровьем, посему эльдар быстро заняли своё место в мире, став первой разумной расой после драконов, постепенно уходивших в тень. Они были прекрасны, так же как и боги, и столь же прекрасно было то, что они создавали. Но эльфы были горды, хотя и верны своей матери-покровительнице.

Спустя какое-то время Создатель сотворил людей. Люди пришли в мир в большем количестве, чем эльфы, но были они менее прекрасны. Их архитектура и искусство казались грубыми, бессмысленными перед творениями перворожденных, а век их был очень короток. Люди так же были более подвержены болезням, которые сотворил Дартазаэль. Но Создатель пошёл на некоторую хитрость, действуя против воли своих подчинённых. Он наделил людей непокорностью и упорством, которого не было у эльдар. Люди в своих рассуждениях и мыслях уходили намного дальше, впрочем, временами и не в ту сторону. Человеческий род широко расселился по миру, стремительно делясь на государства, соперничая как друг с другом, так и с эльдар. Спустя несколько сотен лет Творец сам явился к своим детям, представ перед их глазами, и с собой он принёс веру в свет, поведал людям о добре и зле, и о богах. Без каких-либо тайн он открыл народу всё, что было под силу понять смертным. Впрочем, веру приняли не все…

И другие боги не сидели, сложа руки, творя свои расы. Впрочем, многим всё равно помогал Создатель, и многим народам, заселившим мир, он тоже являлся отцом и покровителем. Таким образом измерение Отца стало самым большим среди богов, и многие умершие после царства Дартазаэля попадали к своему отцу и родителю. Но измерения других покровителей тоже не пустовали.

Многие народы изначально создавались светлыми, но люди и некоторые другие расы были более подвержены эмоциям и соблазнам, и они же были способны влиять на других. Тогда Создатель понял, что не может удерживать в своих руках и добро и зло, и вместе с другими богами решил сотворить тёмных хранителей, которые стали бы покровителями злым существам, появление которых было уже неизбежно. Тёмные боги стали уравнителями и частью мирового баланса — такова была задумка Отца. Но тёмные хранители, воплотившие в себе негативные черты смертных, не смогли жить вместе со светлыми богами. Тогда тёмных братьев было решено поселить в Бездне, откуда они и повелевали своими последователями, не позволяя тем творить хаос.

Но вновь свобода мысли нашла дыру в божественном законе. Были те, кто творил всё, что вздумается, не подчиняясь ни одному из богов, пользуясь тем, что высшие силы по замыслу Отца не могли вмешиваться в жизнь смертных напрямую слишком часто, а тем более, являться в физическом обличии. Убийцы, сумасшедшие, богохульники и еретики — всем им не было места ни у одного из богов. И вновь Отец был вынужден обратиться к тьме. Вместе с Дартазаэлем и некоторыми тёмными богами Создатель создал место, которое позже было названо Адом. В Преисподней пребывали в вечных страданиях те, кто нарушил законы всех богов. А позже надзирателем Ада стал некто Баал — владыка всей огненной бездны, повелитель всех грешных душ. Позднее к Баалу присоединились другие демоны, ставшие князьями Ада.

Так был сотворён мир, и долгие тысячелетия царило благоденствие…»

Но ничто не вечно, даже боги. Грядут великие перемены, и в схватках богов и сверхъестественных сил суждено оказаться смертному, простой пешке в этой жестокой игре. Впрочем, суждено ли? Возможно, пешка сама решила свою судьбу.

=== Пролог. Часть 1 «Три сына» ===

234 год Третьей эры, которую ещё часто называют эрой Великих Магов. 6 января. В этом году в Талании, да и на всём материке, самая холодная зима за всю эру: температура опустилась намного ниже нормы и сдавать позиции не собиралась.

Просторная спальня, на полу лежали полотенца и тазик с водой. Стены из белого дерева, резные колонны из того же материала. Несмотря на чуть ли не вычурную отделку, помещение было обставлено довольно скромно.

В имении дворянина, высшего эльфа, Таларана Файона на окраине городка Тиан-Арат родился ребёнок. Молоденькая служанка-эльфийка крадучись подошла к приоткрытой двери и тихонько заглянула в щель.

— Боже, он такой бледный… — произнёс мелодичный женский голос.

— Зато глаза твои, — ответил грубоватый мужской голос. — И цвет такой же.

Послышался детский плач. Служанка вздрогнула и, испуганно ойкнув, кинулась прочь от открывающейся двери. Статный эльф в белом, обильно расшитом золотом камзоле подошёл к двери и плотнее закрыл её. Длинные золотистые волосы были забраны в конский хвост, черты лица были типичны для эльфа.

— Кто там, Таларан? — спросила миловидная эльфийка, лежащая в постели с новорождённым младенцем в руках.

— Всего лишь служанка, Алания. Ничего более, — успокоил её эльф.

Младенец в руках Алании действительно был очень бледен — словно снег была его кожа. Но в остальном он был обычным ребёнком, потягивающимся, словно не понимающим, зачем он вообще оказался здесь.

— Как мы его назовём? — тихо, с улыбкой смотря на сына, спросила Алания. Младенец начал потихоньку засыпать.

— Ты знаешь, что у меня ужасная фантазия. Полагаюсь на твой выбор, — улыбнулся Таларан.

— М-м-м… — эльфийка и сама задумалась, даже нахмурилась — так глубок был мысленный процесс. Впрочем, молчание её длилось недолго, и вскоре она с лицом просветлённого изрекла: — Падаан.

— Да будет так, — согласился отец Падаана. За окном бушевала метель. Даже здесь, в краях высших эльфов, зима не давала спуску. В столь тёплых края такая зима была даже пагубна, но, благо, эльфов ждало долгое и тёплое лето, ибо даже самые лютые зимы рано или поздно заканчиваются.

Падаан рос умным, но довольно слабым ребёнком. Да, воин из него не выйдет, но вместо этого юноше открывались пути успешного политика — Падаан был довольно общительным и харизматичным, умел убеждать. Но одно беспокоило родителей молодого человека — он был весьма заносчив и вспыльчив.

274 год Третьей эры. 23 мая.

Семейство Файонов оказалось довольно плодовитым для высших эльфов. Этой ясной ночью родился второй ребёнок. Май нынче вышел тёплым, даже жарким, пожалуй, посему роды проходили в летней спальне, где резные колонны из золотистого дерева соединяла декоративная решётка, оплетённая лозой. Лунный свет пробивался сквозь растения, замысловатым узором падая на пол. А на страже покоя хозяев стоял обширный сад.

— А где же наш начинающий юный чародей? — промурлыкала Алания, баюкая плачущего младенца. — Падаан? Видимо, ещё не вернулся с занятий. Ох, ему так нравится заниматься магией.

Действительно. Так вышло, что первый сын Файонов родился магом, точнее, одарённым в магии, одарённым, как мало кто даже среди высших эльфов. Местный магистр, который представлял здесь архимага, сказал, что Падаан при должном обучении сможет встать в ряды сильнейших магов всех эпох.

— Ты звала меня, матушка? — Из-за белой резной колонны вышел молодой эльф, одетый в золотых тонах. Его кожа была неестественно белой, так же как и волосы, из-за чего казалось, что в свете ламп начинающий маг овеян поистине колдовским сиянием. Черты его были резки, но приятны. Песчаного цвета глаза скрывали любопытство. Когда эльф полностью вышел из-за колонны, можно было увидеть его немалый рост, который, как ни странно, гармонично сочетался с худобой. Волосы спускались до лопаток.

—  ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→