Желание

Мисси Джонсон

Желание

Оригинальное название: Missy Johnson «Desire» 2013

Переведенное: Мисси Джонсон «Покорная» 2016

Перевод: Виктория Ковальчук

Редактор и оформитель: Юлия Дмитриева

Обложка: Анастасия Токарева

Переведено специально для группы: Книжный червь / Переводы книг https://vk.com/tr_books_vk

Любое копирование без ссылки

на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

 

Аннотация

Я – секс работник.

Проститутка. Ш­­­­люха.

Называйте как хотите, результат один и тот же. Я сплю с мужчинами и мне за это платят. Я не ищу оправданий за то, чем занимаюсь.

Я знаю, насколько хрупка жизнь; как в одно мгновение все может измениться. Моя мать исчезла, и теперь мне приходится заботиться о своих брате и сестре, с которыми я долгое время жила врозь. Но ведь я едва могу позаботиться о себе.

Как мне справиться с гормональной пятнадцатилетней девчонкой и пятилетним мальчишкой, который даже не знает кто я?

Мне просто хочется получить назад свою старую, ничем неосложнённую жизнь.

Особенно, когда в ней появляется Он.

Он расследует исчезновение моей матери, но я вижу, что для него это нечто большее. Он думает, что может помочь мне. Думает, что может исправить.

Вот только как можно исправить что-то настолько сломленное?

 

Глава 1

– Пропала?

– Да. Исчезла. – Я бросила на него взгляд, понимая, что это значит. Просто, открывая дверь в пятницу в девять вечера, я не ожидала подобного. Не детектива, который пришел сообщить о пропаже моей матери.

– Мисс? Я могу войти? – Я отступила в сторону, обхватывая себя руками, стараясь прикрыть как можно больше своей пижамы BettyBoop. Уверена, что с запутанными каштановыми волосами, радужными носками для сна и не накрашенным лицом, выглядела я жалко. В то время как он выглядел горячо. И не просто горячо, а настолько, что коленки подкашивались и прерывалось дыхание.

– Могу я переодеться? – спросила я, краснея, пока он осматривал меня с головы до пят. Я определенно заметила намек на улыбку.

– Да, конечно. Не спешите. – Теперь он улыбался открыто.

Мой румянец усилился, когда его взгляд снова остановился на мне. На этот раз дольше, чем было необходимо. Я оставила его в гостиной одного, убежав в свою комнату.

Натянув пару старых джинс и свитер, схватила резинку для волос и начала осознавать реальность.

Мама пропала.

Моя мама исчезла, а я не понимала, что чувствовала.

Обычная реакция на такие новости – шок, неверие, грусть. Самое близкое к этим эмоциям, что я чувствовала, была вина за то, что ничего не ощущала.

Безумно, да?

Я не разговаривала с мамой четыре года – с тех пор, как уехала в колледж в семнадцать. Мое детство было нормальным. Даже хорошим, пока мне не исполнилось четырнадцать. Дальше все пошло наперекосяк.

В гостиной детектив рассматривал картины над камином. Остановившись, я изучала его на протяжении нескольких секунд: густые темные волосы, атлетическое телосложение, сильные руки. Для меня не было ничего сексуальнее парня с сильными руками. Я покраснела, представив эти руки на своем теле. Рукава его шелковой рубашки были подвернуты, и я не могла не заметить загоревшие, скульптурные руки и упругую задницу под серыми брюками.

– Нет семейных фотографий? – удивленно спросил он. Я покачала головой. Последнее, что я хотела – это развешанные на стенах воспоминания. Переезд в город был моим побегом. Пришлось тяжело работать и ходить на терапию, чтобы иметь возможность жить нормально, но я справилась. Справилась со своими проблемами и оставила их в прошлом. После стольких лет боли, жизнь стала нормальной. У меня все было хорошо.

Я вошла на кухню, открыла холодильник и взяла две банки колы.

– Мы с семьей не особо близки. – Сказала я сухо, бросая ему банку. Он поймал ее, улыбаясь мне. – Моя мама пропала. А что с сестрой и братом?

В моем сознании вспыхнул образ Нерины и Сэма. Четыре года – это много. Сэму был всего год, когда я ушла, а Нери – одиннадцать. Я буду шокирована, если Сэм вспомнит меня.

– Что же, ваши брат с сестрой и есть причина, почему я здесь. – Я замерла, понимая куда он ведет.

Серьезно?

У меня есть другие родственники. Не все они подходят на роль опекунов двоих детей, но он ведь не мог ожидать, что я брошу свою жизнь для присмотра за пятилетним мальчишкой и пятнадцатилетней девчонкой, которая ненавидит меня, да? Мне все равно насколько эгоистично это звучит. Я не устраивала свою жизнь, чтобы ухаживать за детьми. Черт, я даже не была уверена, что сама хочу детей.

– Вы – самый близкий родственник, за исключением их отца, который, как вы знаете, отсиживает срок. – Он пожал плечами. – Если не вы, они попадут в детский дом. Поверьте, вы не захотите, чтобы они оказались в патронажной системе, – добавил он. Его последние слова были больше похоже на вопрос. Или обвинение. Я ощутила, как меня обуревает гнев.

Он осуждает меня? Что, черт возьми, он знал обо мне, о моей жизни?

Вау. Я не могла поверить в это.

Я перешла с кухни в гостиную и села на диван. Одной из причин, почему я переехала в Сиэтл, было желание избежать драмы. Плохо ли я себя чувствовала из-за ухода? Конечно. Но в семнадцать мне казалось, что я делаю им услугу. Чем больше проходило времени, тем легче становилось забыть их. Чем больше времени проходило, тем сложнее казалось воссоединение.

Мама была хорошей матерью, по крайней мере, для Сэма и Нери. Когда-то она относилась хорошо и ко мне. Я так и не простила ее за ничегонеделание, за то, что она приняла его сторону. В итоге, Нери так и не простила меня за то, что я посадила его в тюрьму. Сэм был слишком мал, чтобы понять, что происходило, но встретиться с ним значило встретиться с мамой и Нери, а это было слишком тяжело.

– Вы знаете, что она ненавидит меня. Нери лучше пойдет в интернат, я уверена, – сухо прокомментировала. Детектив усмехнулся, отчего мое сердце затрепетало.

– Что же, тогда хорошо, что пятнадцатилетние не имеют права голоса. – Он сделал еще один глоток напитка. Я наблюдала за движением мышц на его шее, пока он глотал. Вид был странно возбуждающим. Это напомнило мне рекламу напитков. Я почти надеялась, что он сорвет рубашку и осушит банку за раз, позволяя маленькой струйке колы стечь по подбородку, шее, гладкой и рельефной груди...

Мои глаза расширились. Господи, Кейт, успокойся!

Я отвела взгляд, смущенная. Сейчас не самое подходящее время для фантазий о детективах, не важно, насколько они сексуальны.

– Посмотрите на это с другой стороны, Кэйтлин. Не важно какие разногласия у Вас были с матерью в прошлом, дети не виноваты, так? – Он был прав. Это была не их вина, и как же ужасно, что я думала о бедной себе, когда то, через что проходили они – в тысячу раз хуже.

– Они могут приехать сюда? – спросила я, будучи неуверенной, как это работает. У меня тут колледж и мои друзья. Кроме того, я не могу вернуться домой. Или, если быть точнее, не хочу.

Дом – это Сильвер Лейк, менее чем полчаса на машине от моего теперешнего места жительства. Я выросла там – в городе, где все всех знают. Из-за этого, все про всех знают все. После судебного дела город разделился на тех, кто думал, что я шлюха и тех, кто думал, что я жертва. Как же грустно было осознавать, что моя мама была в первой категории.

Детектив кивнул.

– Они могут приехать сюда. Так, наверно, будет лучше всего. – Он протянул руку. – Я Девон, кстати. Девон Уолкерсон. – Я пожала ему руку, смущенная, что даже не заметила, что он не представился. Его рука была именно такой, как я представляла. Мягкая, теплая, сильная, с длинными пальцами, сексуальная...

Я неожиданно отстранилась – от ощущения его прикосновения, мое тело поразила молния, и это шокировало меня. Я словно начала таять от этого прикосновения, задумавшись, каково это ощущать его руки на своем теле. Он нахмурился, словно не понимая, почему я уставилась на него. Покраснев, я убрала руку. Какое же прекрасное первое впечатление я произвожу. Наверно, он подумал, что я эгоистичная, бессердечная сука.

– Вы достаточно молоды для детектива, – наконец предположила я.

На вид ему было около двадцати пяти. Я всегда представляла детективов старше, около пятидесяти, лысеющих и с пивным животом. Очевидно, я пересмотрела "Закон и порядок".

– Мне двадцать семь. Думаю, это мало, но я много работал для того, чтобы стать тем, кем являюсь. – Его тон предполагал, что это все, что я о нем узнаю. По крайней мере, сегодня. Мне стало интересно, какие скелеты скрывались у него в шкафу.

– Где сейчас дети? – Внезапно я поняла, что уже поздний вечер пятницы. Он ведь не собирался передать их мне сегодня, да? Черт, а если они стояли снаружи? Я даже не договорилась с Арой. Где они будут спать?

– У соседей. Я привезу их завтра, если подойдет? Хотел сначала поговорить с вами, прежде чем привезти их. – Я кивнула, мое волнение спало.

Казалось, выбора у меня не было. Как, черт возьми, я должна была справляться с пятилеткой и гормональной пятнадцатилетней? П ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→