Душа грозы

Лилия Беренс

Душа грозы

Часть 1

Глава 1

Серый дождь безустанно барабанил по закрытым ставням трактира. Народ, собравшийся по причине непогоды, вяло переговаривался, стараясь согреть продрогшие косточки кислым вином.

— Ну и зарядило ненастье, — возмущено хлюпнул носом полноватый крестьянин с вислыми усами и широкой соломенной шляпой, ныне сушившейся рядом с ним на лавке.

— Ну, ты даешь, Самоха! — крикнул из противоположного конца зала крепкий детина в клетчатых штанах. — Недалече, как о прошлой седьмице на этом самом месте жаловался, что зной всю рассаду вот-вот загубит.

— Дык! — беззлобно хмыкнул усатый, погружая нос в деревянную кружку. — Тож жарень такая палила, что даже бурьян на полях — и тот поник и вянуть начал. А всякай знает, что бурьян — он никакими непогодами не страдает! А вот, поди ж ты! Спужался малость, знамо дело. Коли сорняк энтот вянуть начал, то помидоры и подавно иссохнуть способны на солнцепеке.

— Ну вот, — хмыкнул широкоплечий пришлый кузнец Камиль, — просил же дождь. Чему теперь не рад?

— Так то — дождь! — поднял пухлый палец к потолку не унимавшийся Самоха. — А не слякотень на седмицу! Не погорели поля, так теперя, значится, потонут, аки в болоте каком.

— А про волка то слыхивали? — тихонько спросил седой как лунь дедок.

— Это громового что ли? Сказки! — отмахнулся от старика кузнец. — Не бывает волков таких.

— И ничего не сказки! — подхватился со своего места толстый и лысый мельник. — Сам лично видывал!

— Ты, Ефиня, сам видывал? — удивился Самоха.

— Не сойти мне с энтого места, как тебя вот сейчас, видывал! — возмутился недоверию мельник.

— А ну! Поведай-ка байку о том, — предложил старичок.

— Стало то о седьмицу тому враз! Жарко, духотно! Ну, думается мне, с такой погодой работы мне нестача буде. Коли поля засохнут — так и молоть нечего, верно братцы?

— Верно!

— Верно баешь! — послышался одобрительный гул со всех сторон.

— Так вот, — продолжил мельник. — Сижу я, значится, думу тяжкую думаю, как — глядь! Туча черная наплывает со стороны полей. И молний, молний с нее сыплется! А поперед тучи… — тут мельник выпучил и без того круглые глаза, — Бегит!

— Кто бегит? — не выдержал театральной паузы юный сын молочника.

— Ну так, кто бегит-то, — медленно отхлебнул из кружки мельник. — Знамо дело! Волк бегит! Здоровенный, что твоя корова! Весь черный, как та туча, что за ним следовала. Глазьями сверкаит, аки демон злобный. И быстро скачет так, что за ним даже птицы не поспевают. И вижу, значится, что близко совсем от мельницы моей уже пробегаит. И так видно было, что куда повернет волк энтот — туда за ним и туча с молньями следом движется. Добег он до колеса моего водного, что муку молоть спомогаит, да так и остановился. Язык алый вынул, а в пасти зубы-то! О какие! — Тут мельник двумя руками изобразил такой размер, что мужики ему сразу не поверили.

— Заливаешь, мельник! Не могло буть у него зубьев таких!

— Ну… Может, соврал малость. Но здоровенные зубья были, вот вам круг Единаго!

— Ладно уж, че дальше было?

— Дык, встал волк энтот. Аккурат, перед огорожей. Смотрит на меня, а по шерстям молнии так и бродют. То там сверкнет, то здесь. Говорю ему: «Ты, серый, не балуй тут». И он как понял! Споказалось, что кивнул даже! Морду задрал, да как завоит! И ему из леса Голубикиного в ответ сразу несколько таких же голосов отвечает. Гляжу — а он уже бегит к деревьям, а на встречу-то волки, волки. Но, правдать, простые, без молниев в шерстях.

— И что? — снова не утерпел сын молочника.

— А ничаго! Ускакал себе в лес, токмо его и видно было. А с того дня дождь и льеть, как из житниц воднаго бога.

— Врешь ты все, — как то неуверенно проговорил кузнец.

— Не врет! — неожиданно встал на защиту мельника заезжий купец. — Волк тот много дел натворил. Разбойничью шайку по пути бега своего всю молниями извел. Лорд ваш заопасался, как бы простым людям вреда учинять не стал. Вызвал троих магов из близкого города. Однях приедут, будут волка этого излавливать.

— Да неужто! — всплеснула руками пышная официантка. — Господа магики к нам самолично приедут! Не соврал, значит, мельник наш. Но ведь он сказал, что волк его не тронул. Значит не забижает добрых людей-то?

— Да ясно дело, не тронул! — Хмыкнул усатый, подтягивая поближе только что наполненную кружку. — Всяк знает, что мельники, они с нечистью знаются дюже близко. Вот и не стал забижать его волк. А что волк громовой — нечисть самая настоящая — то всякому ведомо.

Зал одобрительно загудел, не обращая внимания на возмущение мельника, попытавшегося доказать, что к нечисти он никакого отношения не имеет. И никто не увидел, как из трактира выскочил молодой парнишка в сером плаще. Заскочил за угол и пару раз ударился лбом о бревно рядом стоящей коновязи.

— Три мага! — хрипло проскулил парень. — Ну я и влииип! Зачем только пожалел этих крестьян сиволапых? Надо оно мне было, что их поля от засухи гибнут? Не мои ж поля. Три мага! Мне конец!

Поплотнее укутавшись в плащ, чтобы хоть немного защитить себя от мелкого противного дождя, который непрестанно моросил вот уже неделю, парень спешным шагом направился к выходу из деревни. Слишком он здесь задержался. Не приведи Дилай[1], крестьяне свяжут его появление с грозой.

Молодой человек все ускорял и ускорял шаг, спеша оставить деревню как можно быстрее. Худая аристократическая рука все время норовила нервно сжать висевший за спиной отцовский клинок. Скорее, скорее! Ощущение близкой опасности нарастало снежным комом. И хоть в Империи никогда не выпадал снег, он много раз про него читал. Теперь, если путь его завершится удачей, у него будет возможность увидеть его наяву, а не в фантазиях. Главное добраться до этого сказочного и такого далекого севера. Когда-то его отец тоже хотел туда перебраться, даже пригласил жрецов для оценки земель и имений, чтобы выгоднее продать. Жаль, не успел.

Причудливо изгибающаяся улица, по бокам которой стояли аккуратные домики ремесленников, несколько среднего размера магазинов и множество лавок с простым и незатейливым товаром, совершила последний поворот и вывела на базарную площадь, выложенную диким камнем с ближайшей каменоломни. От нее до тяжелых деревянных ворот, сделанных из цельных бревен, оставалось каких-то двести шагов. Жесткие сапоги для верховой езды стучали по неровному камню, вынуждая молодого человека недовольно кривиться от излишне громких звуков. Но что поделать, если ничего другого он с собой не взял? Выезжал-то верхом, тогда подобная обувь казалась идеальной. Кто ж знал, что он съест свою лошадь во время первого же превращения? Была у него надежда приобрести удобную обувь для пешего путника в этой деревеньке, хотя по виду она была скорее небольшим городком, но тут ему предлагали или нечто совсем несуразное, годное только для работ в поле, или совершенно неудобное. Сапожник брался сделать сапоги на заказ, но вся кожа, которую он мог предложить, была слишком грубая для его изнеженных ног. В такой обуви он бы сбил себе все пятки и стер до крови все пальцы на ногах. Уж лучше идти, в чем есть. Может дальше попадется что-то более подходящее.

Три силуэта в алых мантиях неожиданно заступили ему путь. Маги стояли на расстоянии метра друг от друга, не обращая внимания на мелкий дождик, грустно обтекавший магический купол. Парень схватился за рукоять меча. Сейчас как никогда он жалел, что так и не поддался на уговоры своего воспитателя и не изучил сложную науку фехтования. Отец собирался взяться за его обучение, но не успел. Он тогда был еще семилетним ребенком, когда вот такие же маги в алых мантиях объявились у них в поместье. Они забрали отца и больше он его живым не видел. Потом отцовская библиотека казалась значительно важнее фехтовальных искусств. Если бы ему только сказали, кем он может стать! И к чему это приведет…

— Баронет Дарий Виланский, немедленно брось оружие! — Громко возвестил левый маг.

— Еще чего! — Прошептал про себя Дарий, нервно оглядываясь по сторонам в поисках путей к бегству.

Парень знал, что даже будь он величайшим фехтовальщиком на свете, то против магов шансов все равно бы не было. Но сдаваться так просто? Стоп! Они знают, как его зовут! Выходит, они приехали не за громовым волком, а за ним? Или же…

Внутри похолодело от ужасной догадки.

Они все знают! Они УЖЕ все знают!

— Дарий, прекрати! — раздался приятный голос пожилого мага, стоящего в центре. — Брось меч, и пойдем с нами. Никто не собирается тебе вредить.

Вокруг стали собираться любопытные местные жители. Сарафанное радио здесь работало на высшем уровне. Не так уж много развлечений у простых людей, так что, стоит где-то начаться чему-нибудь интересному — поглазеть собирались все, кто мог ходить, причем в кратчайшие сроки. Дарий нервно скосил глаза на растущую толпу. Ему становилось неуютно. Чувство опасности росло, а это значило…

Центральный маг, увидев, как все меньше уверенности остается у парня, сделал шаг вперед, намереваясь отнять оружие, которым мальчишка все равно махал, словно дубиной. Он был человеком не молодым, уже за пятую сотню лет перевалило. В таком возрасте стараешься избежать насилия любой ценой. Мальчик молод, он напуган. Если показать, что никто его не обидит, то он сдастся, и добровольно отправится с ними.

Дарий заметил движение и отскочил назад шагов на пять. Толпа ахнула и взялась шумно обсуждать чудеса прыгучести этого забавного юноши, за несколько дней, проведенных в деревне, прослывшего хорошо воспитанным и уважительным молодым человеком, от общения с которым т ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→