Чувственное приключение

Ширли Джамп

Чувственное приключение

Роман

Shirley Jump

Return of the Last McKenna

Return of the Last McKenna © 2012 by Shirley Kawa-Jump, LLC

«Чувственное приключение» © «Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2016

Глава 1

Броди Маккена осмотрел третьего пациента с жалобой на боли в горле за утро, назначив, как и предыдущим двоим, антибиотик, теплое питье и постельный режим. Ему бы радоваться, что вернулся из командировки за океан целым и невредимым, возобновил работу семейным врачом. Практика растет, рядом дружная семья. Что еще нужно человеку?

А он не испытывал удовлетворения.

Шестилетний пациент покинул кабинет с леденцом за щекой, держась за руку успокоенной мамы. Как только они вышли, в кабинет заглянула Хелен Магуайер, пожилая медсестра, работавшая с ним с первого дня. До этого она пятнадцать лет проработала с доктором Уоткинсом.

– Это последний пациент на утренний прием, – улыбнувшись, сказала она. – Седая, коротко стриженная, в розовой униформе с аппликациями забавных животных из зоопарка, миссис Магуайер являлась воплощением доброты. – У нас есть час времени до начала прививок, а после обеда в расписании стоят занятия по лечебной физкультуре.

Броди рассеянно скользил взглядом по медицинским шкафам, заполненным лекарствами. В Америке все так легко заказать и приобрести. Он мысленно вернулся в ту жаркую страну и вновь представил себя в пыльной лачуге, служившей лазаретом, с вечной нехваткой медикаментов.

– Док, вы меня слышите? – спросила миссис Магуайер.

– Да, да. Извините. – Броди помыл руки, вытерся полотенцем, передал Хелен карту. «Сосредоточься на работе, – приказал он себе, – а не на прошлом, которого нельзя изменить. Прекрати вспоминать ту страну и людей, которых не удалось спасти».

Вслух он заметил:

– Простудные заболевания лютуют.

– Особенно в это время года, – ответила Хелен.

– Не думаю, что для простуды время года имеет значение, – возразил Броди.

Хелен пожала плечами:

– Мне нравится семейная практика за то, что можно самим планировать и прием, и прививки, и профилактику. Это позволяет жить в определенном ритме, не правда ли?

– Не могу с вами не согласиться. – Долгое время Броди думал, что его жизнь складывается весьма удачно. Он семейный врач и семейный человек.

Таков был, по крайней мере, план. Но с семьей как-то не сложилось. К этому времени Броди уже принял предложение доктора Уоткинса о покупке его практики и ни разу не пожалел об этом. Он был счастлив. Ему нравились пациенты, нравилось работать с детьми, нравилось наблюдать, как растут и меняются семьи.

Он получал от работы удовлетворение. Со временем добавил к работе волонтерскую деятельность – вел прием в клинике в Алабаме, в приюте для бездомных в штате Мэн. Не упустил возможность отправиться за океан поработать врачом в составе ограниченного военного контингента.

В течение месяца он бок о бок с другими врачами колесил по афганским деревням, оказывая необходимую медицинскую помощь нищему местному населению под защитой американских военных.

Броди думал, что в Афганистане у него все сложится по-другому. Так оно и вышло, хотя совсем в ином плане. С той поры он не знает покоя.

– Вы в порядке, док? – спросила миссис Магуайер.

– Да, все хорошо. – Его взгляд снова упал на лекарства. – Просто отвлекся. Я выйду на ланч, не хочу есть в кабинете.

– Конечно. Всегда полезно нарушить рутину, – улыбнулась Хелен. – На свежем воздухе все видится в более радужном свете.

Броди сомневался, что воздух может сотворить с ним чудо, а вот прогулка может отвлечь.

Он вышел из офиса. Стоял по-летнему теплый день, несмотря на конец сентября. Броди направился вниз по улице, на ходу приветствуя соседей – мистера Саймона, владельца мастерской по починке обуви, миссис Типп – владелицу художественной галереи, и Мило – хозяина трех магазинчиков, торгующих всякой всячиной.

Броди шел в том же направлении, что и в предыдущие дни. Он редко заходил в кафе, чтобы перекусить. Просто прогуливался туда и обратно. Он столько раз проделывал этот путь за последние несколько недель, что не удивился бы, увидев проторенную по тротуару дорожку из собственных следов.

Завернув за угол, Броди достал из кармана потрепанную открытку с завернувшимися краями, но по-прежнему четким текстом:

«Привет, Супермен, береги себя, возвращайся целым и невредимым. Любим и скучаем, особенно я. Без тебя здесь все не так. Люблю тебя, Кейт».

Уже месяц Броди хранил открытку. Он провел пальцами по буквам, все еще раздумывая, как поступить. Исполнить последнюю волю Эндрю или нет?

Он помедлил. Ноги сами привели его к знакомой кондитерской «Сладости от Норы».

Броди в нерешительности остановился под ярко-красной вывеской у входа в магазин, крепко сжимая в руке открытку.

«Обещайте мне, док, что вы увидитесь с ней. Удостоверьтесь, что с ней все в порядке и что она счастлива. Но, прошу вас, не рассказывайте ей, что произошло. Кейт будет винить себя, а она уже достаточно настрадалась», – мысленно повторил он слова Эндрю.

Обещание было дать легко, гораздо труднее оказалось выполнить его теперь.

Броди снова повертел в руках открытку. «Обещайте мне».

Сколько раз он уже проделал этот путь, так и не решившись сделать следующий шаг?

Найдет ли он успокоение, если снова вернется к термометрам, стетоскопам и повязкам?

Он знал ответ. Нет. Ему необходимо это сделать. Он должен шагнуть вперед, а не повернуть назад.

Броди глубоко вздохнул и решительно вошел в магазин. Его окутал сладкий запах шоколада и ванили, из динамиков доносилась приятная джазовая композиция.

– Одну минутку, пожалуйста, – раздался женский голос из подсобки.

– Ничего страшного, – ответил Броди, засовывая открытку в карман. – Я просто…

Просто что? Знакомлюсь с ассортиментом? Выбираю кекс? Ведь правду он не может сказать. А правда в том, что он зашел в кондитерский магазинчик в центре Ньютона за прощением.

Вместо этого Броди схватил первую попавшуюся корзинку со сладостями и подошел к кассе. Он доставал кошелек, когда из подсобного помещения появилась миниатюрная брюнетка.

– Привет. Я Кейт, – вытерев руку о фартук, она протянула ее Броди. – Чем могу помочь?

Кейт Спенсер. Хозяйка магазина и женщина, о которой он не переставал думать последние недели.

Они не были знакомы, но Броди знал о ней достаточно, чтобы написать пару глав ее биографии.

Ее рукопожатие было крепким. До их сегодняшней встречи она представлялась ему молодой копией миссис Магуайер – добрая крупная женщина, волосы собраны в пучок, строгое платье с передником.

Вместо этого перед Броди предстала стройная, энергичная, миловидная женщина с глубокими зелеными глазами, чувственными алыми губами и тонкими чертами лица. Волосы цвета кофейных зерен небрежно собраны в конский хвост, слегка скошенный вправо. Она дружелюбно смотрела на Броди. От его внимания не укрылись темные тени под глазами и слегка напряженные плечи.

Броди открыл было рот, чтобы представиться и сказать о цели своего визита, но слова застряли в горле.

– Я… я… э… – он взглянул на корзину, которую держал в руках, – я хочу купить вот это.

– Пожалуйста. Кому это предназначается?

Броди лихорадочно пытался придумать ответ.

– Это для моей бабушки. Она обожает шоколад.

– Для бабушки? – удивленно спросила Кейт, крутанув корзинку. – Хотите, я сменю бант на более женственный? Если только ваша бабушка не страстная болельщица?

Броди посмотрел на корзину и только сейчас понял, что второпях выбрал подарок с символикой знаменитого бейсбольного клуба «Ред Сокс». Темно-синяя корзина с красной окантовкой была наполнена шоколадками в форме бейсбольных мячей и бит, завернутых в фольгу. Его степенной бабушке вряд ли понравится такой подарок.

– Это я болельщик. У меня даже есть абонемент на игры. А бабушка очень редко смотрит бейсбол.

Кейт засмеялась.

– Хорошо, мистер Ред Сокс. Позвольте мне усовершенствовать бабушкин подарок. А вы тем временем можете выбрать и подписать карточку, чтобы вложить ее в подарок. Они вон там, в конце прилавка.

– Спасибо. – Броди отошел в указанном направлении, взял карточку, нацарапав на ней свое имя. Это отвлекло его от наблюдения за Кейт и дало ему время сосредоточиться на том, что он собирался ей сказать.

Она была красива. Такую женщину он мог бы пригласить на свидание. Дружелюбная, открытая, улыбчивая, с чувством юмора. С первого взгляда ее улыбка затронула в душе Броди какие-то неведомые струны. Он был удивлен. Броди совсем не ожидал, что Кейт ему понравится.

Он все еще настраивался, чтобы сказать то, зачем пришел. Ведь он дал обещание Эндрю.

Броди сотни раз проговаривал про себя то, что должен был сказать. Теперь, когда этот момент настал, слова застряли в горле. Да и как можно передать послание Эндрю без объяснения причины. Нужно как-то подвести к этому. Да, легче совершить восхождение на Эверест.

– Ну… как ваш бизнес?

– Неплохо. Мы растем с момента открытия магазина в 1953 году. Единственный тихий день – понедельник, почти мини-отпуск, только в начале недели.

– Вы все сами делаете?

Она засмеялась, покачав головой.

– Нет, конечно. Одной мне не справиться. Это наш семейный бизнес уже много лет, но… – она замолчала на секунду, подумав о чем-то своем, но тут же вернулась, – сейчас у меня есть отличная помощница на кухне. Почему спрашиваете? Хотите наняться к нам ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→