Отмени мое одиночество

Софи Пемброк

Отмени мое одиночество

Роман

Sophie Pembroke

Falling for the Bridesmaid

Falling for the Bridesmaid © 2015 by Sophie Pembroke

«Отмени мое одиночество» © «Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2016

Глава 1

Сладкий, слегка удушливый запах роз наполнял воздух, отчего вечер казался еще более жарким. В патио музыканты играли что-то романтическое и неуловимо чувственное. Сквозь ветви деревьев и внутри шатра мерцали китайские фонарики, нежно шелестела листва на легком ветерке. Вся обстановка настолько располагала к любовной неге, что Вайолет поняла: еще немного – и ей сделается дурно.

Мрачно оглядев свое платье подружки невесты цвета лаванды, она прокралась в укромный уголок, откуда могла слушать оркестр не опасаясь, что ее потревожат. Ей приходилось прилагать немалые усилия, чтобы наслаждаться вечером, и, может быть, хотя бы музыка поможет ей в этом.

Церемония обновления брачных обетов ее родителей была очень красивой, и вечеринка по этому поводу тоже имела большой успех. Вайолет знала, что немного погодя отец и мальчики из «Скриминг Лемонз» выйдут на сцену, чтобы снова сразить наповал гостей, хотя официальное выступление они закончили час назад.

Члены ее собственной семьи задавали тон – там льнула к своему молодому мужу – лорду Себастьяну Бересфорду герцогу Холгейтскому, вы только подумайте! – ее младшая сестренка Дэзи. То есть теперь уже леди Холгейт.

Трудно поверить, что Дэзи в самом деле стала графиней!

Пройдет несколько месяцев, и Вайолет получит официальный статус незамужней тетушки. Она уже и сейчас в выходные расставляет цветы в церкви и пьет чай с праздными мамиными подругами. Может, стоит форсировать события – взять из приюта хромого котика и начать вязать крючком?

Себ положил ладонь на живот жены, и Дэзи со счастливой улыбкой подставила ему лицо для поцелуя. Вайолет внезапно стало неловко, и она отвернулась. Но, к несчастью, ее взгляд упал на Розу и Уилла, также полностью поглощенных друг другом. Сестра-близнец, она же самая близкая подруга…

Это тоже стало неожиданностью для Вайолет. Она допускала, что они могут увлечься друг другом, но что Уилл откажется от статуса вечного жениха и войдет в ее семью! Но вот Роза стоит там в свадебном платье, только что негласно сочетавшись браком после завершения церемонии обновления обетов родителей.

Может быть, Вайолет полностью лишена привлекательности? Или утратила ее? Это многое бы объяснило…

Уилл неожиданно встретился с ней взглядом, и Вайолет не успела вовремя отвести глаза. Она сделала вид, что смотрит на музыкантов, но тем не менее невольно услышала, как Роза шепотом переговаривается со своим молодым мужем.

Она вздохнула. Не то чтобы она не радовалась за сестер – она искренне радовалась. И понимала, что их счастье не должно заставлять ее чувствовать себя еще более несчастной. Но ей было грустно, больно и одиноко.

Вайолет проглотила слюну и опустила взгляд. Туфли на высоких каблуках весь вечер немилосердно жали ноги. Она, разумеется, знала, что все пройдет. И она сможет смотреть на счастливых влюбленных вокруг себя с искренней улыбкой.

Но этот день еще не настал.

– Она думает, что ты обижаешься на нее. Или на меня, – произнес Уилл. Он подошел к ней, держа руки в карманах. Такой привычный завсегдатай подобных мероприятий. Обычно присутствие Уилла только успокаивало, его надежность помогала ей выдерживать насмешливые взгляды, приглушенные комментарии за спиной, частенько пьяные предложения от едва знакомых мужчин.

Но сегодня его вид только напоминал ей о том, что прошлого больше никогда не вернуть.

– Я? Обижаюсь на Розу? – Вайолет выдавила улыбку. – С чего бы? Потому что ты похитил ее у меня? Скатертью дорога.

Удивленное выражение лица Уилла сказало, что он имел в виду совсем другое.

– Нет! Она думает, тебе обидно, что придется встречать в аэропорту этого журналиста и ты не выпьешь хорошего шампанского. И не досмотришь концерт. Но я не… так ты не считаешь, что она похитила меня у тебя?

Вайолет пронзила его испепеляющим взглядом.

– А как же, Уилл. Я жаждала тебя, сохла по тебе, страдала от твоих нелепых романов, и вот ты в конце концов женишься на моей сестре. От такого мне никогда уже не оправиться.

Он, конечно, купился на ее невозмутимый тон, потому что рассмеялся с явным облегчением.

– Значит, все в порядке? И из-за журналиста ты тоже не сердишься?

– Мне обидно только из-за шампанского. Все остальное я переживу.

– Ты уверена? Я знаю, что ты немного…

Вайолет попыталась угадать слово, которое он медлил произнести. Нервничаешь? Расстроена? Страдаешь паранойей? Видимо, последнее.

– …Встревожена из-за его приезда.

Вайолет вздохнула.

Встревожена – не вполне подходящее слово. Но папа решил, что непременно хочет поведать миру историю своей жизни, хочет иметь официальную биографию, и вот он выбрал этого писаку для осуществления своей цели. Когда он объявил об этом, Роза беспокойно взглянула на нее, хотя и сознавала, что именно сейчас до выхода в свет нового альбома в этом есть смысл. Журналист получит полный доступ к информации, исчерпывающие интервью и непосредственный контакт, и у него будет чем поразить средства массовой информации.

– Роза сказала, что он нормальный, – снова заговорил Уилл. – Они встречались в Нью-Йорке до ее возвращения домой.

– Не сомневаюсь, что это так, – откликнулась Вайолет.

* * *

– Может, если ты поговоришь с отцом…

Вайолет покачала головой и слабо улыбнулась.

– Не беспокойся, со мной все в порядке. – Папа принял решение, значит, больше говорить не о чем. Как, впрочем, всегда. И Уилл, Дэзи, Роза и Вайолет ничего тут поделать не смогут. И обсуждать больше нечего. Она просто постарается по мере возможности избегать его и станет надеяться на лучшее.

Разве у нее есть варианты?

– Кстати о предстоящем бенефисе… – начал было Уилл, но Вайолет его перебила:

– Иди уже, Уилл! – Она слегка подтолкнула его. – Отправляйтесь с Розой в свадебное путешествие. Обещаю обо всем позаботиться. Раз ты уже дал этому журналисту номер моего телефона, стало быть теперь он моя забота, а встретить человека в аэропорту я как-нибудь сумею.

– Хорошо. Увидимся, малышка. – Он быстро обнял ее, чмокнул в щеку и вернулся к Розе.

Вайолет снова осталась одна.

Она почти сказала Уиллу всю правду. Она никогда не считала его пригодным в мужья, и даже в любовники. Гораздо больше она ценила его как друга и ни разу не испытала в его присутствии приятного волнения. Просто очень странно, что искра проскочила именно между ним и Розой. По сути, ее полной копией.

Но пора ей уже привыкнуть к тому, что люди постоянно видят в Розе нечто такое, чего не видят в ней. Так, например, родители настояли, чтобы Роза осталась дома, вместо того чтобы вернуться в Штаты после свадьбы Дэзи, и организовала им церемонию обновления обетов. Хотя Вайолет была под рукой и свободна и искренне желала помочь.

Не то чтобы Вайолет сильно переживала – родители знали, что она не захочет брать на себя всю ответственность.

Не захочет иметь дело со множеством людей, с их любопытными взглядами. Возможно, они были правы…

Уилл не подумал об этом, когда сказал ей, где найти Розин черный блокнот, и попросил позаботиться, чтобы не случилось никаких сбоев в подготовке ежегодного бенефисного концерта в Хантингдон-Холле, пока они будут наслаждаться медовым месяцем.

Может быть, так и следовало поступить. В конце концов, она абсолютно не сведуща в организации концертов для многотысячной публики. Уилл утверждал, что Роза уже выполнила всю самую трудную работу, и Вайолет практически ничего не осталось делать.

Вайолет и не стремилась организовывать даже церемонию обновления, тем более концерт. У нее есть другие обязанности. Но раз Роза предупредила отца, что на время своего медового месяца уйдет с поста администратора группы «Скриминг Лемонз», то кому-то придется заступить на ее место. И Вайолет подозревала, что этим человеком станет именно она.

Да. У нее нет опыта, и нет никакого желания общаться с людьми, которые потешаются над ней за ее спиной. Она занимается составлением цветочных композиций: это у нее получается хорошо.

Она считала, что яркая экспозиция, которую она придумала для нынешней церемонии, удалась как нельзя лучше. Множество экзотических цветов, необычных и ярких, как ее родители. Все говорили, что ее цветы подобраны абсолютно в стиле рока.

Так что же могла сказать о себе Вайолет?

Вайолет Хантингдон-Кросс, умелая аранжировщица цветов, поклонница вязания крючком. В перспективе – фрейлина больного котика.

Нет, это было не все. Это лишь то, что видели в ней другие люди, и ее устраивало такое положение дел. Вайолет каждый день старалась наладить жизни подростков и молодых людей, хотя никто и не догадывался, что она занимается этим. Ведь если узнают, что Вайолет Хантингдон-Кросс работает на телефоне доверия для подростков, число звонков резко возрастет – люди захотят расспросить о ее собственном прошлом или просто поговорить с местной знаменитостью, и тогда те ребята, которым действительно нужна помощь, просто не смогут дозвониться.

Ее родители тоже занимались благотворительностью анонимно. Разница была в том, что их благотворительные концерты были публичными, так что люди считали, что знают о Рике и Шерри Кроссах все, что только можно знать.

Но Вайолет могла только гадать, что именно до сих пор говоря ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→