Операция "Мстя"

Операция Мстя

Татьяна Адмиралова

Глава 1

— Ниточка, сестричка! Ты даже не представляешь, что этот гад задумал сделать! — кричала мне в ваканар Анна.

— Что? — спросила я, уже предчувствуя, что ничем хорошим для меня это не обернётся.

— Он хочет выдать тебя замуж, и уже начал переговоры по пунктам брачного договора! И даже уговорил маму, чтобы она приняла его сторону, — продолжала вещать сестра.

А у меня не то, что слов не было, даже мысли куда-то убежали, и от таких новостей я чуть на пол не грохнулась, сама не знаю, как на ногах удержалась. Я конечно понимаю, что он мне не родной отец, который погиб когда Анна была совсем крохой, и что он вырастил и воспитал нас, но… Он же обещал! Он клятвенно заверял, что не пойдет против моего желания выбирать свой путь самой. А тут такое…

— Нит, ты еще тут? — спросила сестра.

— Тут, тут. Только от таких новостей чуть в обморок не упала. Я скоро приеду, и тогда посмотрим, что он мне пропоет. А что по этому поводу говорит мама?

— Она полностью его поддерживает и даже слова против не говорит. Я, если честно, не понимаю ее поведения. — грустно проговорила в трубку Анна.

От слов сестры стало больно. В этот момент я не понимала бездействия своей матери. Я просто не ожидала, что она пойдет у него на поводу. У меня в голове не укладывалось, что же такого могло случиться, что она так себя ведёт.

— Спасибо что предупредила.

— Ну, я же твоя сестра! И не могла поступить иначе, — ответила Анна. — Приезжай поскорее, я буду ждать.

Отключив ваканар, я невидящим взором уставилась в окно, пытаясь переварить услышанное. Я никак не могла поверить что моя мама, мой самый родной и дорогой человечек, не считая сестры, могла вот так со мной поступить. Моя любимая, нежная мамочка, которая осталась молодой вдовой с двумя дочерьми на руках. А ведь она сирота, и в жизни ей никто никогда не помогал, и она всего добивалась сама, пока не встретила папу. Когда мы с Анной были маленькими, она часто рассказывала нам про папу и показывала его фотографии, Анна знает его только по ним, а я немного помню. Каждый раз, как мама заводила разговор о событиях своей молодости и об отце, я замечала, что глаза ее светятся от счастья. Я знаю, что родители очень сильно любили друг друга и тоже мечтаю о такой любви, поэтому мне сейчас так больно. А ведь она обещала всегда защищать меня и отстаивать мои интересы. А раз так — то что-то здесь не чисто, и мне нужно скорее попасть домой и разобраться в ситуации. Может, ещё не поздно все исправить? На этой утешающей мысли я и провалилась в беспокойный сон без сновидений.

Отпрашиваться не пришлось. Утром меня вызвали в деканат и вручили увольнительную с открытой датой.

— Студентка Штар, на ваше имя пришло прошение от высшего руководства о предоставлении вам свободных дней, — сказал декан, видя мой вопросительный взгляд. — Я не в курсе того, что у вас происходит, но хотел бы надеяться, что вы решите все свои дела и вернетесь в академию в течение суток. Хоть дата возврата и не указана, не нужно пользоваться этим как поводом для прогулов. Не забывайте что у вас на носу выпускные экзамены. Я надеюсь, вам все ясно?

— Да, сэр!

— Не смею вас больше задерживать. Можете быть свободны.

Выйдя из академии, я поймала бот и отправилась в космопорт. Лететь до моей родной планеты два часа, и у меня есть время хорошо обдумать линию моего поведения, но прежде всего, нужно поговорить с мамой.

Пройдя контроль и купив билет, я направилась в зал ожидания. У меня было еще пятнадцать минут до вылета и можно было вполне спокойно попить кофе. Пригубив горячий напиток, я задумалась о положении вещей. Так, из академии отпустили без вопросов и возражений, а у нас с этим строго. Невольно улыбнулась, и, вспомнив свой первый год обучения, я словно опять вернулась на шесть лет назад. Сколько себя помню, я бредила космосом.

Мой погибший отец был капитаном звездолета, который атаковали в мирное время пираты, он спас практически всех, но погиб сам. Мама рассказывала, что он был добрым и справедливым, не мог отказать друзьям в просьбе, и за это его все любили. Скорее всего, именно поэтому я решила, что когда вырасту, то тоже пойду учиться в космическую академию на пилота. Мой отчим был против этого. Сколько споров и скандалов пришлось выдержать по поводу моего поступления, он грозился оставить меня без попечения, если я не покорюсь его воле. Если бы не мама, и её поддержка, то я, наверное, все-таки сдалась. Она поддержала мое стремление, и я поступила в академию. Однако отчим вмешался и тут. Вместо пилота, я учусь на гражданском отделении на культуролога. Видите ли, у него в академии связи, и он подсуетился, гад.

Но и здесь я ему утерла нос и прошла спецкурс по пилотированию. Правда зачет чуть не провалила, а все благодаря этому противному Алексиасу Кроссу. Он был в тестирующей комиссии и заявил, что девушкам, особенно на должности пилота, в космосе не место. Как вспомню эту его противную улыбочку, так передергивает всю. Но я отличилась и здесь, доказав этому снобу что девушки тоже умеют управлять сложной техникой и делают это не хуже мужчин.

Объявили начало посадки, и я вынырнула из воспоминаний, чтобы тут же натолкнуться на заинтересованный взгляд парня, направленный в мою сторону. И чего вылупился? Стоит, улыбается, как будто мы с ним давние друзья. Зайдя в звездолет, заняла свое место, и вот надо же было такому случиться, что тип, нагло разглядывавший меня в зале ожидания, уселся в кресло напротив.

— «И чего уставился», бухтела про себя я, — «совести совсем нет, сидит и в упор разглядывает». Вот не люблю таких наглых молодых людей.

— Молодой человек, — не выдержала я, — А вас не учили, что такое пристальное внимание указывает на вашу невоспитанность?

— Простите, но я вообще-то не на вас смотрю, — ответили мне с улыбкой.

— Хотите сказать, что у меня галлюцинации, и я не вижу, куда устремлен ваш взгляд? — не унималась я.

— Милая девушка, как бы вам объяснить… У меня просто косоглазие, и взгляд устремлен не на вас, а в сторону, вы не первая, кому так кажется. Вот так и мучаюсь, — произнес он, тяжело вздохнув.

— Простите, — ответила, краснея, — я не хотела вас обидеть.

— Да ничего, я уже привык, — отозвался парень с грустью в голосе.

Вот блин, вечно я так. Было очень стыдно, и я отвернулась к окну. А там… Там были мои любимые звезды. Мы жили в доме за городом, и часто с сестрой по ночам убегали в сад, и, расстелив покрывало, рассматривали звездное небо. В конце лета были такие красивые звездопады, столько желаний можно было загадать! Мы с сестрой постоянно спорили, кто насчитает больше падающих звезд, и я всегда выходила победительницей. Но что-то я отвлеклась. Так, что же меня ждет дома? То, что отчим опять будет ходить передо мной павлином и распускать хвост, кичась своей важностью, я не сомневалась и морально была готова. Больше всего меня волновало поведение матери. Но, чего гадать, пока не поговорю с ней лично, ничего не пойму. Скорее бы уже приехать!

Опять покосилась на парня, а он ничего. Сидит с закрытыми глазами, наверное, чтобы больше меня не смущать, нос с горбинкой, скорее всего, был сломан, полноватые губы, верхняя чётко очерчена, и волевой подбородок. Да, характер-то, наверное, не сахар. Прошлась взглядом по фигуре: стройный, фигура подтянутая, я бы сказала, что он спортсмен или военный, но меня смущало его косоглазие. Подняла взгляд к лицу, хм, а стрижка-то у нас тоже как у военных. И вот, присмотревшись, поняла, что он мне кого-то напоминает, вот только не могу понять кого. Ну и ладно, мне с ним за одним столом не сидеть.

* * *

За всеми раздумьями не заметила, как прилетели. Выйдя из космопорта, поймала бот и отправилась домой. Отчим уже ожидал меня. Стоило только открыть двери, как я сразу же была направлена в его кабинет. Зайдя, увидела там и маму.

— Здравствуй милая, мы ждали тебя, — сказала с улыбкой мама и раскрыла мне свои объятия.

Недолго думая, я кинулась к ней.

— Мамочка, как же я соскучилась! А где Анна?

— Она ещё в школе, но скоро придет, и тогда поболтаете, — сказала мама, поправляя мне волосы. — Какая же ты уже большая у меня, совсем невеста.

Вот после этих слов я и насторожилась. Отойдя от матери, я в упор уставилась на отчима, который снисходительно смотрел на наше приветствие.

— Здравствуйте, господин Отор, — обратилась я к нему, — могу я узнать, по какому поводу вы выдернули меня из академии прямо перед выпускными экзаменами? Неужели у вас такое срочное дело, что не терпит отлагательств? — пошла я в наступление.

— Во первых, здравствуй, — заявил мне этот… этот, — а во вторых, сбавь тон и обороты милочка, я тебе не маленький мальчик. С котом своим так будешь разговаривать!

— Прошу, не ссорьтесь, — попросила мама. — Отор, будь с ней помягче, пожалуйста.

— Хорошо милая, я постараюсь, но это зависит не только от меня, — и с такой гаденькой ухмылочкой посмотрел в мою сторону, что я начала закипать.

— Я все еще жду объяснений! — заявила я, успокаивающе погладив маму по руке.

— Ну, что же, тогда перейду сразу к сути дела. На прошлой неделе мне поступило предложение о заключении брачного союза на твое имя от…

— И кто же это такой умный его сделал? — оборвала я отчима. — Кого вы прочите мне в мужья?

— Предложение поступило от семьи Кросс, — заявил отчим. — И я намерен его принять, не зависимо от того, согласна ты или нет!

— От кого? — спросила я в шоке.

— От семьи Кросс, если быть точнее, то от Алексиаса Кросса, — добил меня отчим.

— Что?… — возмущённо завопила я в ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→