Драконья кровь

Денис Кащеев

Драконья кровь

© Д. Кащеев, 2016

© Написано пером, 2016

Пролог

Ранним утром, когда первые лучи восходящего солнца лишь едва коснулись золотого флюгера на шпиле Башни Альберта, самого высокого здания Нового королевского дворца, а значит, и всей Столицы, в приемную Канцелярии Его Величества вошли двое.

Первой была еще довольно молодая женщина, высокая, с красивым, благородным лицом, обрамленным коротким каштановым каре. На ней был строгий черный дорожный костюм с неброской серебряной вышивкой и высокие кожаные сапоги военного фасона. У левого бедра женщины висел изогнутый рыцарский кортик в черных ножнах с серебряным прибором, украшенным орнаментом из ветвей лавра и дуба. На его эфесе внимательный наблюдатель рассмотрел бы вензель покойного Луи Первого, отца правящего короля Артура, взгляд же наблюдателя менее внимательного неизбежно задержался бы на великолепном алом рубине, вмонтированном в головку рукояти.

Второй была совсем юная девушка не старше семнадцати лет, ростом заметно ниже своей взрослой спутницы, и вообще в целом как-то тоньше, миниатюрнее. Ее густые черные волосы были аккуратно заплетены в длинную, почти до пояса, косу. Костюм девушки отличался от одежды первой женщины разве что размером. Присутствовал и кортик – с прямым лезвием, в простых стальных ножнах. Такой мог с равной вероятностью принадлежать как рыцарю, так и оруженосцу, или даже гарнизонному сержанту. Возможно, о статусе девушки смог бы поведать рыцарский браслет на левой руке – либо с равным успехом его отсутствие там – но длинные рукава камзола полностью скрывали запястья, оставляя сию тайну неразгаданной.

Из-за перегородившего приемную пополам длинного широкого стола, покрытого алым сукном, навстречу вошедшим быстро, но без малейшего намека на суетливую поспешность, поднялся, тяжело опираясь на длинный церемониальный посох, седой Обер-камергер в пестром придворном кафтане.

– Мое почтение, графиня. Доброе утро, виконтесса. Его Величество ожидают вас в библиотеке, – проговорил он с легкой хрипотцой в голосе, приветствуя вошедших. – Прошу, – сделал он приглашающий жест рукой.

– Благодарю, милорд, – коротко кивнула старшая гостья.

Мимо поста гвардейских стражей, замерших в своих парадных доспехах столь неподвижно, что они отличались от украшающих помещение великолепных статуй лишь слабым трепетанием плюмажей на проникающем сквозь широко открытое окно теплом весеннем ветерке, графиня и виконтесса проследовали по светлому широкому коридору и остановились перед чуть утопленной в арке массивной двустворчатой дверью. Женщина в последний раз с ног до головы окинула придирчивым взглядом девушку и, очевидно, осталась вполне довольна увиденным. В следующее мгновение дверь перед ними начала неспешно раскрываться, приглашая проследовать внутрь.

Королевская библиотека представляла из себя огромный зал с высоким сводчатым потолком, в котором без труда разместился бы конруа рыцарей в полном боевом снаряжении, и им, пожалуй, еще осталось бы немного места для показательных перестроений во всех трех плоскостях. Окон она не имела, и все стены от пола до потолка были увешаны полками, плотно заставленными разномастными старинными бумажными книгами, большая часть из которых, вероятно, прибыла в Новый Мир из Ветхого еще в обозе Антона Первого, известного книгочея, а то и вовсе в глубокой древности, при асатах или даже питтах. Скорее всего, во всем остальном Галактическом Королевстве, включая полуавтономное Великое Пограничное Герцогство и даже отторгнутый более полутора веков назад Драконий Угол, не набралось бы и сотой доли этого потрясающего воображение собрания мудрости ушедших веков.

Его Величество, статный мужчина лет сорока-сорока пяти с короткой стрижкой когда-то черных, словно воронье крыло, теперь же слегка тронутых первой сединой волос, и открытым, наверное, можно было бы даже сказать простым, не иди речь о могущественном монархе, лицом, в белоснежном гвардейском мундире с золотыми эполетами сидел за столом, склонившись над толстым фолиантом в потертом кожаном переплете. Сделав не более пары шагов вперед, обе гостьи замерли на пороге. Мужское платье исключало реверанс, но и на колено, как подобает рыцарю, графиня также не опустилась, лишь почтительно склонив гордую голову. Ее младшая спутница, скромно потупив взор, колено преклонила.

После не более чем секундной паузы – весьма быстро: придворный этикет позволял ей тянуться сколь угодно долго – король захлопнул книгу и перевел взгляд на вошедших. Лицо его озарила искренняя улыбка, он встал из-за стола и шагнул навстречу посетительницам.

– Графиня! Безмерно рад снова видеть вас при дворе! Поднимитесь, юная леди! – это уже предназначалось девушке.

– Всегда к услугам Вашего Величества, – проговорила женщина, переводя взор с блестящих мысов собственных сапог на государя. Ее спутница тем временем поднялась на ноги. – Позвольте представить вам мою падчерицу: Александра, виконтесса де Тэрако.

Девушка склонилась в поклоне.

– Наслышан о вас, виконтесса, – вновь улыбнулся кор о ль. – Весьма рад встрече. На деюсь, графиня, как та строгая мачеха из сказки, не заставляет вас днем и ночью копаться в золе?

Смутившись, девушка не нашлась что ответить.

– Разве что в золе от сгоревших замков поверженных врагов Вашего Величества, – засмеявшись, пришла ей на выручку графиня.

– Как вы добрались? – поинтересовался король, вновь обернувшись к ней и давая тем самым смущенной юной виконтессе немного прийти в себя. – Надеюсь, без происшествий?

– Королевский космос, как ему и положено, чист и безопасен, – поведала графиня. – А вот в пространстве герцогства Руг наш конвой дважды пытались атаковать.

– Вот как?! Какое безобразие! – нахмурился хозяин. – Надеюсь, никто из ваших людей не пострадал? Вы уже подали жалобу в мою Канцелярию?

– Жаловаться уже не на кого, Ваше Величество. Оба раза мы, не понеся потерь, без труда разделались с негодяями. К сожалению, относительно неповрежденными удалось захватить лишь три «седла», остальные, увы, восстановлению не подлежат. Как и велит закон, мы привели их на сцепке в Столицу и сдали на Верфь.

– Узнаю Анну, – весело рассмеялся король, впервые за время разговора назвав графиню по имени. – Я распоряжусь, чтобы после восстановления и перепрошивки эти три «седла» передали вашему графству. Как и еще три новых – сверх обычной годовой квоты.

– Благодарю, – склонила голову та. – Щедрость Вашего Величества общеизвестна!

– Быть щедрым к верным – святой долг любого монарха, – пожал плеча ми король. – Желаете что-нибудь выпить с дороги? Вина? Или, может быть, коньяка?

– Всецело полагаюсь на выбор Вашего Величества. Уверена: он, как всегда, окажется безупречен.

– А вы, Александра?

Виконтесса стрельнула глазами в сторону мачехи. Та едва заметно кивнула.

– Если позволите, мне то же самое, что и графине, – негромко проговорила девушка.

По прошествии пары минут все трое уже сидели в мягких кожаных креслах вокруг невысокого журнального столика, держа в руках изящные стеклянные бокалы с витыми ножками.

– Вино великолепно, как, впрочем, любое, что исходит из погребов Вашего Величества, – проговорила Анна, пригубив ароматный напиток. – Но уверена, вы столь спешно вызвали меня в Столицу не только затем, чтобы я могла насладиться его чудесным букетом?

– Вы, как всегда, правы, графиня, – ответил король, в свою очередь делая небольшой глоток. – Увы, не только за этим. Мне вновь нужна помощь дома Тэрако.

– Что, все так плохо? – нахмурилась Анна.

– Пока нет. Но если ничего не предпринять, может стать плохо. Вот скажите, графиня, откуда, на ваш взгляд, сейчас исходит основная угроза Королевству?

– Если вести речь о стратегической угрозе – то, без сомнения, от Чужих, – не задумываясь, ответила та.

– Верно, – охотно согласился король. – Даже дважды верно. Чужие – это наша главная глобальная угроза. Сорок лет назад в ходе Второго Великого Похода мы их здорово потрепали и далеко отбросили от наших границ, но лишь ценой колоссального напряжения всех наших сил. И это при том, что на тот момент в нашем распоряжении еще имелись весьма значительные резервы, ибо совсем немного времени минуло с установления этого треклятого – простите, виконтесса – Барьера между Ветхим и Новым Миром. Теперь этих резервов у нас нет, и пополнить их не позволяет Барьер. Чужие же, накопив сил, рано или поздно вернутся, как вернулись после Первого Великого Похода. Тогда у них это заняло сто шесть лет, и вряд ли стоит надеяться, что в этот раз они дадут нам на подготовку принципиально больше времени. Как будет выкручиваться из этой ситуации человечество – ума не приложу, разве что случится чудо и Барьер падет. Другое дело, что, к счастью, третий прорыв Чу ж их, который вполне может оказаться и последним для Нового Мира, – перспектива не завтрашнего и даже не послезавтрашнего дня. В данный же момент меня гораздо больше тревожат люди. А именно герцог Флоренци, он посмотрел на графиню, явно ожидая от той какой-то реакции.

– Флоренци? – подняла брови та. – Да, до меня тоже доходили кое-какие слухи. Что вроде бы зреет мятеж, и якобы он во главе… Но не думаю, Ваше Величество, чтобы эта угроза и впрямь была реальна. Нынешний герцог – ничтожный пустобрех, не чета своему великому отцу, только и может что разглагольствовать о бурлящей в его жилах крови Антона Первого и Альфреда Завоевателя, во что, кстати, мало кто всерьез верит. Реальной силы за ним нет: ни Ан, ни Руг, ни даже Напли его никогда не поддержат.

– То же самое в один голос утверждали мои мудрые советники, – закивал головой король. – И так оно, на ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→