Радужный мост судьбы

Сербжинова Полина

Радужный мост судьбы

Глава 1

На улице стемнело, и замок готовился ко сну. Гасли окна и факелы во дворе, да и снующих туда-сюда слуг сильно поуменьшилось.

Светловолосая девчонка воровато оглянулась, снимая с крючка старенький плащ, и взмахом руки погасила свечу. Путь думают, что она уже спит. Тихонько выскользнув за дверь, Ровена прокралась к двери чёрного хода. Так и есть, вся челядь празднует на кухне, совершенно не заботясь о том, проникнет ли в особняк кто-то из посторонних. Засов еле слышно стукнул, открывая путь на свободу.

Тропинка заросшего сада вывела беглянку к широченной каменной стене. Лаз был скрыт кустами колючего шиповника и огромными лопухами. Какое счастье, что садовник следил только за господской частью и не наведывался в эту сторону! Приподняв платье, чтобы не цепляться им за острые камешки и не испачкать, Ровена нагнулась и нырнула в тёмное жерло хода. Ура! Теперь можно пусть на недолгое время почувствовать себя свободной. Быстрым шагом, почти бегом, девчонка устремилась в лес, к своему любимому озеру, которое находилось неподалёку от графского замка.

Зачем только отец вызвал её из старой усадьбы? У него и так достаточно наследников, а она всегда была нежеланной, начиная с самого рождения.

Восемнадцать лет назад, её отец, граф Миртур положил глаз на земли, примыкающие к границе королевства. Вот только их владелец напрочь отказался продавать плодородный кус, а угрозы, шантаж и подкуп не помогли. Не сыграло роли даже обращение к королю — тот только пожал плечами, мол, договаривайся сам. Желание получить этот надел оказалось столь велико, что граф женился на дочери старика, владеющего крошечной усадьбой, женился тайно, не желая обнародовать, что его супругой стала женщина, не имеющая титула. От этого брака появился ребёнок, девочка, которую назвали Ровеной. Матушка никогда не выезжала за пределы собственных владений, вместе с дедом воспитывая и обучая дочку.

Миртур изредка навещал семью, о которой никто не знал, чтобы напомнить о своём праве на это место, и заодно наблюдал за ребёнком. Его худшие ожидания подтвердились, дочь в полной мере унаследовала способности своего деда. Граф ненавидел магов, а тут в его собственной, пусть и скрытой от светского общества, семье появилась девчонка, обладающая магическими способностями. Она родилась совершенно не похожей ни на мать, ни на него самого, а вот от внешности старого Архаса взяла очень много. Это несказанно злило, но его сиятельство ничего не мог поделать, толком не зная, каким волшебством владел её родственник.

Прошло пятнадцать лет, и Ровена осталась в полном одиночестве, похоронив родных. Сначала умерла мать, свалившись в высокий овраг и сломав шею, за ней и старый Архас внезапно оставил этот свет. Господин граф тут же подсуетился, и оформил права на землю, которой теперь он мог распоряжаться, являясь законным опекуном. История с его женитьбой всплыла на свет, и Миртур оказался многожёнцем, так как его первая супруга вполне здравствовала. Брак аннулировали, дочь получила статус незаконнорожденной, но скандал удалось замять — у короля оказались собственные планы, которыми он делиться не собирался. А может вовсе и не его величество стал причиной того, что толки быстро поутихли. Ну а светское общество вспоминало об этом инциденте крайне редко и неохотно.

Чтобы не возникло дальнейших вопросов, нежеланную дочь привезли в главный замок. Прочие наследники графа встретили её весьма холодно: ещё бы, кому хотелось узнать, что у них есть ещё одна родственница, которая сможет претендовать на замок и состояние. Впрочем, после оформления завещания, в котором её имя не фигурировало, даже слуги начали относиться с лёгким презрением. Бастард — что может быть хуже для особы женского пола, вечная приживалка из милости.

Единственно, кто относились к ней нормально — это Ранчер, управляющий, служивший графу около двадцати лет, да садовник, ухаживающий за парком и подстригающий кусты. Управляющий обучал девушку знаниям, которые были необходимы при управлении поместьем или дворцом, расчёту необходимых продуктов, тканей и прочих нужных вещей. Это не было жалостью или внезапным дружеским расположением, Ранчер изредка навещал старого Архаса, о чём-то подолгу с ним беседуя, и не однажды видел внучку чародея.

Девушке отвели комнату в одной из башен замка, а потом в приказном тоне велели заняться хозяйством. Еще не прислуга, но и далеко не миледи…

Кесир и Аделина никогда не упускали возможности посмеяться над своей сестричкой. Вот только заставить прислуживать себе так и не смогли, семнадцатилетняя магичка не стеснялась пользоваться своим даром, чтобы напакостничать в ответ. Противопоставить ей было нечего, отец злился и бушевал, но пока не смел тронуть девчонку и пальцем, просто боялся, а может и не хотел, предпочитая, чтобы наследники выясняли отношения самостоятельно.

За пару месяцев, Ровена разведала все окрестности, и иногда убегала по ночам, чтобы отдохнуть от неприветливой атмосферы замка.

Еле слышно прошуршала трава под ногами, и перед глазами открылась водяная гладь, серебрившаяся под полной луной.

Засмеявшись, девушка закружилась по берегу, потом торопливо начала раздеваться. Плащ и платье небрежным комком полетели на землю. Оставшись только в тонкой рубашке, она шагнула в прогретую за день воду и не заметила, что около камыша лежит аккуратно сложенная стопка одежды, а владелец с интересом наблюдает за её разоблачением, скрываясь в тени длинных ветвей ив.

Чуть слышно плеснули волны, расплываясь по песку. Ровена, разбрызгивая воду, носилась по мелководью, потом пробежалась чуть дальше и нырнула, совершенно не заботясь о том, что намокнут волосы, да и рубашка прилипнет к телу, обрисовывая фигуру. Кто может увидеть её ночью? Даже слуги сейчас упиваются пивом, сидя в кухне. Да и чужому человеку пробраться на это место было сложно — графские земли охраняли вооружённые егеря и специально натренированные собаки.

Волосы намокли, а девушка продолжала плавать, не торопясь выбираться на берег. Свежий воздух её просто опьянял, кружил голову. Опять еле слышно плеснула вода, и рядом с ней вынырнула тёмная фигура.

— Чтоб тебя! — взвизгнула магичка, торопливо разворачиваясь к берегу.

— Куда торопишься? — серебристые глаза незнакомца насмешливо блеснули. — Может, познакомимся? Ведь не просто же так ты пришла ночью на озеро.

— Конечно, не просто так, — подтвердила девчонка, пытаясь нащупать ногами дно, — купаться пока никто не запрещал. Отцепись, — она увернулась от протянутой руки и, вздымая брызги, выскочила на берег.

Рубашка прилипла к телу, обрисовывая вполне сформировавшуюся фигуру, и мужчина невольно залюбовался. Ровена подхватила одежду и прошептала несколько слов. С того места, где она только что стояла, в разные стороны разбежались одинаковые девушки-фантомы. Незнакомец расхохотался, её уловка удалась бы, но он был хорошо тренированным и опытным магом и сразу нашёл настоящую, удирающую со всех ног в сторону замка. Лёгкий щелчок пальцами, и за беглянкой отправился чёрный поисковый светлячок, чуть мерцающий в темноте.

— Кшыся, — позвал мужчина, — ну-ка, поди сюда.

Не прошло и пары секунд, как над ним зависла очень крупная летучая мышь.

— Чего надо? — невнятно прочавкала летунья, дожевывая сорванное по пути яблоко.

— Найди её, очень интересная особа, — метаморф мотнул головой в сторону сбежавшей девчонки.

— Горит, что ли? — мышь затрепыхалась в воздухе. — Всё равно светлячок оставит видимый след, сам потом и найдёшь.

— Кшыся! — в голосе мужчины прорезались угрожающие нотки.

— Вот всегда так, — печально вздохнула мышь. — Чуть что — Кшыся, а оно мне это надо? Я-то тут причём, нашли ищейку. Пользуются моей добротой все, кому не лень.

Дальше спорить она не осмелилась, и, невнятно бурча ругательства, бесшумно унеслась по мерцающему в темноте следу.

Ровена пронеслась до самой замковой стены и остановилась только там, тяжело переводя дыхание и прислушиваясь. За ней никто не бежал. Встряхнув кистями, она провела руками по рубашке и волосам, высушивая их очередным заклинанием. От сердца отлегло, а то она всерьёз испугалась незнакомца, сумевшего так мастерски к ней подкрасться. В листьях что-то мелькнуло, потом вверху пронеслась тёмная тень.

— Фу-ты, — девчонка вздохнула с облегчением. Ночных птиц в окрестностях хватало.

Натянув на себя платье и плащ, она нырнула обратно в лаз. Шиповник кололся немилосердно, но обращать внимание на такую мелочь Ровена не собиралась. Слуги уже вышли во двор, ночную тишину прорезало нестройное пение, хотя и негромкое, вдруг проснутся господа, и тогда наказания за нарушение покоя не замедлят долго ждать.

Пробормотав заклинание отведения глаз, девушка скользнула в заднюю дверь и тут же повернула в коридор, ведущий к башне.

Старая замковая башня служила складом для всяческих вещей, как совершенно необходимых в хозяйстве, так и уже вышедших за ненадобностью из обихода. В подвале хранились рулоны сукна и шерсти, на первом этаже стояли ящики с мылом и щёлоком для стирки, второй этаж оказался завален старой рухлядью, которую выбросить не поднималась рука — сломанной мебелью, дырявыми тюфяками, щербатой посудой. Круглую комнату на третьем этаже, единственное помещение, в котором были окна, отдали Ровене, размещать её вместе с господами граф не собирался. А так вроде бы и благодеяние оказал, взяв к себе, и с глаз убрал, чтобы не мозолила своим видом и не напоминала некоторые моменты жизни.

Потратив несколько дней на то, чтобы отмыть комнату от въевшейся в стены грязи, девушка обнаружила старинные узоры, которыми она была разрисована. Постель Ровена соорудила ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→