Стоматолог для вампира

Марина Соколова

Стоматолог для вампира

Знакомьтесь, Александр Строганов, вампир с трехсотлетним стажем

Несмотря на поздний час, хотя, точнее сказать, ранний, в небольшой питерской квартире горел свет. Именно здесь живет и трудится Александр Строганов, весьма известный в определенных кругах переводчик с иностранных языков и вампир с трехсотлетним стажем по совместительству. Мужчина имел репутацию спокойного, меланхоличного затворника, который редко выходит из дома, но с его профессией это было не страшно, ведь все, что ему нужно — это компьютер и постоянный доступ к интернету.

Александр не случайно обосновался в северной столице России, ведь здесь большую часть времени небо затянуто тучами, и солнце не мучило его своими болезненными лучами. Конечно, свет не способен убить его — это всё предрассудки, но всё же, он может оставить весьма болезненные ожоги, которые будут долго и мучительно заживать. Получать их весьма неприятно, да и смотрится это омерзительно, так что древний вампир, проживший на этом свете больше трехсот лет, не часто появлялся на улице. Хотя вечно сидеть в своей уютной квартирке тоже было невозможно, ведь он вампир, существо кровососущее — следовательно, время от времени Александр должен отправляться на охоту. Мужчина не любил это занятие: в начале своей вампирской карьеры всё было просто — можно было пить кровь любого человека, а вот сейчас с этим делом напряженка. Кровь детей и подростков недостаточно насыщенная, так сказать, еще не созревшая, кровь стариков слишком диетическая, к тому же перенасыщена разными лекарствами, от которых у Александра пучило живот, тошнило и еще происходило много чего неприятного, о чём даже говорить стыдно. Да и с кровью молодых человеческих особей стоило быть осторожней, так как можно было нарваться либо на выпивших или обколотых, или, напротив, сторонников здорового питания, и вампир не знал, чья кровь хуже. Так что каждая охота Александра Строганова была процессом длительным и нудным: он часами бродил по вечернему городу, принюхиваясь и прислушиваясь к своим ощущениям в поисках новых достойных его внимания жертв. Это дело осложнялось тем, что вампир был истинным гурманом и что попало, в рот не тащил.

Сейчас мужчина был не сильно голоден, так что просто сидел дома, переводя очередной шедевр, который сам автор этой ереси гордо именует романом. Да уж, писатели ныне обмельчали, то ли дело двести или даже сто лет назад. Александр лично был знаком со многими знаменитостями, что впоследствии стали классиками, но сейчас люди предпочитают совсем другую литературу. Он и сам был время от времени не прочь почитать, что-то лёгкое и ненавязчивое, но проблема заключалось в том, что большинство современной литературы были излишне раздражающей и насквозь пропитанной розовыми соплями и любовными переживаниями, высосанными из пальца. Но больше всего его раздражали фильмы и книги о вампирах, пожалуй, это было единственное, что могло вывести флегматичного и спокойного Александра из себя. А чего стоят эти «Сумерки»! От одной мысли о ненавистном фильме мужчину передернуло: такого негодования вампир не испытывал никогда. Это же надо додуматься превратить жестоких вампиров, живущих одинокой жизнью, в ЭТО!!! Это был настоящий удар по гордости и самолюбию древнего кровососа. Наверное, если бы он встретил автора сего творения, то позабыл бы о своих принципах и выпил бы жертву до конца.

Да, а ведь были времена, когда упоминание о вампирах заставляло людей трястись от страха и ужаса. Жаль их уже не вернуть. А сейчас толпы неуравновешенных девиц пубертатного возраста пищат и мечтают о встрече с гламурным вампиром-метросексуалом. Александр поморщился. Да что они понимают? Знают ли они, какого это — существовать и видеть, как один за одним уходят люди, которых ты знаешь, как меняется привычный мир? Это мука — родиться в 1686 году, в благородном и галантном веке, и быть вынужденным влачить существование в грязный и бесчестный двадцать первый век. Но хуже всего другое — сейчас в его голове находится столько знаний, столько воспоминаний, что иногда древний вампир начинает путаться и словно безумный, мечась по квартире, пытается разложить мысли по полочкам. Но чем дольше живешь, тем сложнее это делать. Слишком много мыслей и воспоминаний настолько, что однажды его несчастный мозг может просто не выдержать подобной нагрузки.

А что касается любви, о которой мечтают все эти малолетки… Так нет её. Вампиры не умеют любить, максимум, могут испытывать симпатию… Ведь согласитесь, глупо любить еду. Вот вам, к примеру, придет в голову любить колбасу или булочку? Что может быть глупее, чем воспылать страстью к тому, что вызывает у тебя желание покушать. Да и признаваться в любви к бутерброду просто нелепо. Ну, максимум, вампир может относиться к людям, как к корове или курице, что несет яйца.

Но современным барышням этого не понять, они верят в то, что сверкающий вампир, придёт к ним и в порыве чистой и нежной любви обратит их. Все эти девочки требуют романтики и необыкновенной любви, даже не понимая, что у вампира мертвое тело, да и сам он, по сути своей, ходячий мертвец, что отчаянно нуждается в чужой крови. А это уже, со стороны восторженных дам, проявление некрофилии. Александра всегда забавляли эти размышления. Вот интересно, вернутся ли когда-нибудь старые добрые времена, когда вампиры вызывали благоговейный трепет, страх и ужас?

Александр устало потер красные уставшие глаза и выключил компьютер. На сегодня с него работы хватит, ведь еще пару часов перевода очередного «шедевра», что взорвет умы молодежи, и он просто разобьет компьютер от раздражения, как бывало не раз. К тому же пора подумать о крови насущной. Вампир посмотрел в окно, как раз самое время — настала ночь, так что можно спокойно, ничего не боясь, прогуляться в окрестностях и присмотреть себе донора. Александр быстро переоделся в темные джинсы и простую футболку, прошелся пару раз расческой по волосам — что ж, теперь он вполне готов отправиться на ужин. Вот чего ему действительно не хватало, так это возможности видеть свое отражение в зеркале. За триста лет, что он вампир, мужчина уже позабыл, как выглядит. Единственное, что он о себе знал, так это, что он брюнет, ростом метр восемьдесят два, довольно-таки крепкого телосложения, но все же худощавый. Но иногда так хочется увидеть себя, понять, идет ли ему прическа, одежда, да и вообще, не грязное ли у него лицо. Но нет, все, что он видит в зеркале — это одежда, которая висит прямо в воздухе. Но все-таки, он так и не избавился от зеркал в своем доме, и пусть они раздражали его, но он продолжал время от времени бросать в них взгляды, надеясь увидеть хотя бы бледное отражение себя.

— Ну, все, пора, — Александр поспешил выйти из квартиры: нужно торопиться, пока голод не овладел им полностью, ведь тогда он станет неразборчивым в еде и, как следствие, получит несварение желудка, и это еще в лучшем случае. Вампир скривился от воспоминаний того жуткого дня, когда он умудрился отведать крови наркомана. Да… Давно его так не штырило, хорошо еще, что у вампиров не вырабатывается привыкание ко всякой гадости.

Александр медленно прогуливался по темным улицам Питера, присматриваясь к одиноким прохожим и шумным компаниям. Благодаря способности к гипнозу, получить любого человека для вампира не составляло труда, главное — выбрать кого-то поприличней.

— Так, этот не пойдет, — скривился мужчина, увидев в стельку пьяного гражданина, что нетвердой походкой шел ему навстречу. Дальше была компания подростков, кровь которых недостаточно насыщенна для него. А значит, нужно идти дальше.

— А вот это уже вполне приличный ужин, — Александр довольно облизался, оценивающе рассматривая упитанного мужчину, идущего по своим делам. Эта еда, конечно, жирновата, но ведь и он не на диете, так что сойдет. Вампир метнулся к своей жертве, моментально оказываясь перед напуганным прохожим, который решил, что его сейчас будут грабить или убивать.

— Не надо бояться, — прошелестел вампир, сверкая глазами, и человек покорно успокоился, его взгляд остекленел, а сам он словно обмяк. Никто не может противостоять воле вампира, никто не будет сопротивляться, никто не сбежит. Александр медленно приблизился к шее мужчины и с наслаждением впился в нее клыками. Сразу же он почувствовал приятный, железистый привкус крови с легким привкусом радости и веселья. Видимо, в жизни этого прохожего сегодня произошло что-то хорошее; что ж, тем лучше, ведь его кровь приобрела неповторимый привкус эмоций.

Насытившись, Александр отстранился от своей жертвы и аккуратно вытер рот платком. Рана на шее мужчины тем временем уже начала затягиваться.

— Иди домой и выпей сока, — скомандовал вампир, подталкивая свой ужин, который все еще был в трансе, вперед.

Александр не имел привычку убивать своих жертв — это глупо и расточительно. Человеческий организм — это практически фабрика по производству крови, так зачем её ломать? К тому же иногда он выбирал себе постоянных любимчиков, тех, чья кровь была особенно ароматной и вкусной. Ну и, конечно, ему не нужны неприятности с местной полицией и охотниками на нечисть. В жизни вампира, главное — конспирация. Тогда можно прожить много сотен лет… Вопрос лишь в том, нужно ли это? Александр все чаще задумывался над этим вопросом. В свои триста двадцать девять лет он устал от жизни, а если быть точным, от одинокого существования, но и умереть он был не готов. Вот так ему и приходится жить день за днем, год за годом, век за веком.

Охотник на нечисть в двадцатом поколении

Владимир Романов был лучшим охотником на нечисть в России, а, возможно, и во всём мире, по крайней мере, он в это искренне верил. Холодный, суров ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→