Любовь дракона

Карина Грозина

Любовь дракона

Где-то пели птицы. Заливисто пели, голосисто. Твари пернатые. Как будто не могут понять, что дракону сейчас очень нужно выспаться. Нет, всё равно поют. Жаль, автомата под крылом нет. Пусть даже не попал бы — хоть душу б отвел. А так придется вставать…

Бронзовый чешуйчатый дракон недовольно повел хвостом из стороны в сторону, а после медленно встал на лапы и тягуче, до хруста костей, потянулся, словно кот. Закончив с этим делом, он поднялся, ощутимо приложившись затылком о свод пещеры, невольно выпуская при этом клуб дыма из ноздрей.

«Да уж, давно пора было захватить замок какого-нибудь, не особо сопротивляющегося, принца.» — Подумал дракон. — «А то все мне повторяют: Леон, пора бы сменить место жительство, пора бы завоевать какой-нибудь домик с башенками, принести и держать там выводок принцесс, а в сокровищницах прятать собравшиеся за эти годы сокровища. Тьфу на всех этих родственников. Сам с хвостом.»

Да и вообще, какие у него тут сокровища? Какое ему дело до принцесс, вечно не довольных тем, что принц так долго скачет к ним на их… бело-гнедо-вороном коне (кому какой по вкусу).

Леон сонно заурчал, осторожно поворачиваясь в пещерке, чтобы не оцарапать недавно отполированную с таким трудом чешую. Взгляд его невольно зацепился за «сокровища», лежащие в углу. М-да, не густо: три автомата, пара позолоченных кольчуг, два антикварных меча, и одна валяющаяся рядом с ними золотая монетка. Всё это мирно покоилось уже около полугода, так и лежащее на одном и том же месте, как один знакомый маг притащил весь этот — кхм, ну, мусором это называть не хочется — хлам, добытый из какого-то параллельного мира. Конечно, мечи были тупыми, автоматы не стреляли без патронов, а монетка вообще на деле шоколадной оказалась: растаяла, прилипла к полу пещеры так, что ни одним зубом не подцепишь.

Порой в пещерке было скучно: ни рыцаря тебе, ни верещащей о свободе прав принцессе, ни тебе лягушки какой, птицы вот только, эх, твари пернатые. До сих пор Леон не простил им такое раннее пробуждение. Что вообще за наглость в полдень трели заводить?

Осторожно отбуксировав из своего места обиталища, дракон расправил крылья, дав им ощутить порывы ветра, а потом… сложил их обратно. Нечего такой красотой расхваливаться. Птички они на то и птички, что поют громко, спать мешают, летают высоко, да и гадят очень метко.

А вообще парень этот, точнее дракон, был очень замкнутым в себе, не любил вставать по утрам и делал всё до наоборот от того, что его просили сделать. Но стукнувшись об потолок сегодня в сотый раз, он, кажется, понял, что пора бы изменять что-то в своей жизни…

А раз решил, то нужно непременно действовать! Вот только это «непременно» почему-то не ограничено во временных рамках.

«Эх, — вздохнул дракон. — Ладно, начнем с принцессы, хоть одной. Замок мне пока без особой надобности, а сокровища я не люблю, не нашел ещё тех, к которым бы сердце лежало.»

Птички безмерно раздражали. Даже когти невольно сомкнулись, забивая под них влажную грязь. Дракон от души проклял всех птичек и несчастий от них.

— Да чтобы вас всех кикиморы поймали и в болота посадили! Да чтоб вас маги на опыты переловили! Да чтоб… — Тут дракон случайно поперхнулся и закашлялся, изрыгая кольца дыма и огня. Ближайшее дерево занялось пламенем. Леон возвел глаза к небу, думая: «За что мне это наказание?». Невольно ему всё же пришлось подходить к дереву и сбивать огонь своим хвостом. Он бил, пока лишь один маленький язычок пламени не остался на уровне выше, чем его голова. Подпрыгнув, дракон попытался сбить огонек хвостом, как вдруг от удара дерево опасливо наклонилось, звучно треснули корни, державшие его в земле, а само оно рухнуло. Ну вот, опять.

«Да, не порядок. Ладно, никуда оно не денется, позже сделаю из него себе лавочку. Говорят, на них удобно отдыхать. А сейчас полетели, пора принцессу искать»

Вновь расправив крылья, дракон полетел… Медленно, вальяжно размахивая крыльями, будто он царь неба. За ним с деревьев взлетели птички, продолжая заливаться трелью и замысловато лететь, словно танцуя свой собственный танец. Леон гневно рыкнул, но пернатые не разлетелись, продолжая назойливо галдеть. Достали.

Помог залп огня… точнее залпики, которые так стремительно появлялись из-за икоты.

Ик! Ну вот, ещё одна пташка вниз падает.

«Эх, а чего мне вдруг их вообще жалко?»

Впереди показалась знакомая ветхая хижина, поэтому Леон резко пошел на снижение, на своих крыльях заходя в пике. Приятная дрожь пробежала по телу дракона, как обычно бывало перед посадкой. Ноги затормозили о землю, а после Леон и вовсе остановился.

Из хижины на шум выбежал взъерошенный человек со странным видом: волосы взъерошены в виде ёжика, серая кофта заляпана чем-то черным и жирным, а от мантии шел дым. Рядом с человеком крутился лис, трущийся о ноги вышедшего. Дракон, увидев это великолепие, насколько было возможно, изогнул бровь.

— Не удивляйся, — попросил человек, усмехаясь, — эксперимент проводил, а машинное масло оказалось слишком восприимчивым к колдовству.

«Ну да, это же Седрик, маг, с которым сдружился дракон. Любит этот человечишка разные фокусы, проекты, какие-то взрывы делать любит… или не любит? А кстати, а что такое машинное масло? Да и почему это лис так подозрительно принюхивается и всё ближе подходит ко мне?» — думал Леон, разглядывая рыжее хитрое создание, любопытно зыркающее своими глазёнками-бусинками в сторону дракон.

— Знаешь, оказалось, что машинное масло нужно не только для машин! Представляешь, я составил новую формулу, как из этого вещества получить…

Неожиданно Леон икнул, выпуская пламя в сторону как раз таки лиса. Шерсть его моментально почернела, усы обуглились, осыпаясь на глазах.

— Пардон, — прорычал дракон, стараясь отвести глаза от бедного животного и перевести тему, пока не поздно. — Седрь, у меня к тебе дело. Помнишь, ты мне говорил, что поможешь принцессу найти?

— Когда это было? — Озадаченно спросил маг, глядя на лиса и хмуря брови.

Дракон осмелел, услышав, что ему ничего за лиса не будет, и продолжил:

— Ну, помнишь, моё трёхсотлетие, выпитые на спор два бочонка отменного вина…

— Как ты на родственников своих жаловался, ага, помню. — Перебил маг.

— Так вот, ты тогда, перед тем, как отрубиться, пообещал мне помочь с моими проблемами. Ну и сейчас я понял… что мне принцесса нужна.

Седрик закатил глаза, шепча молитвы своему Богу-покровителю. Леон расслышал обрывок о том, что маг клянется больше не пить с драконами — всё равно ведь не перепьёт.

— Ладно, — спустя минуту согласился маг, — я могу тебе помочь. В нашем мире принцесс уже нет. Все либо по замкам сидят, либо уже королевы. Я вижу только один выход из этого положения — отправить тебя в другой мир. Вот только в какой именно — твой выбор, наследный принц драконов.

Закончил маг с едкой ухмылкой, а Леон скривился, как от пощёчины. Вот кто его просил напоминать об этой очереди на престол? Да и вообще, он, Леон, только второй по порядку наследованию. Для восхождения на трон надо всего лишь одно — влюблённая принцесса, а если он этого не хочет, то…

— Я хочу в тот мир, откуда ты мне все эти сокровища притащи. — Безапелляционно произнёс дракошка.

Седрик шумно вдохнул и выдохнул, но против это не пошёл:

— Туда, откуда я притаскиваю всякий хлам… Ну ладно. Тогда тебя надо телепортировать на планетку Земля, находящуюся в Солнечной системе.

— Слушай, маг, я в астрономии не смыслю. Я больше по части экономики: богатство там считать, принцесс…

Маг взбесился, кажется. Взмахнул руками, словно вот-вот хотел броситься на бронзового дракона с кулаками. Резанул по глазам белый свет, и Леон потерял сознание.

* * *

Драно чувствовал, как что-то прикасается к его чешуе, осторожно гладит по спине, задерживаясь в самом чувствительном месте — между крыльев — и поглаживая там. Леон от этого блаженно заурчал, будто кот, которого чешут за ухом.

«Стоп, кто смеет ко мне прикасаться? Ко мне, к наследному принцу королевства… О, да, вот там тоже почешите, пожалуйста», — мысленно разглагольствовал дракон, медленно открывая глаза.

Перед ним стояли… ноги. Чьи-то тонкие ноги, которые до колен прикрывал подол ситцевого зелёного платьица, с ажурной оборкой по краю. Красиво.

Не успел дракон и глазом моргнуть, как перед его бронзовой мордочкой возникло милейшего вида создания с золотистыми кудрями, очаровательными алыми полненькими губами и изумрудными глазами. Маленький ангел, самая прекрасная принцесса. Разве может это кто-нибудь отрицать?

— Привет, я Алиса, мне десять лет, а ты дракон? Правда? Как в сказках? А ты умеешь летать?

Дракон заглянул малышке в глаза и прорычал: «Да, я правда дракон». Но девочка, хоть его и не поняла, но только шире распахнула глаза от любопытства.

— Ребята, ребята, смотрите, он настоящий! Он рычит!

Наконец дракон решил осмотреться, куда же попал. Оказалось, что это была какая-то просторная комната, обустроенная даже скромнее, чем его маленькая пещерка. Белые стены, белый потолок, пара красных, потрёпанных временем и чем-то острым, диванов и одиноко стоящий посреди стол, вся поверхность которого была разрисована каким-то авангардным художником. Леон всё никак не мог понять, куда он попал, поэтому судорожно оглядывался, пытаясь всё же определить своё место прибытия. Алиса проследила за его взглядом, устремлённым к календарю с надписью «октябрь, 2016 год», а после на рисунок на стене, на шкаф с игрушками. Увидев растерянность в золотистых глазах того, кого раньше считала сказкой, она тихо ответила:

— Мы в детском доме, только тихо, не шумим, сейчас вообще-то ча ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→