Пираты сибирского золота

Александр Сурков

ПИРАТЫ СИБИРСКОГО ЗОЛОТА

Часть 1 (1840–1916)

Посвящается малоизвестному поэту и прозаику, моему деду Николаю Алексеевичу Карпову

О  романе  «Пираты  сибирского  золота»

   Один из первых металлов, с которым познакомилось человечество на заре  цивилизации, было золото. Всё, что касалось  поисков, добычи, продажи и кражи  драгоценного металла, всегда было тайной для подавляющего большинства людей. Тайну охраняли служители культа, древние властители, чиновники императоров и вожди тоталитарных режимов.

   Судьбам и деяниям узкого слоя людей, посвятивших себя золоту и его добыче в суровых условиях Восточной Сибири, посвящены две книги, написанные человеком, уже более 30-ти лет занимающимся поиском и оценкой россыпей этого  благородного металла.  Первая книга под названием «Пираты сибирского золота» охватывает отрезок времени с 1830 по 1916 годы. Действие происходит  в Олёкмо-Витимском крае.  Тогда  в этих  местах стали  находить и добывать золото. Разные люди — от бывшего кавалергарда до беглого каторжного — втянуты в череду захватывающих приключений.

   Вторая книга  — «Тихие  труженики и пираты сибирского  золота»  —  описывает события, происходившие в тех же краях с 1917 по 1987 год. Это приключения геологов и старателей, волею судеб вовлеченных в интригу вокруг  старинных золотых кладов  и разработок. Необычные, часто забавные случаи в тайге сопровождают увлекательный и опасный процесс охоты за золотом, которую ведут очень  разные по характеру, образованию и образу жизни  люди.

   Оба приключенческих романа имеют  огромную познавательную ценность, поскольку все упомянутые в них реалии «золотой геологии» и практической добычи металла строго научны,  а сюжет соткан  из событий, имевших место в действительности.

Эксперт по геологии и минералогии россыпей золота и алмазов,

кандидат геолого-минералогических наук

А. В. Сурков

Предисловие

   Настоящее произведение крупного российского геолога Александра Владимировича Суркова,  специалиста по россыпям золота и алмазов, имеет  познавательноисторическую основу,  замешанную на авантюрно-приключенческом жанре.

   Много  лет проработав в экспедициях по нашей  необъятной стране, общаясь  с огромным кругом  самых разных людей, в разных жизненных ситуациях, обладая хорошей памятью, автор накопил огромное количество баек, легенд,  воспоминаний о самых неожиданных  житейских  и  производственных  ситуациях, связанных с поиском и старательской добычей золота. Как геолог он участвовал в экспедициях в Саяны, на Алтай, Урал, Хибины, в Приморский и Хабаровский край,  Якутию, на  Чукотку,   Камчатку,  Сахалин   и  Курилы,  Колыму, в Среднюю Азию, Монголию, Гвинею, Анголу, а также на Мёртвое море. Им написано 130 научных статей и изданы 2 книги  по геологии россыпей золота.

   В 1980 году Александр Владимирович Сурков защитил в Московском геологоразведочном институте диссертацию на соискание учёной  степени кандидата геолого-минералогических наук. В его послужном  списке зафиксированы все геологические должности от старшего коллектора, старшего техника, прораба, начальника  геологической партии до главного геологи в центральном аппарате Мингео  РСФСР.

   Книга  может  быть интересна широкому кругу читателей   и  особенно  юношеству.   Она   информативна, и в ней написано о том, что не ведомо многим  людям.

Доктор геолого-минералогических наук, профессор МГГРУ им. С. Орджоникидзе

П. П.  Ясковский

Две фляжки со спиртом и золото

   Это случилось после того, как в 1812 году в действие вступил указ российского Сената, предоставлявший всем российским подданным право отыскивать и разрабатывать золото, реализуя его самостоятельно, а в 1838 разрешена добыча золота на казённых землях Сибири не только потомственным и личным дворянам, но и почётным гражданам, белому духовенству и купцам первой гильдии.

   У именитого купца первой гильдии Сурова Константина Демьяновича был праздник по поводу возвращения из-за границы сына Александра, где тот обучался металлургии и горному делу. Высокий,  сутулый юноша, пребывавший в той поре в состоянии перехода в мужскую стать, он был широкоплечий с крепкими руками и тем задумчивым блеском в глазах, который выдавал быстрый и острый ум. Дородный, кряжистый, его отец, хитроват по натуре, в свои 57 лет гляделся моложаво и, радостно глядя на сына, думал: «Вот молодец, хорошим компаньоном будет. Есть кому оставить дело».

   А дело  у Константина Демьяновича образовалось немалое. Имея собственный каменный дом со складами и конторой в Бодайбинской резиденции (Бодайбо стал городом только в 1903 г), он фактически держал в своих руках снабжение и торговлю района ближней, средней и дальней тайги всего Олёкминского золотопромышленного района. В его же руках была и винная торговля,

дававшая в этом бесшабашно-диком краю доходы, сравнимые разве что с добычей золота на богатейших приисках, которые возникали в дебрях непроходимых чащоб как грибы после летнего тёплого дождя.

   По правде сказать, существенная часть начального капитала Сурова-старшего была нажита благодаря скупке золотого песка у старателей-одиночек в то время, когда на это он не имел никаких прав, а был одним из многих мелких купчиков, промышлявших доставкой хлеба в эти дремучие и неосвоенные места. Он вспомнит случай, когда в корчме к нему подсел замурзанного вида мужичок и предложил купить полпуда золотого песку по частям, то есть не за один раз. Константин Демьянович из интересу попросил показать ему товар. Старатель сперва предложил взять штоф хлебного и закуски. Когда они выпили, бродяга заметил, что он купца знает, по разговору мужиков тот-де ведёт дела без обману, и назвал известного в этих местах Федьку Корявого, который в прошлый сезон продал Демьянычу полфунта шлихового золотца.

   Константин Демьяныч вздрогнул, лицо его словно окаменело. Он спросил продавца, ведомо ли ему, что за подобные дела и разговоры бывает? Таёжник с улыбкой ответствовал, что не только ведомо, но и его лет 6 назад приковали к тачке для подвоза породы на кабинетном прииске. Он бежал, добрался до Бодайбо и здесь золотничает по-маленькому, а в товарищах у него тот самый Федька Корявый. Загородившись от сидящих поодаль и совершенно пьяных к этому времени посетителей, лесной человек, назвавшийся Тимохой, вынул из-за пазухи узелок и кисет для махорки с китайскими иероглифами. Купец взял в руку узелок размером чуть меньше биллиардного шарика и по его тяжести понял, что это весит около килограмма.

   — Что, тяжёлый? — осклабился Тимоха и добавил: — Металла здесь 2 фунта 60 золотников и 32 доли.

   Обычно Константин Демьянович скупал золотишко очень малыми количествами по 10–30 золотников.

   Прошлогодняя покупка у Федьки Корявого была крупной, а сегодня ему предлагают значительно больше. Подсчитывая  в  уме, сколько он  выручит за  это  золото и сколько заплатит продавцу, он увидел, как Тимоха, открыв кисет, высыпал на ладонь, согнутую в пригоршню, 5 кусочков, тускло блестящих золотом. «Самородки, — мелькнуло в мозгу купца. — Не менее полфунта по весу», — отметил опытный глаз.

   Тимоха проворно ссыпал самородочки в кисет, забрал у Демьяныча тряпичный узелок с металлом, сунул за пазуху, застегнул  косоворотку и жилет, вопросительно взглянув на купца. Ну и что, мол?

—  Сколько хочешь за товар? —  волнуясь, выдохнул Константин Демьянович.

   Оба знали государеву цену. За 1 золотник давали 3 рубля 55 коп. Стало быть, 1 фунт по этой цене тянул на 1454 рубля.

   У Тимохи здесь было почти 3 фунта металла, что стоило около 4400 рублей. Тимоха молчал. Взяв себя в руки, купец предложил, чтобы Тимоха поутру явился в контору, служащих он отправит по делам, там и поговорим о цене. Здесь торговаться не место — глаз и ушей много, а уж за разговором под солёные грибочки и винцо сладим дело.

— Не обманешь? — с тревогой спросил Тимоха.

   Купец хотел двинуть вопрошающему в морду, однако сдержался и хрипло прошипел:

     — Раз ты знаешь о моих делах и сам пришёл ко мне, то будь в надёге.

   На том и расстались. Тимоха из горла допил остаток водки, взял кусок лепёшки и, зажёвывая выпитое, удалился.

Константин Демьянович в задумчивости приказал подать ещё полштофа с икоркой и луком и стал прикидывать. Три фунта золотого песку — это сезон мытарств на небольшой россыпухе золота. А полпуда? Или Тимоха набрёл на богатую яму и намыл «дикое золото», а стало быть, там ещё есть. А вдруг крупная богатая россыпь с многими самородками? Нет, этого Тимоху надо пригреть, напоить и попытаться узнать, откудова золотце. А вдруг  у него ещё более крупная заначка в металле имеется? Деньги у купца были, он мог скупить таких Тимох со всеми их потрохами. А может, разыскать этого Федьку Корявого, но что-то в посёлке его уже давно не видели. А может статься, что золото Тимохино запачкано кровью? Демьяныч перекрестился. Выпитая водка почти не брала. Мозги работали как счёты. С  каждой  отщёлкнутой  костяшкой  набегали  новые (а может быть, и давно забытые) то ли воспоминания о чём-то, то ли реально былое, а может быть, что-то такое, что и сам хозяин страшился вспомнить. Очнувшись от гама в кабаке, он кликнул полового:

— Шустовского и балычку!

   Со скоростью белки человек исполнил и удалился. Сотка коньяку дала тепло и ещё большую чёткость в тяжелеющей голове. «А вдруг этих  варнаков  (Тимоха и Федяй Корявый) целое кумпанство и при расчёте за металл они меня того?» — мысль купцу не понравилась, хотя в глу ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→