Герои по ту сторону: миттельшпиль

Алина Солнцева

Герои по ту сторону: Миттельшпиль

Пролог

Не может быть. Вероника зажмурилась, снова открыла глаза. Ничего не изменилось. Санктум выглядел таким же, каким она его помнила — улицы, лучами расходящиеся от побережья океана, аккуратные частные дома, ближе к центру сменяющиеся высотками. Даже академия, парк и площадки возле неё в порядке.

Словно и не было разрушительной битвы, унёсшей жизни сорока человек.

Послышался звук шагов. Вероника обернулась. Высокий, симпатичный мексиканец лет двадцати двух на вид помахал рукой и радостно улыбнулся. Взгляд машинально остановился на до боли знакомом родимом пятне во всю правую щёку. Не может быть…

Растерянная Вероника наблюдала за идущим навстречу Джереми. Десять дней, прошедшие с момента его смерти, словно канули в небытие. Но как? Неужели?..

— Эй, ты чего? — улыбка Джереми погасла. — Не рада меня видеть?

— Нет, что ты. Просто…

Парень остановился в двух шагах от Вероники. Такой родной, такой близкий. Живой. Только руку протяни.

Сердце забилось быстрее. Неужели и правда можно коснуться его? Вероника неуверенно шагнула навстречу.

— Надеюсь, я не помешал, — раздался знакомый мужской голос.

Вероника оглянулась и застыла в изумлении. Черноволосый мужчина в деловом костюме стоял в паре метров от неё, сложив руки на груди. В серых глазах играли искорки насмешки. Порождающий тьму Деланей, бывший бог тьмы. Почему-то казалось, что он не потерял прежнее могущество.

— Отец? — Вероника приложила пальцы к вискам, словно это могло помочь. Чувство реальности растворялось, уходило в небытие. Что они оба здесь делают? Что вообще происходит?

Чутьё подсказывало, что дело плохо.

— Я пришёл за тобой, милая, — Деланей улыбнулся. Его глаза еле заметно осветились синим. — Я хочу больше времени проводить с тобой.

— Как-то ты поздно спохватился, — усмехнулся Джереми. — Где же ты был все эти годы, когда был ей нужен?

Улыбка бога тьмы погасла.

— Тебя забыл спросить, — пробормотал он.

Джереми застыл. Деланей несколько долгих секунд смотрел на него, затем поднял правую руку. Его глаза светились синим.

Вокруг парня сгустилось облако чёрной дымки. Сам Джереми заворожено смотрел на бога тьмы, как будто был не в силах отвести взгляд. Вероника ощутила, как сердце заколотилось в бешеном темпе, словно собиралось выскочить из груди. Чутьё забило тревогу. Надо что-то сделать, как-то помешать отцу…

Деланей сжал кулак. Дымка обвилась тугим чёрным кольцом вокруг шеи Джереми.

— Отец, стой!

Вероника шагнула вперёд. Нет, только не это. Только не снова…

Тело сковала неведомая сила, не позволяя пошевелиться. Холодный, липкий страх пронзил сердце. Джереми пытался схватить дымку, оттянуть от себя, но пальцы проходили насквозь.

Нет! Это не может повториться! Она не позволит ему снова умереть!

Вероника сосредоточилась. Соревноваться с богом тьмы ей не по зубам, но попытаться стоит. Она приказала теням отступить.

Бесполезно.

— Нет!

Громкий крик заполнил окружающее пространство, и оно растворилось в белой дымке…

Вероника резко села на кровати.

Проклятье. Неужели просто сон?

Комната в общежитии слабо освещалась огнями ночного города, видневшегося за окном. Вероника машинально оглянулась по сторонам. Выкрашенные белой краской стены, две застеленные кровати напротив. Сейчас каникулы, соседки разъехались — одна отправилась домой, в Японию, вторая жила где-то в Санктуме. Вероника уже привыкла ночевать здесь одна.

Нет, это точно её комната. Значит, и вправду сон…

Её глаза осветились синим.

— Снова кошмар? — послышался мужской голос.

Вероника оглянулась на соседнюю кровать. На ней удобно устроился высокий мужчина лет двадцати пяти. Небрежно взлохмаченные тёмные волосы, трёхдневная щетина, чёрный деловой костюм — всё как обычно. Такое ощущение, что он не переодевался со дня похорон. Вечно выглядящий идеально бог огня, Дарующий пламя Аден.

— Неважно, — буркнула Вероника и отвернулась.

— Важно, — возразил он. — Третий раз на этой неделе. Могла бы и рассказать своему хранителю.

— Зачем, если ты и так всё знаешь? — процедила Вероника.

— Не всё. Иначе не спрашивал бы.

Иногда он бывает просто невыносимым! Вероника на мгновение зажмурилась, сдерживая раздражение.

Аден вздохнул.

— Такое ощущение, что мы поменялись ролями. Теперь ты вечно недовольна, а я вынужден терпеть плохое настроение ради проблесков хорошего.

К щекам прилил жар. На мгновение Веронике стало стыдно. А ведь и правда…

Они познакомились почти полтора месяца назад. По заданию богов Вероника отправилась в село Дивеево в Нижегородской области, чтобы уничтожить пару тёмных духов. На деле же их оказалось около тридцати, и, если бы не вмешательство Адена, неизвестно, чем бы всё закончилось.

Тогда бог огня ещё считался преступником, и потому представился как дух по имени Кайл. Последние сто пятьдесят лет он провёл на земле, в одиночестве, отключившись от реальности, чтобы сохранить остатки жизненной силы и выжить. В благодарность за спасение Вероника предложила воспользоваться её Даром — спрятать «духа» в своей тени, чтобы он мог подпитываться её энергией и жить дальше. Он согласился. Они вместе вернулись в Новую Зеландию на остров Стюарт, в академию для Одарённых.

Первое время Аден был сильно не в духе, и Вероника терпела его поведение из последних сил. Тем более, на неё с каждым днём сваливалось всё больше неприятностей. Неожиданная ошибка в учебнике истории, невесть откуда взявшееся на голову соревнование среди героев и их хранителей, ссора со звездой академии Санни, предательство лучшей подруги, проблемы в отношениях с лучшим другом… Ещё и «Кайл» добавлял проблем. Он утверждал, что при жизни был сыном бога огня, и что Деланей был тем, кто убил его.

И если со всем этим ещё можно было разобраться, то дальше началось настоящее безумие. Выяснилось, что Алина, подруга Вероники, мошенничала с самого начала, ещё на экзаменах. Это стало спусковым крючком, и с того момента никто не стеснялся жульничества. Каждый небожитель, прошедший в финал, посетил своего чемпиона и предложил помощь. Вероника хотела уйти из соревнований, но Воздающий свет Фалберт, её хранитель, позволил ей пожелать всё, что угодно в обмен на участие в последнем этапе. И она осталась, а в качестве платы попросила помочь «Кайлу» обрести душевное спокойствие.

Всё закончилось плохо. Лучший друг Вероники, Джереми, погиб во время последнего этапа соревнований. По закону Мира грёз его хранительницу, Ведущую битву Сиири, должны были изгнать. Перед началом соревнований боги составили магический контракт, чтобы избежать такого исхода, а потому случился конфликт: кто-то хотел поступить в соответствии с законом, кто-то — в соответствии с контрактом. Так и не придя к общему решению, небожители сошлись в битве на Священной земле, месте, где живут их подопечные.

Деланей в это время спрятал Веронику в своё убежище в стороне от Санктума и попытался склонить на свою сторону. Он говорил, что надо призвать Создателя, отца богов и творца всего мира. Что именно он в ответе за всё, в том числе и за то, что происходило сейчас в городе героев. А там люди и боги сражались не на жизнь, а на смерть…

Главный жрец Элиот Кэмпбелл смог призвать Создателя, и тот остановил битву. В тот момент Вероника появилась на площади вместе с Деланеем. Бог тьмы приказал дочери убить Создателя. Вероника положилась на чутьё, и оно вывело на верный путь — заставило Деланея признать её своей дочерью. Он лишился бессмертия, Дара, статуса бога и Столпа, а из его тени на свободу вырвалась Дьяволица Джина — воплощение зла. Она похитила Создателя и сбежала, оставив богов сиротами, а людей — в руинах веры. Во всяком случае, так показалось Веронике — после всего, что произошло, у неё не осталось причин доверять небожителям. Всем, кроме одного.

Бог огня, прощённый и вернувший себе доброе имя, стал для Вероники настоящей отдушиной. Они вместе прошли через многое, были даже связаны общими чувствами, благодаря чему за короткий срок научились понимать друг друга без слов. А если вспомнить, что она потеряла двух близких друзей за это время…

Первые дни после того, как всё закончилось, Вероника просто наслаждалась тем, что «сосед» вернулся к ней, оставив Мир грёз. Но сладкое чувство растворялась в океане проблем, и потому с каждым днём настроение становилось всё хуже. А теперь ещё и кошмары… Джереми погиб не так давно, и потому видеть его во снах вполне нормально, говорила себе Вероника. Но в глубине души отчаянно хотела, чтобы это закончилось. Одного раза достаточно. Больше не надо…

Всё осложнялось тем, что Деланей стал её наставником. Видеть его ночью убийцей близкого человека, а днём — отцом, освобождённым от одержимости вселенским злом, тем, кто хочет тебе помочь, просто невыносимо. Раньше было легче. Когда чувства Вероники и Адена были связаны, он мог забрать часть её эмоций себе. Теперь же она один на один со своими чувствами, даром что мысленная связь осталась. Но телепатия не могла взять на себя груз плохого настроения…

— Ничего, потерпишь, я же терпела, — Вероника демонстративно потёрла глаза и оглянулась на часы на столе. Половина третьего. Ещё можно попытаться уснуть. — Если не возражаешь, я бы хотела ещё подремать. Завтра тяжёлый день.

Бог огня покачал головой.

— Уверена, что не хочешь рассказать?

— Уверена, — отрезала Вероника. Растянулась на кровати, отвернулась к стене и накрылась одеялом с головой. — Спокойной ночи.

«Я подожду, пока у тебя будет хорошее настроение», — послышался голос А ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→